Бу сир талбата (меню)
News topics
Политика.Митинги. Пикеты. Партии [856]
Мысли. Думы.Мнения, обсуждения, реплика, предложения [204]
Суд-закон.МВД.Криминал [1165]
Право, закон [270]
Экономика и СЭР [780]
Власть Правительство Ил Тумэн [1055]
Мэрия, районы, муниципалитеты [364]
Мега пректы, планы , схемы ,программы. ВОСТО [167]
Сельское хозяйство,Продовольствие. Охота и рыбалка [482]
Энергетика, связь, строительство.транспорт, дороги [124]
Коррупция [816]
Банк Деньги Кредиты Ипотека Бизнес и торговля. Предпринимательство [244]
Социалка, пенсия, жилье [256]
ЖКХ, строительство [129]
Образование и наука. Школа. Детсад [204]
Люди. Человек. Народ. Общество [168]
АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. [641]
Алмазы Анабара [161]
http://alanab.ykt.ru//
Земля. Недра [225]
Экология. Природа. Стихия.Огонь.Вода [337]
СМИ, Сайты, Форумы. Газеты ТВ [123]
Промышленность [43]
Нефтегаз [259]
Нац. вопрос [274]
Соцпроф, Совет МО, Общ. организации [65]
Дьикти. О невероятном [169]
Выборы [630]
Айыы үөрэҕэ [24]
Хоһооннор [5]
Ырыа-тойук [16]
Ыһыах, олоҥхо [86]
Култуура, итэҕэл, искусство [339]
История, философия [185]
Тюрки [76]
Саха [127]
литература [32]
здоровье [410]
Юмор, сатира, критика [11]
Реклама [6]
Спорт [120]
В мире [85]
Слухи [25]
Эрнст Березкин [88]
Моё дело [109]
Геннадий Федоров [11]
BingHan [4]
Main » 2019 » Алтынньы » 2 » Семен ГОРОХОВ Якутско-китайские контакты (до начала 1990-х годов)
Семен ГОРОХОВ Якутско-китайские контакты (до начала 1990-х годов)
12:26
Семен ГОРОХОВ Якутско-китайские контакты (до начала 1990-х годов)

Исследователи считают, что какие-то отдаленные предки современных якутов имели довольно устойчивые контакты со многими народами Центральной Азии, Афганистана, Индии, Китая и т.д. еще на заре новой эры. Конечно, считать, что это были собственно якуты нет никаких оснований. Однако археологические находки на территории современной Якутии (китайские бусы, фрагменты фарфора, кусочки шелка и т.д.) дают основания полагать, что какие-то эпизодические связи между обитателями Ленского края и Китаем имели место.

Китайцы знали о предках якутов — гулиганах (курыканах), живших в Прибайкалье. С перемещением якутов на Север, в Среднюю Лену, происходит их почти 500—600 летняя самоизоляция. Только после присоединения Якутии к России по разным причинам и разными путями становится возможным проникновение небольших групп якутов на север, запад, восток и на юг. Эти продвижения связаны с вооруженными столкновениями между русскими казаками и якутами, установлением ясачного режима. Якуты и эвенки, оторвавшись от родных мест, оказались на территориях, недосягаемых для сбора ясака. Нас, естественно, интересуют те народы соседних с нами стран, которые в какой-то мере связаны с Сибирью, Дальним Востоком и, наконец, с Якутией.

В этой связи большой интерес вызывали сведения о якутах, проживающих в Китае. Первые публикации в периодической печати Якутии принадлежат историкам-краеведам Березкину И.Г., Сыроватскому А.Д. и другим исследователям. Эти, в значительной мере повторяющие друг друга информации, появились в начале 1957 г. в республиканских газетах и вызвали живой отклик у народов Якутской АССР, интересовавшихся глубокими переменами, происходящими в народном Китае. В конце 1956 г. в журнале КНР «Народный Китай» (№ 21) появилась статья заместителя председателя Подготовительного комитета по созданию Научно-исследовательского института языков национальных меньшинств при Академии Наук Китая Фу Мао-цзи «О письменности национальных меньшинств». В ней автор упоминал о якутах, живущих на территории Китая. Фу Мао-цзи подчеркивал, что китайские якуты сохранили язык. Узнав такую интересную информацию, дирекция Якутского республиканского краеведческого музея им. Ем. Ярославского обратилась в правление Общества китайско-советской дружбы с просьбой послать небольшой справочный материал о китайских якутах: об их численности, занятиях, месте проживания, происхождении, о том, каков был их общественный строй. Руководители музея просили прислать по возможности фотоснимки, образцы словарного материала и т.д.

