Бу сир талбата (меню)
News topics
Политика.Митинги. Пикеты. Партии [860]
Мысли. Думы.Мнения, обсуждения, реплика, предложения [205]
Суд-закон.МВД.Криминал [1166]
Право, закон [270]
Экономика и СЭР [783]
Власть Правительство Ил Тумэн [1059]
Мэрия, районы, муниципалитеты [366]
Мега пректы, планы , схемы ,программы. ВОСТО [167]
Сельское хозяйство,Продовольствие. Охота и рыбалка [483]
Энергетика, связь, строительство.транспорт, дороги [124]
Коррупция [818]
Банк Деньги Кредиты Ипотека Бизнес и торговля. Предпринимательство [249]
Социалка, пенсия, жилье [256]
ЖКХ, строительство [129]
Образование и наука. Школа. Детсад [204]
Люди. Человек. Народ. Общество [170]
АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. [645]
Алмазы Анабара [161]
http://alanab.ykt.ru//
Земля. Недра [226]
Экология. Природа. Стихия.Огонь.Вода [339]
СМИ, Сайты, Форумы. Газеты ТВ [123]
Промышленность [43]
Нефтегаз [259]
Нац. вопрос [275]
Соцпроф, Совет МО, Общ. организации [65]
Дьикти. О невероятном [169]
Выборы [630]
Айыы үөрэҕэ [26]
Хоһооннор [5]
Ырыа-тойук [17]
Ыһыах, олоҥхо [86]
Култуура, итэҕэл, искусство [339]
История, философия [186]
Тюрки [76]
Саха [127]
литература [33]
здоровье [410]
Юмор, сатира, критика [11]
Реклама [6]
Спорт [120]
В мире [85]
Слухи [25]
Эрнст Березкин [88]
Моё дело [109]
Геннадий Федоров [11]
BingHan [4]
Main » 2012 » Кулун тутар » 12 » Фиктивная прибыльность или реальная убыточность?
Фиктивная прибыльность или реальная убыточность?
14:58
Затишье в АК АЛРОСА: надолго ли?

ИА SakhaNews. Ситуация в алмазодобывающей компании АЛРОСА, перспективы ее развития, социальная защищенность трудового коллектива – вопросы, которые никогда не теряют своей актуальности в Якутии.
На первый взгляд, конфликты, еще три месяца назад буквально раздиравшие трудовой коллектив, его менеджмент, утихли. Но насколько обманчиво это затишье, чем оно может грозить в будущем самой компании и ее руководству? Свой взгляд на ситуацию в АЛРОСА предлагает наш нештатный корреспондент Илья Тетерин, строя выводы на анализе того, что происходило 28 февраля 2012 года в Мирном на XVI собрании хозяйственного актива АК «АЛРОСА». Хотим подчеркнуть, что это позиция автора, а не ИА SakhaNews.
В этом году алмазники Якутии отметят двойной юбилей – 55-летие ПНО «Якуталмаз», на базе которого в 1992 году была образована акционерная компания «АЛРОСА», которой в этом году исполняется 20 лет.
Заседание хозактива началось с торжественного чтения поздравительной телеграммы Президента России Дмитрия Медведева с 20-летием образования АЛРОСА.

В заседании приняли участие президент республики Егор Борисов, спикер Госсобрания (Ил Тумэн) Виталий Басыгысов, президент АК «АЛРОСА» Федор Андреев, председатель Наблюдательного совета АК «АЛРОСА» Илья Южанов и другие.

Многие заметили, что представитель Министерства финансов России, заместитель председателя Наблюдательного совета АК «АЛРОСА» Александр Ахполов уклонился от участия в собрании хозактива. Зная осведомленность Ахполова и его умение лавировать, некоторые сделали вывод, что тот не захотел оказаться меж двух огней. Возможно также, что Ахполов узнал о жутком разносе, устроенном Андрееву заместителем министра экономического развития России Александрой Левицкой, которая отличается крайне жестким характером и работает в прямом контакте с первым вице-премьером Игорем Шуваловым, являющимся куратором АК «АЛРОСА».

Действительно, несмотря на праздничный характер мероприятия, тем не менее, были видны скрытые, а точнее скрываемые конфликты.

Основные линии конфликтов: трудовой коллектив – Андреев, Борисов – Андреев. То есть, имеет место быть конфликт между трудовым коллективом и акционерами с одной стороны, и менеджментом, с другой.

В наибольшей степени это выразилось в выступлении Андреева, который практически все время посвятил чтению полученных им записок и их комментированию. По этим комментариям можно сделать некоторые выводы о его позиции. Андреев сам признал, что записки от представителей трудового коллектива носили критический характер: "Львиная доля из них, это записки, направленные на критику", что есть открытое признание существования конфликта между трудовым коллективом и менеджментом.

