Бу сир талбата (меню)
News topics
Политика.Митинги. Пикеты. Партии [761]
Мысли. Думы.Мнения, обсуждения, реплика, предложения [129]
Суд-закон.МВД.Криминал [1031]
Право, закон [206]
Экономика и СЭР [669]
Власть Правительство Ил Тумэн [863]
Мэрия, районы, муниципалитеты [306]
Мега пректы, планы , схемы ,программы. ВОСТО [129]
Сельское хозяйство,Продовольствие. Охота и рыбалка [404]
Энергетика, связь, строительство.транспорт, дороги [99]
Коррупция [731]
Банк Деньги Кредиты Ипотека Бизнес и торговля. Предпринимательство [197]
Социалка, пенсия, жилье [223]
ЖКХ, строительство [118]
Образование и наука. Школа. Детсад [177]
Люди. Человек. Народ. Общество [102]
АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. [556]
Алмазы Анабара [154]
http://alanab.ykt.ru//
Земля. Недра [196]
Экология. Природа. Стихия.Огонь.Вода [260]
СМИ, Сайты, Форумы. Газеты ТВ [83]
Промышленность [42]
Нефтегаз [213]
Нац. вопрос [234]
Соцпроф, Совет МО, Общ. организации [62]
Дьикти. О невероятном [152]
Выборы [573]
Айыы үөрэҕэ [6]
Хоһооннор [5]
Ырыа-тойук [16]
Ыһыах, олоҥхо [69]
Култуура, итэҕэл, искусство [305]
История, философия [148]
Тюрки [74]
Саха [98]
литература [27]
здоровье [345]
Юмор, сатира, критика [11]
Реклама [6]
Спорт [117]
В мире [75]
Слухи [25]
Эрнст Березкин [88]
Моё дело [109]
Геннадий Федоров [11]
Main » 2017 » Кулун тутар » 19 » Юрий Трутнев о ситуации в ювелирной отрасли: мы все потеряли
Юрий Трутнев о ситуации в ювелирной отрасли: мы все потеряли
09:30

Юрий Трутнев о ситуации в ювелирной отрасли: мы все потеряли

Вице-премьер РФ, полномочный представитель президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев на этой неделе посетил с бизнес-миссией Вьетнам и Индию. Одним из итогов визита стало подписание рамочного соглашения с индийской Tata Group о разработке угольного месторождения на Камчатке. Вьетнамские инвесторы выразили интерес к сотрудничеству в области молочного животноводства, портового хозяйства, судостроения, авиасообщения. Их индийские коллеги предложили АЛРОСА разрабатывать одно из крупнейших алмазных месторождений страны, а также рассказали вице-премьеру о проблемах ювелирной отрасли и алмазообработки в России. Трутнев побеседовал с ТАСС об итогах поездки и дальнейших планах развития Дальнего Востока.

Юрий Петрович, индийские СМИ, анонсируя ваш визит на прошлой неделе, объясняли его тем, что Россия обеспокоена ростом китайского присутствия в дальневосточном регионе, а привлечение других, в частности, индийских инвесторов, сбалансирует ситуацию. Действительно ли формируется подобный дисбланс, и действительно ли он вызывает опасения? Какие еще страны Азиатско-Тихоокеанского региона считаете возможным привлечь в регион?

— Это у них теория заговора в голове сработала, видимо, они насмотрелись фильмов про шпионов. Если говорить о моей оценке, то я рад тому, что китайский бизнес верит в развитие Дальнего Востока, инвестирует средства, и что сейчас у нас с китайцами прорабатываются уже совсем большие, важные для страны проекты. Например, на выезде в Хабаровске (13 марта) мы обсуждали строительство транспортных коридоров в таком конкретном ключе. Если с ними все получится, то просто замечательно. Есть и другие проекты. Поэтому меня активизация китайского бизнеса не огорчает, а радует — это и было задачей, мы хотели, чтобы к нам приходили бизнесмены и из России, и из других стран.

Что касается Индии и Вьетнама, то я хочу, чтобы они тоже участвовали в этом процессе — не ради баланса какого-то, а просто потому, что у нас хорошие отношения, это большие и быстрорастущие экономики, а Индия, в конце концов, просто огромная страна, у которой есть своя специфика и свои сильные стороны, хочется с ними работать вместе. Индийские бизнесмены меня активно ловили еще в китайском Даляне на экономическом форуме. И я хочу этот начавшийся диалог продолжить, и просто надеюсь, что они тоже придут на Дальний Восток.