В ответ они получили от правления Общества китайско-советской дружбы письмо следующего содержания: «Директору Якутского республиканского краеведческого музея им. Ем. Ярославского т. Местниковой М.В., зам. директора т. Новгородову И.Д. Уважаемые товарищи! На Ваше письмо № 204 от 11 декабря 1956 г. С Вашей просьбой мы обратились в Институт филологии нацменьшинств при Академии Наук Китая, в ответ которой получили следующую краткую справку о китайских якутах: «Китайские якуты живут разбросанно в горах Хингана в северной части аймака Оргуна сейма Хулунбера во Внутренней Монголии. Говорят, что они переселились сюда более 90 лет тому назад из Сибири, не вынеся угнетения и рабства. Они говорят по-якутски, некоторые из них владеют русским языком. Фамилии их, как у русских. Численность якутов около 200 человек, ведут охотничью жизнь. И бывают такие случаи, когда содержат оленей.

Якуты — хорошие стрелки. Наряду с этим посылаем Вам 6 фотоснимков, знакомящих с жизнью китайских якутов. Зам. Генерального секретаря Общества Китайско-Советской дружбы Гэ Бао-цюань».1 Письмо китайских товарищей вызвало большую заинтересованность дирекции музея, которая тотчас же информировала общественность республики. В апреле 1957 г. была организована фотовыставка о КНР с разделом «Китайские якуты». В небольших комментариях выставки подчеркивалась гуманная политика китайского руководства и китайского народа в отношении национальных меньшинств страны. Дирекция музея высказывалась о необходимости установления культурных связей, изучения истории своих сородичей, оказавшихся в Китае.

По свидетельству Ивана Нуолур (Винокуров) в те годы началась переписка между якутянами и китайскими якутами и эвенками. В частности, он в 1958 г. получил ответ на свое письмо от Сологонова Ивана Дмитриевича — жителя Аргуньского хошуна Хулунбурского аймака Внутренней Монголии КНР, эвенка по национальности. В письме Сологонова указывалось, что он и его сородичи занимаются охотничьим промыслом и оленеводством, знают эвенкийский, китайский и русский языки.

Автор считал, что его предки, вероятней всего, появились из-за Амура. И.Д.Сологонов писал своему адресату о том, что их в Аргуньском хошуне проживает 33 семьи — всего около 140 эвенков, что он является председателем комитета народных представителей поселка Усть-Уравой. Супруга автора Татьяна работала медсестрой в больнице, растила семья двух сыновей — Володю и Витю. У Ивана Дмитриевича было 7 братьев: Максим, Степан, Семен, Петр, Макар и другие. Эвенков, живущих вблизи города Хайлара, китайцы называли тунгуш (тунгус). В отличие от аргуньцев, они были в основном оседлыми, занимались земледелием, разводили крупный рогатый скот.

Товарищ Сологонова И.Д. Викулов Н.П. (Гончик) из-под Хайлара (один из авторов письма Ивану Нуолур) учился в то время в городе Хухэ-Хото в университете Внутренней Монголии, изучал монгольский язык. Сологонов И.Д. сообщал, что он слабо знает русский язык. Но тем не менее сносно писал по-русски: «Я ни умею писат, мене здес некому писат, мой друзья хочат с вами снакомится...».2 Он интересовался тем, как живут в Якутии эвенки: что созданы — колхозы или совхозы? Есть ли умеющие писать на эвенкийском языке? Просил познакомить с охотниками-эвенками Кудриным А.П. и Герасимовым И.И., прислать газету на эвенкийском языке. В конце письма подчеркнул свою радость от полученного письма, которое читали всем посёлком и просил передать привет («аят бикэл») всем якутам.