Фиктивная прибыльность или реальная убыточность?

Свое выступление Андреев начал с живописания кризисного состояния компании: «В 2008 и в 2009 году компания фактически пришла к предбанкротному состоянию. Долг компании составлял почти 5 млрд. долларов. Два года, 2008 и 2009, компания фактически заканчивала с убытками, если бы не переоценивала бы, по сути дела, активы и не показывала бы «бумажную» прибыль, как результат переоценки».

Это важное заявление, в котором Андреев признал, что «прибыльность» АК «АЛРОСА» – на самом же деле фиктивная, только бумажная, на что указывали и практически все российские и зарубежные эксперты.

Также Андреев признал, что компания находилась в предбанкротном состоянии. Хотя, предбанкротное состояние появилось не только и не столько в результате убыточности компании в 2008 году, сколько в результате бурного роста краткосрочной задолженности, которые с 2008-го по 2009 год выросли с 54 до 94,3 млрд. рублей, и не покрывались имеющимися резервами и нераспределенной прибылью. Компания могла получить дефолт по краткосрочным займам, и этого не произошло только в результате выделения крупных долгосрочных кредитов ВТБ, выданных по решению Алексея Кудрина.

Иными словами, Андреев неверно излагает ситуацию, скрывая, что предбанкротное состояние наступило в результате кредитной политики компании, которая проводилась по решениям Кудрина, который в качестве председателя Наблюдательного совета АК «АЛРОСА» одобрял все крупные сделки и кредиты компании.

Далее, в 2008 году компания получила чистый убыток в размере 32,7 млрд. рублей. В связи с этим стоит отметить тот факт, что в апреле 2009 года (в докладе предыдущего президента АК «АЛРОСА» Сергея Выборнова) было заявлено о получении в 2008 году чистой прибыли в размере 3,78 млрд. рублей (сообщение ИА «Финам» от 10 апреля 2009 года). Вместе с тем, в финансовой отчетности компании за этот же год был указан убыток.

То есть, предыдущее руководство компании скрывало кризисное положение компании, и Андреев почему-то об этом никогда не говорил, хотя в сообщении о финансовых итогах 2009 года это уже отмечалось. В сообщении ИА «Финам» от 23 июня 2010 года говорилось, что в 2009 году компания получила чистую прибыль в размере 3,4 млрд. рублей. Напомним, что сам Андреев возглавил АК «АЛРОСА» в 2009 году.

Так все-таки, прибыль или убыток?
Слова Андреева этот вопрос не проясняют, и, скорее всего, он явно не желал показывать всю картину финансового состояния компании в эти годы.

В другом месте Андреев говорил о рентабельности компании в эти же годы: «...рентабельности в полпроцента или в процент, как это было в 2008-2009 годах». Само по себе это заявление противоречиво, в особенности по сравнению с тем, что Андреев говорил об убытках. Это заявление ничего не говорит, поскольку рентабельность рассчитывается по разным формулам и выделяют рентабельность продукции, продаж, основных средств, персонала, базовой прибыльности активов, собственного капитала и инвестирования. Андреев не указал, о какой именно рентабельности идет речь, что объективно делает его заявление совершенно не информативным. Не исключено, что эта цифра была взята с потолка. Скажем, рентабельность продаж (операционная прибыль к выручке) на 2009 год составляет 8,5%.

Андреев дальше заявил: «Из текущего кризиса ликвидности компания вышла с честью, показав, как это было сказано, прибыль в 29,5 млрд. рублей в 2011 году». Тем не менее, на середину 2011 года сумма долгосрочных кредитов и займов составила 68,7 млрд. рублей, краткосрочных – 30,5 млрд. рублей. Поскольку финансовый отчет за 2011 год еще не опубликован, трудно сказать, как сейчас обстоит дело с займами и насколько устойчиво финансовое положение компании. Думается, что Андреев умышленно сделал такое заявление, чтобы уйти от неприятного вопроса о том, сколько сейчас должна компания, какие у нее есть финансовые резервы и не будет ли дефолта по кредитам. По существу, Андреев обманывает хозактив, не давая ему всей информации.

Провал в социальных и жилищных вопросах?


Судя по запискам, которые зачитывал Андреев, его конфликт с трудовым коллективом находится на довольно высоком градусе, причем, сотрудники недовольны именно структурными реформами, делающимися втайне от коллектива, и которые сотрудники не понимают. Андреев так охарактеризовал смысл записок: «Товарищ президент, что ты тут все баламутишь, меняешь, ломаешь. Давайте, оставим все, как прежде».