И здесь дорога предстоит длинная. Это не месяц, не два, и не три. Бизнес всегда раскачивается примерно по одним правилам. Кто-то наиболее решительный, креативный со знанием рынка приходит первым, а все смотрят — получится или нет. Как только убеждаются, что процесс пошел, получают хорошие рекомендации, приходят следующие. У нас так с Китаем было. Сейчас у нас намного больше предложений по работе с КНР, чем два года назад. Но эти два года мы работали. Также будет и с Индией, я уверен, что состоятся первые проекты, и через какое-то время мы подойдем к поступательному увеличению. Но это не в пику, не для баланса.

А что касается привлечения других стран АТР? Например, ряд стран Латинской Америки?

— У меня каких-то целевых планов сейчас по Латинской Америке нет. Начнем с соседних стран, а там время и жизнь покажет.

В Индии значительная часть вашего визита была посвящена активизации сотрудничества в алмазно-ювелирной отрасли, с участием АЛРОСА как главного участника этого сегмента российского рынка. В этой компании на этой неделе сменился президент. Каких изменений в стратегии, сбытовой, внешнеэкономической политике компании следует ожидать с приходом Сергея Иванова?

— У компании есть руководство и совет директоров. Тактика работы компании — это их компетенция, а в стратегии меня интересует, чтобы компания как можно больше пользы приносила экономике страны и Дальнего Востока. Мы были на алмазной бирже в Мумбаи, где обрабатываются алмазы АЛРОСА. Там работает 40 тысяч человек, умножаем на членов семьи — не меньше 120 тыс. человек так или иначе имеют отношение к этой работе. О чем это говорит? Что мы все потеряли, потому что наши регуляторы создали такую систему таможенно-тарифного регулирования, что это все от нас ушло. Поэтому тут надо менять всё.

Когда в переговорах с KGK нам индусы предлагают восстановить бренд российской огранки, не наши люди говорят, а индусы, это нормально? А мы об этом почему не говорим? Почему у нас существует целая масса ограничений, связанная с оборотом камней, с налогом на добавленную стоимость, с вывозами пошлинами на драгоценные изделия, которые просто убивают отрасль?
Но это не значит, что все надо свалить на компанию АЛРОСА, чтобы она строила ограночные предприятия, ювелирные фабрики. Это она не должна, но вместе с правительством должна поучаствовать в разработке системы мер, которые позволят этот бизнес в стране создать, позволить уцелеть тем компаниям, которые уже имеются, и создать условия для развития.
Интересно, что наши индийские коллеги тоже понимают, что иначе будет неравноправная игра, они понимают, что у нас есть основания желать, чтобы в России оставалось больше от переработки, огранки, изготовления ювелирных украшений. Мы пока очень плохо регулируем эту отрасль. Выглядит, словно создавались условия для выхода всего этого из страны.

Что может исправить ситуацию? Нужен отдельный регулирующий закон?

— Надо провести анализ всей цепочки, связанный с режимами оборота камней, направленный на то, чтобы создать условия для рынка, для изготовления ювелирных украшений. Сейчас чтобы после огранки российского камня в Индии сделать из него ювелирное украшение в России и потом продать, возникает куча проблем. Получается, что это дороже, так как почему-то на ювелирные украшения мы ввели дополнительные таможенные тарифы. Хотя общая практика — установление тарифов на вывоз сырья и стимулировать вывоз готовой продукции.

Будете обсуждать эту ситуацию с Федеральной таможенной службой?
— ФТС этого не решает, они исполнители. Это надо разговаривать с Минфином, Минэкономразвития. Ну, и АЛРОСА должна участвовать в переговорах, позиция нашей крупнейшей компании тоже важна. Но нужен детальный анализ этой отрасли, с целью ее восстановления в экономике РФ.

Вы рассказывали вьетнамским и индийским инвесторам о специальных экономических условиях территорий опережающего развития (ТОР). Сейчас их на Дальнем Востоке уже 17. Как идет работа над созданием новых ТОРов? Сколько их еще планируется открыть до конца года?