Интересно отметить, что китайское имя Ивана Сологонова — «Кундэ».3 Письмо это весьма характерно. Оно отражало желание народов узнать друг друга ближе, больше и глубже. К сожалению, ухудшение советско-китайских отношений в конце 1950-х—начале 1960-х годов приостановило наметившиеся тенденции к установлению тесных культурных связей между якутами и их китайскими сородичами. В настоящее время мы не располагаем документальными материалами относительно того, когда и при каких обстоятельствах якуты (если это, действительно, якуты) оказались в Китае. Судя по авторитетному свидетельству Института филологии национальных меньшинств при Академии Наук Китая, якуты на территории Внутренней Монголии оказались «более 90 лет назад из Сибири».

Нетрудно подсчитать, что они переселились в горы Большого Хингана где-то в середине XIX в. и проживают там около 150 лет. В середине XIX в. в Якутии усилился феодальный гнет. Ясачный режим царизма, основанный на классной системе землепользования, довел до крайней нищеты трудовые слои якутского общества. Совершенно справедливо подчеркивается в письме китайских ученых, что якуты оказались на территории соседней страны «не вынеся угнетения и рабства». Как известно, ожесточение ясачного режима, непосильные поборы и повинности вызвали стихийные выступления трудящихся Якутии именно в 1830-х—1840-х годах. Классовая борьба обездоленных якутов выражалась в форме стихийных выступлений под предводительством Василия Федорова (Манчаары) и Аммоса Данилова (Омоча).

Часть не смирившихся с рабской долей бедняков бежала в иные края. Именно этим объясняется то, что якуты оказались далеко за пределами своей исконной родины — в Даурии, Охотском крае, Енисее и т.д. Вполне правдоподобно, что какая-то часть беженцев могла оказаться и за пределами Российской империи. По данным краеведа И.Г. Березкина, в 40-х годах XIX в. из Даурии пересек Амур в сторону Китая уроженец Батурусского (ныне Чурапчинского) улуса «Огус харага» (Бычий глаз) со своими ближайшими родственниками.

По свидетельству другого известного краеведа, поэта И.Е. Федосеева (Доосо) после гражданской войны более 100 якутов оказались в Харбине и часть из них не вернулась. Все эти отрывочные свидетельства позволяют сделать вывод о том, что на территорию современной КНР якуты могли перебраться в течение довольно длительного периода и в результате составить относительно компактную группу населения с сохранением своего образа жизни (охотничий промысел, рыболовство и частично скотоводство), языка, обычаев и других элементов культуры. Указания Института филологии национальных меньшинств при Академии Наук КНР относительно того, что якуты носят русские фамилии и владеют русским языком, говорят о том, что они могли оказаться на территории Китая только после значительного распространения православия в Якутии. А это относится как раз к рубежу XVIII—XIX вв. Вот чем объясняется, что среди имен китайских якутов, запечатленных на фотокарточках, встречаются имена Шура и Лена. Имя Лена (Єлєєнє) — довольно распространенное именно среди якутских женщин.

В 1979 г. в Нью-Йорке вышла фундаментальная работа трех американских авторов «Китай сегодня» (China Today). В этой работе большое место отведено анализу национального состава современного Китая. В списке национальных меньшинств упоминается народность «сагджа» численностью около 800 человек. Авторы указывают, что они живут в горах Хингана, занимаются охотничьим промыслом, что язык их — тюркский. Есть некоторое основание полагать, что речь, возможно, идет именно о китайских якутах. Китайские эвенки, в отличие от китайских якутов, могут считаться там коренным народом, ибо их предки проживали в бассейне Амура с неолитических времен.

В настоящее время в КНР из более чем 20 тыс. эвенков несколько тысяч человек проживает в том же Хулунбирском хошуне автономного района Внутренняя Монголия, где живут и китайские якуты. Основным занятием эвенков остается домашнее оленеводство. Они продолжают вести кочевой образ жизни в дремучих лесах Большого Хингана. При этом олени, которых эвенки образно называют «лодками в лесном море», дают своим заботливым хозяевам мясо, молоко, материал для одежды и покрытия чумов и, наконец, панты — ценное лекарственное сырье. Эвенки — искусные мастера по изготовлению разнообразной посуды и предметов обихода из бересты. Из бересты же строят летние чумы, легкие быстроходные лодки, которые используют при добыче рыбы специальными гарпунами.