Острые вопросы возникали практически по всем намеченным структурным и социальным реформам, причем, напор настолько велик, что Андреев вынужден отказываться от многих своих позиций и утверждать, что вопрос еще в стадии решения. Скажем, в отношении социальной стратегии он явно поддался этому давлению: «Мы эту концепцию опубликуем, как на сайте, так и в «Мирнинском рабочем», с целью, чтобы получить реакцию в трудовых коллективах на те основные принципы, которые в этой концепции заложены, в частности, как это было правильно сказано проходчиком Айхальского ГОКа, сохранению социального стандарта. Мне кажется, что это правильная и емкая формулировка».

После нашумевшего на всю Россию скандала с секретным договором, Андреев вынужден солидаризоваться с трудовым коллективом и обещать ему открытость и прозрачность решений.

Хотя, как ни крути, но все равно, полной ясности не возникает. Так, Андреев заявил о том, что нужно «установить правильный баланс между повышением заработной платы и развитием социальных программ», не расшифровывая, что под этим понимается.

Между тем, в условиях Мирного и западных улусов Якутии, социальные программы и политика заработной платы не могут рассматриваться отдельно друг от друга. В отсутствии налаженного рынка социальных услуг (как в крупных городах, например в Москве или Петербурге, где социальный стандарт действительно в решающей степени зависит от уровня заработной платы), в Мирном социальный стандарт преимущественно зависит от социальной политики компании, от социальных программ, тогда как заработная плана носит подчиненный характер. Даже более того, реальный «социальный вес» заработной платы зависит от социальных программ компании.

Андреев проводит линию, что заработная плата должна стать основным механизмом поддержания социального стандарта, но при этом вводит важное уточнение, касаясь политики заработной платы, в ответе на вопрос о разнице зарплат в Якутии и в Москве: «Уточнение зарплат по всем рабочим специальностям в Мирном и по всей территории Якутии, поскольку мы ставим задачу, чтобы зарплата работника была конкурентоспособной по сопоставимым специальностям по территории России». По существу, он на вопрос работников не ответил (спрашивали, почему было увеличение зарплат в Москве), а вместо этого заговорил о пересмотре зарплат работников в Якутии.

Он явно играет со спичками, поскольку вопрос зарплат сильно беспокоит трудовой коллектив, и в одной из записок было брошено прямое обвинение Андрееву и главе «Профалмаза» Ришату Юзмухаметову в том, что они обманули трудовой коллектив, сломав привычную и эффективную тарифную сетку. Это очень серьезно, и по этому обвинению (речь идет об активе, безусловно, лояльному компании) можно судить о том, что в любой момент может вспыхнуть забастовка.

Тем не менее, Андреев настаивает на своей рыночной позиции, заявляя о том, что зарплата должна быть не ниже, чем в «Норникеле», «Мечеле» и других компаниях, то есть должна быть приведена к некоторому общероссийскому уровню. Он не желает замечать, что даже сейчас «социальный вес» рубля в Мирном, в силу более высокой стоимости социальных услуг, меньше, чем в других регионах, а при полном переходе на рыночно-зарплатный механизм социального обеспечения снизится еще более за счет еще большего роста стоимости социальных услуг.

Так что плановая, по сути, социальная сфера – это главный гарант социального уровня работников компании, и трудовой коллектив это понимает.

Первая же попытка отказаться от этого подхода и сделать заработную плату главным механизмом установления социального стандарта, оказалась проваленной.

Речь идет о программе ипотечного кредитования жилья, о которой Андреев сказал так: «Ипотека в условиях дефицитности жилья играет роль быстрого или, скажем, пирамидного, роста стоимости жилья. И действительно, мы увидели, что как только мы внедрили кредиты по ипотеке, так стоимость жилья повысилась с 26 тысяч до 42 тысяч в Мирном. Нам нужна пауза до 1 июля, чтобы принять решение о приведении объема кредитов с тем резким скачком цен на жилье, поскольку нам он представляется все-таки не рыночным».

Действительно, в Мирном есть дефицит жилья по сравнению с платежеспособным спросом, что вполне очевидно. Жилье долгое время строилось не в расчете на рыночный спрос, а в расчете на социальные нужды компании и ее работников. Рыночный спрос и предложение по жилью в Мирном еще не сформировалось, и до этого еще далеко. В этих условиях накачивание платежеспособного спроса ипотечными кредитами не могло привести к чему-то, кроме резкого скачка цен.

Этот провал есть следствие дисбаланса между предложением жилья и возникшим в ходе ипотечной программы спросом. По идее, его надо было жестко привязывать к жилстроительству, выдавая ипотеку «по факту», то есть после получения жилья, и в этих условиях ипотечный кредит являлся бы одной из разновидностей выплаты стоимости квартиры в рассрочку с привлечением кредитной организации.

