Бу сир талбата (меню)
Catalog categories
Уххан туһунан [2]
Нууччалыы [144]
Сахалыы [31]
Main » Articles » Ыалдьыттар » Нууччалыы

В Санкт-Петербургской Кунсткамере закрыт доступ к якутским экспонатам
www.sakhalife.ru

В Санкт-Петербургской Кунсткамере закрыт доступ к якутским экспонатам

     

В  известный во всем мире Музей антропологии и этнографии РАН им. Петра  Великого (Кунсткамера) меня привело не праздное любопытство, а живой  интерес. В фондах МАЭ хранятся уникальные предметы старинного якутского  быта, которые могут рассказать, как жили наши предки несколько веков  назад.

   

 В отделе Сибири  МАЭ с 1930-го по 1960 годы работал наш земляк, уроженец села Угулятцы  Вилюйского улуса Андрей Александрович Попов. Именно его стараниями  якутское собрание предметов материального наследия стало таким заметным  и богатым. Что мы знаем об Андрее Александровиче? Сын священника, он не  пошел по его стопам, не стал кадровым охотником, как многие сельчане, а  пошел в Науку. Мне захотелось узнать, как сложилась судьба ученого,  побывать в фондах МАЭ, где многие экспонаты, а это предметы быта,  шаманских ритуалов и народных обрядов, были собраны им и другими  учеными во время экспедиций в районы Якутии и Крайнего Севера.  Бесспорно, все это на сегодня является уникальным наследием нашего  народа.
         
      Но, увы, реалии сегодняшнего времени таковы: фонды  отдела Сибири закрыты не только от посетителей, но даже от самих  исследователей. К картотеке с описанием экспонатов меня не допустили,  сказав прямым текстом: «Об А.Попове написано много литературы, в том  числе и библиографической, езжайте в Якутск, читайте, штудируйте и  пишите по книжным источникам». Так почему же так труден доступ к архиву  А.А.Попова?

   

Об этом в свое время упоминала его  ученица Галина Грачева в своей работе «Этнограф по призванию: К  90-летию А.Попова»: «Архив А.А. Попова в МАЭ долгие годы по различным  причинам оказывался закрытым. И сейчас, несмотря на частое  провозглашение необходимости работы с ним исследователей, доступ к нему  под разными предлогами затруднен». Но если в советское время было  понятно, что тема шаманства, тема религиозного верования малых  народностей была практически под запретом, то непонятно, почему она  сейчас почти так же остается полузакрытой?

   

Попов,  будучи настоящим сыном своего народа, а не посторонним наблюдателем,  живя в Ленинграде, не мог мириться с тем, как иные ученые трактуют  многие явления якутской национальной и духовной культуры. Так, в своей  работе по изучению мировоззрения древних долган он весьма интересно  проанализировал психологию «темного» человека. Видным ученым Н.Я.Марру,  М.И.Шахновичу и М.М.Шейнману мысли нашего земляка не понравились,  работу не опубликовали. Или другой пример. В 1935 году тогда еще  молодой А.Попов впервые едет в научную экспедицию на Таймыр, где живет  малочисленный народ - нганасаны. Он желает более детально изучить их  быт, обычаи, обряды, и сталкивается с непониманием нганасан,  побоявшихся того, что «чужак» пришел нарушить устои их жизни. Нганасаны  боялись людей с «запада», который у них вызывал ассоциации с адом.  Видимо, натерпелись от пришельцев оттуда. Ученый растопил их недоверие  добротой своей души и тем, что мог… пешком проходить огромные  расстояния. Люди ему открылись, и он собрал богатейший полевой  материал. И снова трудности с публикацией материалов.

   

Самое  радостное для творца это, конечно, увидеть при жизни плоды своего  труда. Но прошло 25 лет (умер этнограф в 1960 году на 57 году жизни),  прежде чем его основная работа - перевод героического эпоса народа  саха, олонхо «Строптивый Кулун Кулустуур» увидел свет.
      В  завершение несколько слов о якутской коллекции фонда Музея антропологии  и этнографии РАН. Хотя она оказалась под замком, я побывала в кабинете,  в котором когда-то работал наш выдающийся земляк и где поныне работают  ученые-сибиреведы. В картотеке обнаружила привезенную из Якутска  курительную трубку из железа, футляр вышит бисером. Мужской летний  домашний костюм, к нему привязаны детские игрушки. Детишкам в радость  игрушки «лодка» и «соска». Примечателен якутско-тунгусский «погребец»,  огниво, старинный кошелек юкагирки. Висит древний шаманский костюм,  который может многое сказать о жреце. Увы, категорически запретили  фотографировать.
       
      Не прерывается связь поколений. Благодаря  таким достойным людям как Андрей Александрович Попов, мы, живя в другом  конце России, имеем возможность приобщиться к истокам своего народа.  Ничто в этой жизни не проходит бесследно. С наступившей Весной вас,  дорогие читатели!

Ирина АЛЕКСЕЕВА, собкор ИА Sakhalife в Санкт-Петербурге

Перепечатка с сайта www.sakhalife.ru

Category: Нууччалыы | Added by: uhhan (2008-03-12)
Views: 1400 | Rating: 5.0/2 |
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Login form
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 10
Ыалдьыттар (гостей): 10
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2019