Естественно, китайские эвенки, как и орочоны, нанайцы и другие тунгусоязычные народы, сохранили родной язык.4 По данным иероглифического словаря «Синьхуа», изданного в 1962 г. в Пекине на китайском языке, группы оленных эвенков в XVII—XVIII вв. кочевали в верховьях Лены. В те времена были известны 12 родов, насчитывавших в общей сложности 700 человек. В 1840-х годах часть этих эвенков ушла в леса Амазары — левого притока Амура и достигла мест нынешнего своего расселения. На правый берег Арауни перешли 4 рода: Бульдотовы, Калтакуровы, Сологоновы и Келиковы. Позже прибыли Кудрины и Золотовские. В конце XIX в. их было 87 семей (435 человек), в 1913 году — 83 семьи, в 1917 году — 63 семьи (315 человек), в 1939 году осталось 46 семей (258 человек), в 1945 году — 34 семьи (170 человек), в 1957 году — 136 человек, и наконец, в 1960 году — 146 человек. Жили они в лесах рек Амазара, Быстрая, Маректа, Трехречье, Апа.

Имели тесные деловые отношения с русским населением Трехречья, где к 1945 году проживало около 11 тыс. русских. Китайцев до 1955 г. в этих местах было только несколько семей. Эвенки и русские называли друг друга «андак» — друг, товарищ, приятель. Нас особо интересуют из вышеизложенного русские фамилии эвенков, к тому же довольно распространенные среди якутских их сородичей. К ним можно отнести фамилии родов Сологоновых, Кудриных, Лихановых, Ларионовых и другие.

Во-первых, это указывает на то, что эти роды оказались на китайской земле после распространения православной религии в Сибири. Во-вторых, наличие у китайских эвенков распространенных у эвенков Якутии фамилий позволяет сделать вывод, что какая-то часть группы оленных эвенков Китая генетически могла быть связанной с предками олекминских и алданских эвенков. Любопытно и то, что непременным спутником охотника-эвенка была пальма — большой охотничий нож-копье, точная копия якутской. Журналист Ф. Захаров считает, что якуты начали переселяться из Центральной Якутии в окраины своей исторической родины еще во второй половине XVII в.

Часть из них оказалась на китайской стороне. В 1676 г. посольство Российского государства прибыло в Китай. Чиновники Цинской империи остановили посольство на своих северных границах у одной деревни и вели там переговоры. Как писал русский посол Н.Г. Спафарий, в деревне нашли около 20 ясачных якутов.5 В 1957 г. студент Якутского госуниверситета П. Габышев получил на свое письмо из Китая журнал «Народный Китай», в котором имеются любопытные сведения.


В журнале написано: «Якуты, живущие в Китае, зовут себя эвенками, а другие народы страны называют их якутами. В истории о них говорится, что с самого начала они проживали на берегу реки Лены, а потом переселились в Китай, примерно 4 или 5 поколений тому назад. В настоящее время эвенки живут в Аргунском знамени аймак Хулунбуир автономного района Внутренняя Монголия, а также в лесах вдоль берегов рек Нюэрхэ (Быстрая) и Гэньхэ. Их насчитывается здесь около 130 человек. Город Утиров является их главным городом. Занимаются они охотой, в хозяйстве используют северных оленей. Охотничий промысел якуты (эвенки) ведут коллективно и совместно распределяют добычу. В их среде существуют и богатые, и бедные, но их классовые отношения очерчены не ярко...

Исповедывают христианство (православие), но верят также и шаманам».6 Любопытные сведения о китайских якутах приводит журналист Иван Ушницкий, побывавший в творческой командировке в Пекине летом 1992 г. И. Ушницкий и его спутники хотели попасть в места проживания китайских якутов, но это оказалось практически невозможно. Удалось лишь перед отъездом посетить Институт филологии национальных меньшинств Академии Наук КНР, в котором якутянам представили профессора Айхана.

Профессор Айхан оказался 36-летним эвенком, немного знавшим якутский язык. Он изучал китайских якутов, четырежды побывал в местах их постоянного проживания. Айхан считает, что численность китайских якутов составляет около 400 человек. Знающих родной язык немного, в быту чаще разговаривают на русском языке. Распространенные имена — Юра, Юшка, Иван, Маша... Профессор привел чисто якутское имя Сата, довольно распространенное среди жителей центральной Якутии, особенно в XIX — начале XX вв. Айхан утверждал, что якуты прибыли из районов реки Алдана. При встрече гостей устраивают пиршество. Весной проводят праздник урожая (ысыах) с осуохаем вокруг сэргэ (коновязь). У них основное занятие — скотоводство (80 проц. населения) и земледелие.7 Известно, что в 1958 г. в Китае проводилась государственная перепись населения страны. Национальные меньшинства Северного Китая были переписаны как эвенки.