Этот факт можно было бы понять путем составления несложного баланса между жилищным строительством и создаваемым спросом еще до внедрения программы.

Но этого сделано не было. Андреев теперь пытается изобразить некоторое недоумение этим фактом и просит отсрочки, чтобы разобраться и принять решение. Свой провал в этом вопросе он признавать не хочет и пытается спихнуть его на каких-то безымянных «спекулянтов».

Этот пример показывает, что принятая Андреевым ставка на превращение заработной платы в главный механизм установления и поддержания социального стандарта является провальной. Понятно стремление трудового коллектива сохранить привычную и доказавшую свою эффективность прежнюю модель. Но Андреев все ссылается на рынок, чтобы продавить свою линию.

Аналогично развивается конфликт и по программе переселения в Орел. Андреев говорит, что программу стали толковать по-разному и сказал: «И правы те люди, которые говорят: так вы объясните, в конце концов, что это за программа. Это не принцип благотворительности, не принцип премирования, а именно принцип переселения, суть которой сводится к тому, что человек, который выходит на пенсию, достиг определенного возраста, достиг определенного стажа, может сдать свою квартиру в том месте, где он работал, и получить ключ в Орле. Вот суть этой программы».

Надо сказать, что он ничего не разъяснил, и вопрос программы переселения так и остался непонятным и будоражащим для трудового коллектива. Если это программа переселения, то как понимать: имеет ли пенсионер право остаться в Мирном, или же он должен, обязан без вариантов выбора ехать в Орел? Право выбора и переселение без вариантов – это совсем разные программы с разными социальными последствиями. В последнем случае происходит насильственный отрыв пенсионера от его семьи и детей, остающихся в Мирном.

Судя по запискам, трудовой коллектив хочет совсем другой программы переселения, которая оставляет возможность выбора места жительства (Мирный или Орел), что вполне понятно в свете необходимости сохранения семейных связей. Однако, Андреев не прислушивается к мнению трудового коллектива. По всей видимости, неопределенность вокруг программы переселения создается им намеренно, чтобы скрыть ее ярко выраженный антисоциальный характер.

Еще один пример – оплата проезда. Работники требуют полной оплаты проезда, Андреев же говорит, что на это не пойдет: «Стоимость 650 млн. рублей при ежегодной оплате проезда и ситуация у нас такая, что бюджет компании у нас не выдержит или мы не готовы принять такое решение, поскольку это за счет прибыли. В реализации этой концепции мы будем предусматривать возможность оплаты проезда в связи с экстренной ситуацией, и, скажем так, для низкооплачиваемых работников с детьми, вводить такую опцию, что реализовывать через комиссию по благотворительности. Но пока мы считаем, что этот шаг не по карману».

В этом заявлении Андреев сам предельно четко продемонстрировал, насколько сильно упадет социальный стандарт при переходе к рыночно-зарплатной модели, и довольно цинично заявил о том, что его это не волнует, а волнует прибыль компании.

Строго говоря, Андреев не прав в том, что оплата проезда – это чистый убыток для компании. Дело даже не в том, какое это влияние окажет на мотивацию работников компании, на добычу и доходы, хотя это сам по себе важный фактор.

Дело в двух факторах.


Во-первых, оплата проезда сотрудников при наличии Мирнинского авиапредприятия (МАП), это, по существу, простая бухгалтерская операция – перекладывание средств из кармана в карман. Этим компания формирует пассажиропоток, который дает выручку и прибыль МАП, которая учитывается в прибыли самой компании.

Во-вторых, МАП выполняет перевозки и для сторонних клиентов, получая с этого чистую «стороннюю» прибыль. Можно рассчитать баланс перевозок и привести его к такому состоянию, когда бы МАП компенсировал своей «сторонней» прибылью эти расходы на оплату проезда, и даже что-то зарабатывал бы сверх того. В этом, в сущности, и заключается экономический смысл реформирования МАП (компенсация «сторонней» прибылью транспортных расходов компании), но Андреев такого пути не видит. Пока он считает, что даже благотворительность компании «не по карману», что особенно веско звучит в сочетании с рекордной «прибылью» этого года. Бесспорно, это приведет к резкому ухудшению настроений в трудовом коллективе.

Когда остановится крутое пике мирнинской авиации?


В вопросе развития МАП, в котором трудовой коллектив сильно давил на президента компании, Андреев явно отказался от своих позиций: «Мы приняли решение создавать дочернее общество, единое, которое будет осуществлять и дальние перевозки, и местные. В настоящее время будет готовиться концепция, конечно же, направленная на то, чтобы работники МАП не теряли тех уровней зарплат и льгот, которые они имели в компании, и, конечно же, она должна сочетаться с модернизацией, в первую очередь, парка. Поэтому после этой концепции, когда будут определены типы самолетов и механизмы, составлен определенный бизнес-план, мы сможем обсуждать этот вопрос более детально. Пока только принято решение по созданию дочернего общества».