— У нас ТОРы создаются под бизнес, мы не придумываем их сами. Если инвесторы хотят реализовать проект на Дальнем Востоке, просят режим ТОР, и нам эта заявка кажется надежной, мы понимаем, что эти инвестиции точно состоятся, то, как правило, мы такое решение принимаем. Из ближайших решений — расширение ТОР «Камчатка» для проекта индийской компании Tata разработки Крутогорского угольного месторождения. Есть и новые задумки, но о них я расскажу, когда это будет ближе к реализации.

А ТОР на Курилах все же будет?

— Я об этом и говорю. Как я раньше и говорил, мы готовы создавать ТОР на Курилах вместе с японскими инвесторами, готовы и без них.

Кстати, в Японии 18 марта проходят консультации на уровне заместителей глав МИД по совместной хозяйственной деятельности на Курилах. 20 марта состоится встреча глав МИД. Представляли ли вы свои предложения от российской стороны к этим консультациям?

— Мы свои предложения давали, но комментировать сейчас их не буду. Когда будут рассматриваться — пусть их оттуда и комментируют.

Вы говорили о необходимости создания рыбопромыслового ТОР. Где ТОР такой направленности может быть создан?

— Мы пока не начали выдавать водные участки для рыбоводства. Для этого мы и придумали это экзотическое предложение с выставлением на аукцион участков через площадку ФРДВ. Когда пойдут продажи, мы увидим, где наибольшая концентрация заявок. Хотя, думаю, дело не в концентрации, надо просто все потенциально перспективные участки накрыть режимом ТОР, это позволит поддержать экономику, люди быстрее вложат деньги, быстрее получат отдачу, быстрее отрасль стартанет, которой сейчас нет.

Еще один важный ТОР — «Большой камень», завод «Звезда». Осенью «Роснефть» предложила построить металлопроизводящий и металлообрабатывающий комплекс, продукция которого будет использоваться на судостроительном комплексе «Звезда» в непосредственной близости от верфи. Подготовила ли «Роснефть» ТЭО проекта строительства этого металлургического комплекса?

— Мы пока с ними жильем занимаемся, металлургическое производство пока не обсуждали.

В последнее время много говорится о новых поселениях, формируемых на базе «дальневосточных» гектаров. В частности, в Хабаровском крае уже говорится о двух новых поселках. Будут ли федеральные власти как-то помогать развивать их именно как населенные пункты, или это ляжет целиком на региональные бюджеты?

— Мы в историю с поселениями будем включаться. Когда просто групповые заявки, свыше 20, то это, конечно, будет забота субъектов РФ. Но когда это уже 100 и выше, и разговор действительно о создании нового поселения, мы будем находить возможность помогать.

Пока речь только о двух новых населенных пунктах?

— Их будет больше, чем два, но надо еще все это проанализировать, отсеять, мы еще не успели эту работу провести.

Сейчас в регионах началась реализация проекта создания комфортной городской среды. Для регионов Дальнего Востока в связи с высокой изношенностью этой инфраструктуры это направление довольно актуально. Как эта программа может быть реализована на Дальнем Востоке с учетом возможностей, которые дает режим ТОР?

— Все на рынке работает предельно просто. Компании создают предприятие, иногда на этих предприятиях людей просто не хватает. И тогда инвесторы начинают сами создавать рядом с производствами новые населенные пункты или расширять уже существующие. Примеры — тот же самый судостроительный комплекс «Звезда», где рядом будут строиться новые жилые микрорайоны, «Русагро», которая подумала о возможности набрать рабочую силу и решила строить целый жилой микрорайон, тратить на это много денег. Мы им будем в этом помогать. Это же и есть задача, та цель, которую мы ставим, чтобы при строительстве новых экономических мощностей потребовались люди, для них строились дома, люди приезжали на Дальний Восток, жили там, развивали эту территорию. Это как раз правильная цепочка. С появлением новых предприятий возникает дефицит рабочей силы, эту задачу сейчас будем решать вместе с инвесторами, они её тоже прекрасно понимают.

Category: Экономика и СЭР | Views: 509 | Added by: uhhan1
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Сонуннар күннэринэн
«  Кулун тутар 2017  »
БнОпСэЧпБтСбБс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 6
Ыалдьыттар (гостей): 6
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2017