Китайские якуты стали эвенками. Вот почему их численность колеблется от 200 до 800 человек. Китайские якуты настаивают, чтобы им вернули самоназвание, хотя власти считают, что все национальные меньшинства добровольно самоопределились. Дело в том, что эвенков в Автономном районе Внутренняя Монголия насчитывается более 20 тыс. человек. Они имеют свой национальный округ. Каждый житель в среднем имеет годовой доход в 2402 юаня, что в 2 с лишним раза выше, чем в целом по региону.8 Процесс нормализации отношений между двумя великими соседями (СССР и КНР) проник во многие регионы, особенно в приграничные территории обеих стран.

Он стал стимулирующим фактором установления прямых контактов экономического и культурного содружества между отдельными областями и городами СССР и КНР. Исключение не составляли и дальневосточные районы Советского Союза, среди них — Якутия. С 1988 г. начались обмены неправительственными делегациями, спортивными командами и культурными бригадами. В КНР побывали отдельные спортсмены, артисты и деловые люди из Якутии в составе делегаций СССР, посещавших Китай на основании подписанных в середине и конце 1980-х годов важных документов о взаимном сотрудничестве в области науки, экономики, торговли и культуры.

Наиболее интенсивные контакты осуществлялись в области экономического и торгового сотрудничества. В конце 1988 г. Совет Министров Якутской АССР организовал поездку делегации деловых людей республики в Китай для изучения возможностей прямого сотрудничества Якутии и КНР. Руководителем был назначен Ю. Дементьев — генеральный директор объединения «Якутгазпром». Делегация побывала в городах Харбин и Гацинь провинции Хэйлуньцзянь.9 На встречах деловых людей обеих сторон обсуждались вопросы, связанные с созданием совместных предприятий по производству удобрений на основе использования природного газа, полиэтилена, горюче-смазочных веществ из нефти.

При этом китайская сторона обязалась передать технологию, поставлять оборудование и организовать строительство на уровне передовых мировых стандартов, с максимальным использованием автоматики и компьютерной техники. Особо оговаривался пункт о необходимости строгого соблюдения условий экологически чистого производства. Среди конкретных объектов предусматривалось строительство в одном из городов Якутии конфетной фабрики, аналога Харбинской, которая выпускала бы более 130 видов конфет высшего качества. Зарубежные партнеры обязались, помимо поставок современной технологии, предоставлять своих специалистов и, главное, обучать специалистов из Якутии в Китае на взаимовыгодных и взаимоприемлемых условиях.

Уже первые деловые контакты между Китаем и Якутией показали, что взаимовыгодные экономические и торговые связи имеют большую перспективу при расширении сотрудничества почти во всех областях развития экономики и культуры обоих народов. В 1989 г. продолжались деловые контакты между Якутией и Китаем. Несколько делегаций из КНР побывало в Якутии. Ответные визиты делались и якутянами. В начале года в Китай отправилась первая официальная делегация ученых Якутского научного центра Сибирского отделения АН СССР. В составе делегации были директор Института горного дела, доктор технических наук, профессор В.Л.Яковлев и директор Института физико-технических проблем Севера, доктор технических наук, профессор В.П.Ларионов.

Они побывали в Харбине, где проходила в то время международная выставка достижений современной науки, техники и новой технологии. Китайская сторона предложила якутянам оборудование для горной промышленности и геолого-изыскательских работ, вычислительную компьютерную технику и, что особенно интересно, 12-15 сильные тракторы с навесным оборудованием, позволяющим выполнять до 7 различных операций, — для малой механизации сельского хозяйства.10 Зарубежные партнеры заявили о своей готовности открыть в Якутске клинику народной китайской медицины, цветное фотоателье высшего класса, ресторан китайской кухни и т.д.