Причем, отказ пошел по двум направлениям.

Во-первых, фактически произошел отказ от идеи передачи МАП в другую авиакомпанию, о чем активно говорилось раньше и даже был заключен секретный договор с якутским правительством.

Во-вторых, произошел отказ от идеи покупки для парка иностранных самолетов. В этом втором пункте Андреев снова напустил тумана, сказав, что вопрос о типах самолетов все еще рассматривается, хотя раньше он выступал за покупку «Боингов».

Здесь также камнем преткновения стал социальный стандарт, поскольку трудовой коллектив наотрез отказался от перехода в другую авиакомпанию с неизбежным изменением зарплат и сокращением льгот. Андрееву пришлось уступить давлению трудового коллектива. По существу, этот вопрос предрешил трудовой коллектив, заставив Андреева считаться со своим мнением.

И в этом можно увидеть положительный результат протестных акций трудового коллектива АК «АЛРОСА» (в ноябре и декабре прошлого года), когда чуть не дошло до забастовки. Московский менеджмент после предельно жестких звонков из самых верхних инстанций получил ледяной душ и стал опасаться руководимого им коллектива.

Кадровая политика Андреева ведет в тупик?

Кроме дезинформации и столкновения с трудовым коллективом, Андреев явно проводит «вредительскую» политику в вопросе подготовки кадров. Отвечая на вопрос об обучении руководителей стратегическому планированию, Андреев произнес знаковую речь: «Мне кажется, что для этого не надо особо и учиться, потому что иногда эта учеба ничего хорошего не дает, кроме как запудривания мозгов. Потому я считаю, что то, с чего я начал, что нам надо усиливать работу и качество преподавания в учебных комбинатах компании и стремиться к этому.

Что же касается командного стиля работы, то ему не научишь, то есть он должен рождаться из подбора этой команды и решения конкретных задач, а главная задача – это повышение эффективности».

Во-первых, примечательно само по себе выступление президента против обучения сотрудников передовым методам организации производства и труда. Конечно, не всякие новые методы могут быть внедрены в жизнь, но все же знакомство с ними необходимо, поскольку такой опыт побуждает руководителей и работников искать новые и более эффективные методы. Если для Андреева важнее всего эффективность, то он должен выступать за обучение.

Во-вторых, учебные комбинаты осуществляют первоначальную подготовку персонала и переобучение в рамках имеющихся технологий, и они не могут существенно поднять технический и технологический уровень компании. Андреев говорил об учебных комбинатах еще в связи с модернизацией оборудования, в духе, что нужно модернизировать и персонал, из чего становится понятно, что осуществлять крупных вложений в модернизацию оборудования он не желает (это сокращает прибыль) и надеется выехать за счет усилий сотрудников. Его согласие с докладами о необходимости модернизации – не более чем пустая фраза.

В перспективе уже через несколько лет это приведет к торможению технического развития компании и сокращению добычи. Компания переходит на более сложные методы подземной добычи, и этому делу надо серьезно учиться. В принципе, необходимы зарубежные стажировки для руководителей, инженеров и части рабочих для изучения горных работ не только в алмазодобывающей промышленности, но и на угольных шахтах, подземных рудниках, изучение новейшего оборудования и методов горных работ, включая технологии, которые только проходят опытную эксплуатацию или даже только разрабатываются. От владения персоналом передовой техникой зависит будущая способность компании по добыче алмазов. Андреев своей кадровой политикой эту способность подрывает. Это вполне сознательное вредительство.

Наконец, можно понять, что он таким образом хочет закрепить свое положение менеджера, чтобы ему не было конкуренции и его не могли заменить на другого работника компании, прошедшего такое обучение и стажировку.

Барство и сокращения

Трудовой коллектив практически открыто бросил Андрееву обвинение в необоснованных увольнениях. Андреев зачитал записку: «В 2011 году компания получила рекордную прибыль в 29,5 млрд. рублей. За это Вы убрали Дойникова Юрия Андреевича. Вы побоитесь зачитать эту записку?».

На это он заявил: «Никто никого не убирал, я Юрия Андреевича вижу в зале». Хотя стоило бы объяснить ситуацию, чтобы не возникали различные толки, но от этого Андреев уклонился. На самом же деле, Юрий Дойников уволен с поста исполнительного директора АК «АЛРОСА» и почему Андреев так открыто, при всех говорит неправду – непонятно.

Следующая записка была еще конкретнее: «Превосходный доклад Соболева. Хорошие показатели. Лидирующее положение в мире. За такую работу вы выгоняете с работы специалистов высокого класса? Кто следующий?».

На это Андреев ответил цитированием из рассказа Льва Толстого «Утро помещика» и подчеркнул: «Я никоим образом себя не вижу, не мыслю помещиком, царем или барином. Я наемный менеджер, такой же, как и все».

Конечно, знание русской литературы весьма похвальное дело, но на вопросы трудового коллектива Андреев не ответил и напряжения по поводу увольнений и сокращений вовсе не развеял. Одинаковые фразы в записках показывают, что в трудовом коллективе есть уверенность по поводу того, что сопротивление менеджмент подавляет увольнениями, и потому его представители не хотят указывать свои имена, опасаясь лишиться работы.

Действительно, если компания показывает рекордную прибыль и конъюнктура рынка хороша, то зачем проводить сокращения?

Андреев ничего на этот вопрос коллектива не отвечает, поскольку он тесно связан с остальными вопросами «борьбы за эффективность» и его социальной политикой.

В сущности, в политике заработной платы, в приведении ее к общероссийскому показателю, в выступлениях против учебы кадров, проявляется линия Андреева на то, чтобы уйти от формирования и подбора трудового коллектива и его укрепления, прийти к тому, чтобы добывать алмазы силами пусть и низкоквалифицированных работников, пусть ценой падения добычи и ухудшения условий труда, но зато работники удовлетворялись бы только своими зарплатами и можно было бы их в любой момент менять на новых - в случаях трудовых конфликтов.

Он говорит об этом вполне откровенно, отвечая на вопрос о разрыве в заработной плате: «Уйти от вопроса популизма. Везде в компаниях в мире такой разрыв есть, просто вопрос в его величине, что должно определяться рыночным характером труда каждого человека и каждого работника». Рыночный уровень зарплат ему нужен для того, чтобы иметь возможность набирать работников по всей России, а программа переселения в Орел формирует маневровый жилой фонд, необходимый для их приема.

Это, по сути дела, дорога к введению в компании вахтовой работы и найма временных работников отовсюду. Таким образом, Андреев пытается принудить трудовой коллектив к принятию его условий и сломить его сопротивление.

Позиция Егора Борисова по отношению к конфликту между трудовым коллективом и Андреевым

Борисов в своем выступлении открыто блокируется с трудовым коллективом, что вызвано не только его интересами как представителя акционеров компании, но и его политической ролью в республике, в особенности в предвыборный период, в котором проходили не только выборы Президента РФ, но и глав ряда муниципальных образований. В этом смысле, выступление Борисова на собрании хозяйственного актива носило еще характер работы с избирателями.

Борисов подчеркивал в начале своего выступления, что за каждой цифрой стоит человек, и основная задача работы компании состоит в обеспечении комфортности жизни каждого человека в Якутии: «Я работаю, чтобы было комфортно жить на этой земле», - подчеркнул Борисов.

Однако, его позиция, выраженная в выступлении, отличалась определенной сложностью и многовариантностью. С одной стороны, Борисову надо поддержать трудовой коллектив, за которым стоит все население западных улусов республики. Но, с другой стороны, ему нельзя входить в открытую конфронтацию с менеджментом, несмотря на то, что трудовой коллектив этого явно желает, судя по вопросам, заданным как Андрееву, так и Борисову.

Потому Борисов избегал открытых нападок на Андреева, хотя по тону и некоторым высказываниям ясно, что он явно недоволен действиями Андреева и считает его виновником сложившейся ситуации.

Во-первых, Борисов отметил: «Я бы хотел выразить свою позицию в отношении компании в связи с теми настроениями, которые то появляются, то притупляются, но они в принципе должны исчезнуть». То есть, брожение в трудовом коллективе, вызванное скандалом вокруг договора компании с правительством республики, Борисову не нравится, поскольку это создает серьезные политические проблемы не только в Мирном, но и по всей республике.

Во-вторых, он сделал намек на то, что обстановка в компании дестабилизирует обстановку в республике: «Чем компания стабильнее работает, тем стабильнее в Республике Саха (Якутия). Если кто-то хочет дестабилизировать ситуацию в республике, тот должен прийти в компанию и испортить эту ситуацию». Во всей его речи это наиболее сильная закамуфлированная атака на Андреева.

В-третьих, для Борисова, как акционера компании и главы республики, стабильность важнее всего: «Я говорил на Наблюдательном совете: чего бы не стоило, кого бы не стоило, стабильность должна сохраняться». Из этой фразы понятно, что Борисов рассматривает возможность пожертвовать Андреевым ради сохранения этой стабильности, тем более, что часть трудового коллектива сильно недовольна политикой менеджмента, в особенности политикой сокращений при высоком уровне сбыта продукции и рекордной прибыли (Андрееву задавался вопрос о том, что увольнения специалистов проводятся за хорошую работу, и добавлялось: "Побоитесь зачитывать такую записку").