Любопытно, что В.П. Ларионов во время этой поездки встретился с однокурсником по московскому институту Ма Чжи-хэ, который работал заведующим отделом промышленности провинциального комитета науки и техники в Харбине. Естественно, бывшим студентам, а ныне руководителям важнейших научно-производственных направлений договаривающихся сторон, было о чем поговорить. Подобные встречи показывают глубокие корни товарищества, сотрудничества и дружбы между представителями китайского и якутского народов. Весной 1991 г. сотрудники Научного медико-производственного объединения «Эрчим» при Министерстве здравоохранения Якутской-Саха ССР побывали в Институте китайской традиционной и европейской медицины в г. Шауняшане (пров. Хэйлунцзян).

Якутские медики подробно ознакомились с методами иглотерапии, прижигания, дыхательной гимнастики, массажа. Этими приемами традиционной китайской медицины лечат тяжелые заболевания организма. Между китайскими и якутскими специалистами было подписано соглашение о творческих контактах, о начале деятельности группы китайских медиков с октября 1991 года в Якутске и районных центрах республики на основе договоров, в том числе заключаемых с совхозами. Китайские специалисты должны были прибыть в Якутию со своими медикаментами, оборудованием, аппаратурой, одновременно они собирались изучать сырьевую базу Якутии, пригодную для китайской медицины. Подписали соглашение о введении специального курса по китайской медицине на медико-лечебном факультете ЯГУ.

В целом, интерес к китайской медицине среди специалистов и населения Якутии был очень высок. Китайскую сторону интересовали наши потенциальные возможности по обеспечению сырьем (сухие рога, панты и окаменелости) предприятий по производству высококачественных медицинских препаратов.11 В марте 1991 г. стало известно, что предстоит встреча с китайским балетом «Девушка Женьшень» по мотивам древней китайской легенды.12 Этот визит стал ответным — на гастроли Якутского музыкального театра летом 1990 г. Якутские артисты балета довольно успешно гастролировали в провинции Цзилинь. В начале апреля 1991 г. из провинции Цзилинь (преимущественно из города Чаньчун) прибыла в Якутию группа артистов из 75 человек. Возглавлял ее заместитель начальника труппы театра Чжэн Тхэ Жуй. Чаньчун — один из крупнейших городов Северного Китая, в котором уделяется большое внимание развитию музыкальной культуры народа. В нем в каждой школе имеются детский хор, танцевальная группа и хор родителей. В Якутске, а затем и в Нерюнгри китайские артисты показывали балет «Девушка Женьшень».

Все концерты проходили при полном аншлаге. Одновременно посланцы Китая изучали якутские песни и танцы. Им особенно понравились песни «Капельки» и «Нюргусун», которые, как они считают, очень близки по мелодии к китайской музыке и понятны китайцам.13 Весьма быстрыми темпами стали развиваться якутско-китайские контакты, а затем и устойчивые торгово-экономические, научные, культурные и другие формы сотрудничества между отдельными провинциями Китайской Народной Республики и Республикой Саха (Якутия) после принятия Декларации о суверенитете Якутии. Последняя постоянно поддерживает свои отношения с южным соседом в полном соответствии с возложенными на нее полномочиями, в рамках существующих соглашений между РС(Я) и федеральными органами, ответственными за внешнеэкономические связи страны.

Дружественные связи и взаимовыгодное сотрудничество осуществляются в области научных исследований, обмена научно-педагогическими кадрами, подготовки студентов, стажеров. В Якутском государственном университете им. М.К. Аммосова преподавал китайский язык в течение месяца профессор одного из университетов Пекина Ли Бао.14 Существенные контакты якутян с китайскими коллегами имеются в области образования, здравоохранения, культуры, спорта. В целом между провинциями КНР и Республикой Саха открылись прекрасные возможности для углубления и расширения дружественных связей в новых исторических условиях.

Республика Саха (Якутия), как составная часть Российской Федерации, поддерживает равноправное, взаимовыгодное внешнеэкономическое, научное и культурное сотрудничество с провинциями великого Китая. То, что когда-то было эпизодическими контактами двух народов, на наших глазах превращается в устойчивые межнациональные связи и благотворное сотрудничество.
 
 
Category: История, философия | Views: 92 | Added by: uhhan1
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Сонуннар күннэринэн
«  Алтынньы 2019  »
БнОпСэЧпБтСбБс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 10
Ыалдьыттар (гостей): 10
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2019