Вероятно, это отражение серьезного конфликта на Наблюдательном совете, где Борисов мог прямо говорить о необходимости отставки Андреева, но в выступлении перед трудовым коллективом он пока что ограничился только намеками.

Вместе с тем, Борисов посчитал нужным сказать слово в защиту Андреева в завершении речи: «В пользу, в защиту Федора Борисовича я бы хотел сказать, что он все-таки понимает, что такое трудовой коллектив», а также высказался в поддержку рыночного курса компании и некоторых преобразований, связанных с рыночной ситуацией.

Эти его высказывания можно истолковать в таком смысле. Борисов не хочет открытого конфликта менеджмента и трудового коллектива и делает все для сглаживания создавшейся напряженности.

Вместе тем, Борисов понимает, что трудовой коллектив настроен против Андреева, причем, весьма решительно, и долго эта ситуация скрытого противостояния продолжаться не может. В то же время, у него пока не сложилось определенного решения, Борисов рассматривает варианты, хотя уже делает намеки на то, что кем-то нужно пожертвовать. По контексту выступления становится понятно, что, вероятнее всего, придется пожертвовать именно менеджментом, поскольку увольнения работников компании резко негативно скажутся на ее работе, а это невыгодно Борисову политически.

Пока он находится в поиске решений и не принял окончательного варианта действий, Борисов старается сгладить конфликт и потому бросает в поддержку Андреева часть своего политического авторитета, несмотря на то, что это может ему повредить и что этого может оказаться недостаточно для разрешения ситуации.

В принципе, дальнейшее развитие конфликта, без сомнения, приведет Борисова к тому, что он примет вариант смещения Андреева. Для этого ему нужно осознание неразрешимости ситуации, а также «запасная площадка», то есть позиция, которая объяснит это его решение. Это могут быть вскрывшиеся злоупотребления, например с иностранными компаниями, созданными Куличиком и Пушкиным, это может быть взрыв недовольства в Мирном, это может быть какая-то программа развития компании, которая будет признана лучшей, чем программа Андреева.

Во время заседания были попытки вывести обвинения против Куличика и Пушкина, причем, последний упоминался дважды, в связи с иностранными компаниями, и в связи со странным тендером на рыхление грунта под полосу. Трудовой коллектив, судя по запискам, сильно недоволен этими правой и левой руками Андреева.

Но реально Борисов сгладил это вопрос, попросив Андреева разобраться с иностранными компаниями. Это чисто тактический ход, чтобы не раздувать конфликт прямо здесь и сейчас. Однако, судя по решительной фразе Борисова: «Мы должны их поймать», касательно их иностранных компаний, он может этим воспользоваться, если решит поработать на отставку Андреева.

Позиция Борисова по отношению к открытости компании

Выступая на хозактиве, Борисов сказал, что его позиция по поводу продажи части акций состоит в том, что компания должна остаться под контролем правительства РФ и правительства РС(Я) - по 25% акций у каждой стороны. С его точки зрения, продажа акций не особо нужна, но если правительство РФ настаивает, то Якутия пойдет на это при условии сохранения государственного контроля.

Тезис о приходе олигархов в компанию он высказал следующим образом: «Мы тоже могли бы держать компанию закрытой. Но тогда нельзя было бы говорить о перспективах. Сегодня компания превращается в открытую компанию и чувствуется, как привлекательность компании резко повысилась, и цена компании повысилась, и люди стали больше внимания обращать и, скажем, даже олигархи стали больше внимания обращать. И вдруг стала АЛРОСА привлекательная – всем захотелось. А раньше же так не было».

Но, при этом, Борисов не стал развивать этот тезис и сразу перешел к ответам на вопросы, которые к нему поступили. То есть, он обозначил, что он за открытие компании, но детали пояснять не стал и вообще ушел от ответа на вопросы, как должно проводиться открытие компании, кто в нее должен войти. Такую позицию нельзя считать однозначной поддержкой открытия компании и, скорее всего, это заявление Борисов сделал исходя из текущего момента.

Борисов много говорил о рыночной конъюнктуре и даже заявил о том, что результаты этого года были получены не столько усилиями сотрудников, сколько за счет высоких цен. Это очень рискованное заявление, которое работниками может быть истолковано против него. Однако, сейчас, вынужденный в известной степени поддерживать Андреева, Борисов должен также поддерживать и рыночную ориентацию работы компании, и планы продажи части пакета, и планы развития представительства в Москве в интересах развития рынка.

Вообще, складывается впечатление, что у Борисова эта позиция больше на словах, чем на деле, и он готов от нее отказаться, несмотря на свой решительный тон выступления на собрании хозактива. Главным образом потому, что к переменам в менеджменте он в настоящий момент не готов и немедленное смещение Андреева не в его текущих интересах. Ситуация изменится – изменится его позиция.

Общие наблюдения

Собрание хозактива фактически только усугубило противостояние по линии трудовой коллектив – менеджмент, причем, основной вклад в это сделал Андреев своими неуклюжими либо уклончивыми ответами и явной дезинформацией.

Это очень опасная ситуация, которая за несколько месяцев может развиться в серьезное брожение работников компании и даже в новую попытку забастовки. Во всяком случае, поводов более чем достаточно. Андреев реально может завести компанию в кризисную ситуацию, как по финансам (нужно выяснить, какой объем и структура задолженности и есть ли финансовые ресурсы для ее покрытия), так и по трудовым отношениям. Кризис в компании – это кризис в Якутии, тут Борисов совершенно прав.

Это уже не первая публичная стычка Андреева с трудовым коллективом, и при таком развитии событий, его нужно, очевидно, срочно смещать с поста президента, причем, крайние сроки – апрель-май этого года. Летом все спорные моменты (зарплаты, выплаты за проезд, переселение, ипотечные кредиты, пенсии) могут резко обостриться, и тогда осенью вполне вероятно обострение конфликта. Коллектив, не получая ответы на вопросы, вполне может пойти на крайние меры.

Закулисные маневры


В последние дни, как узнали многие в Мирном, Мирнинский отдел ФСБ России и Служба безопасности АК «АЛРОСА» перешли к активным действиям – начали изымать документы в ряде подразделений и дочерних предприятий АК «АЛРОСА», причем, без расписок с перечнем изъятых документов. Это, конечно, явно незаконные действия.

Здесь надо учесть, что прежний глава якутского управления ФСБ России Владимир Панасенко теперь устроился в Службу безопасности АК «АЛРОСА». Туда же переходит, как говорят многие мирнинские, начальник Мирнинского отдела ФСБ России Игорь Бадагуев. Поэтому заинтересованность ряда сотрудников госбезопасности, вероятно, не вызывает вопросов. Причем, они при беседах с сотрудниками компании, носящих характер явного запугивания, ссылаются на якобы тесные связи нынешнего руководителя Службы безопасности АК «АЛРОСА», бывшего сотрудника ФСБ России, с рядом ответственных лиц Службы экономической безопасности ФСБ России и, особенно, Управления по контрразведывательному обеспечению кредитно-финансовой системы (Управление «К»).

Как стало известно, в эту ситуацию намерено вмешаться Управление собственной безопасности Контрольной службы ФСБ России, чтобы разобраться в причинах внезапной бурной активности мирнинских чекистов.

Посмотрим, чем закончится эта история.


А пока любопытно – какие предприятия особенно интересовали бывших и действующих сотрудников госбезопасности?

Бывший депутат Госдумы от ЛДПР Андрей Луговой поднимал скандал по предприятию АК «АЛРОСА» по проведению буровых работ «Успех». Следуя указаниям Лугового, в эти дни сотрудники Мирнинского отдела ФСБ России именно предприятие «Успех» и его договоры с ПТВС АК «АЛРОСА» сделали основным объектом своей работы – изъяли документы, ведут опросы и прочее. Причем, статья 151 УПК РФ очень четко ограничивает подследственность органов госбезопасности и очевидна незаконность действий сотрудников Мирнинского отдела ФСБ России.

Также в сфере интересов бывших и действующих сотрудников госбезопасности – ООО «Прогресс», где учредителями были дочери Вячеслава Штырова и Егора Борисова. Сейчас там учредители другие, но попытки раскопать дела ООО «Прогресс», которое является учредителем ООО «Алмазгидроспецстрой», видимо, должны бить и по Штырову, и по Борисову (возможно, с целью заручиться лояльностью Борисова по отношению к Андрееву).

В целом, нервозный характер собрания хозактива АК «АЛРОСА» и последовавшие сразу за ним явно незаконные действия бывших и действующих сотрудников госбезопасности показывают, что скрытые конфликты внутри компании снова начинают разгораться. Из начавшихся вырываться на открытый воздух искр конфликта какое пламя возгорится?

Илья ТЕТЕРИН.
Category: АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. | Views: 1169 | Added by: uhhan2
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Сонуннар күннэринэн
«  Кулун тутар 2012  »
БнОпСэЧпБтСбБс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 7
Ыалдьыттар (гостей): 7
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2019