Бу сир талбата (меню)
News topics
Политика.Митинги. Пикеты. Партии [876]
Мысли. Думы.Мнения, обсуждения, реплика, предложения [218]
Суд-закон.МВД.Криминал [1202]
Право, закон [276]
Экономика и СЭР [799]
Власть Правительство Ил Тумэн [1116]
Мэрия, районы, муниципалитеты [373]
Мега пректы, планы , схемы ,программы. ВОСТО [184]
Сельское хозяйство,Продовольствие. Охота и рыбалка [507]
Энергетика, связь, строительство.транспорт, дороги [131]
Коррупция [835]
Банк Деньги Кредиты Ипотека Бизнес и торговля. Предпринимательство [262]
Социалка, пенсия, жилье [264]
ЖКХ, строительство [129]
Образование и наука. Школа. Детсад [208]
Люди. Человек. Народ. Общество [177]
АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. [649]
Алмазы Анабара [161]
http://alanab.ykt.ru//
Земля. Недра [232]
Экология. Природа. Стихия.Огонь.Вода [345]
СМИ, Сайты, Форумы. Газеты ТВ [132]
Промышленность [43]
Нефтегаз [266]
Нац. вопрос [279]
Соцпроф, Совет МО, Общ. организации [65]
Дьикти. О невероятном [174]
Выборы [640]
Айыы үөрэҕэ [68]
Хоһооннор [5]
Ырыа-тойук [19]
Ыһыах, олоҥхо [89]
Култуура, итэҕэл, искусство [349]
История, философия [204]
Тюрки [76]
Саха [134]
литература [34]
здоровье [430]
Юмор, сатира, критика [11]
Реклама [7]
Спорт [121]
В мире [86]
Слухи [25]
Эрнст Березкин [88]
Моё дело [109]
Геннадий Федоров [11]
BingHan [4]
Main » 2013 » Тохсунньу » 19 » 2. Родственная связь язычества с процессом секуляризации. Борьба материализма со спиритуализмом рынка и капитализма, с отделением духовности
2. Родственная связь язычества с процессом секуляризации. Борьба материализма со спиритуализмом рынка и капитализма, с отделением духовности
08:17
НАРУШЕНИЕ В ЯКУТИИ ЗАКОНА О СВОБОДЕ СОВЕСТИ
И РАССМОТРЕНИЕ СЛИЯНИЯ ПРАВОСЛАВИЯ С ЦАРИЗМОМ
И ШОВИНИЗМОМ 
(часть 1)
Автор Романов Гавриил Иванович
1. Письмо бывшего архиепископа Якутского и Ленского Германа мэру г. Якутска И.Ф. Михальчуку и торжество клерикализма
В Федеральном законе «Свободе совести и о религиозных объединениях» написано: «Установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии не допускается».
В классической философии в новое время пришли к заключению, что христианство, ислам, буддизм и иудаизм являются второстепенными разделениями религии, а язычество и христианство выступают основными видами религии, коренными религиозными различениями. Л. Фейербах писал: «Не касаюсь второстепенных различий в религии, … свожу религию всего лишь к двум разновидностям или противоположностям, к естественной религии и к религии человеческой, или духовной, – к язычеству и христианству».
О недопустимости дискриминации язычества коренных народов Якутии со стороны христианской религии можем извлечь те или иные положения из законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях. Против дискриминации языческого вероисповедания направлено, например, следующее положение: «Федеральное Собрание Российской Федерации… считает важным содействовать достижению взаимного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания».
Одним из нарушений Федерального закона о свободе совести является донос (Исх. №67 от оз.07.01. Вход. «1566 от 05.07.01.) Архиепископа Якутского и Ленского Германа мэру г. Якутска Михальчуку И.Ф. о замеченных непорядках. Герман докладывал: «Как мне стало известно, администрацией города обсуждается вопрос о выделении в центре г. Якутска, а именно в исторической части близ восстанавливаемого Преображенского храма, участка под строительство дома очищения, или так называемого «храма якутской веры». В данном случае не суть важно название. Несомненно, что подобная задумка возникла в умах части националистически настроенной якутской интеллигенции, выдающей себя за радетелей родного народа и старающейся противопоставить всему русскому, пусть нелепое и вредное, но якутское. Для них зрение восстановленного в короткие сроки красивого христианского храма в центре города нетерпимо».
Сразу видно, что письмо Германа брызжет ядом дикой злобы и бешеной ненависти к языческому верованию верующих якутов. И не только Герман, но и другие православные христиане бичуют языческую веру, клевещут и чернят ее как нечто низменное и грязное, нелепое и вредное, как нечто якутское. Какой дремучий и отъявленный расизм и шовинизм! А он относит все красивое, чистое и святое относит всему русскому и православному.
Герман, сказав о храме якутской веры, добавляет, подчеркивая: «Ничего этот «храм» не очистит, не освятит и не облагородит, а только навредит душам и психическому здоровью тех простых людей, которые будут приходить к нему».
К борьбе и войне против языческого мировоззрения мнимого якутского национализма части якутской интеллигенции приступил шовинизм, широко распространенный в толще русского народа. Если вспомнить Ленина, то можно сказать, что он сравнивал эту толщу с морем и образно говорил, что ничтожный процент интернационализма русских рабочих «будет тонуть в этом море шовинистической великорусской швали, как муха в молоке».
Сказанное обнаруживается и в следующем высказывании Германа: «Я уверен, что данный проект» (строительства дома очищения, или так называемого «храма якутской веры») «является настоящей провокацией. Осуществление его вызовет резкие протесты православной общественности, повлияет на состояние межнациональных отношений, негативно отразится на имидже руководителей города и республики, даст очередной повод центральным и критически настроенным средствам массовой информации с насмешкой говорить о Якутии и ее жителях, для которых строятся языческие капища».
В письме или ябеде Германа Михальчуку ощущается опасность вреда, зла и беды для молодой якутской интеллигенции и якутского народа в целом. Для попа Германа, как владыки, якутский народ выступает в роли домочадца, слуги – бесправного члена в единой семье народов России во главе выдающегося и руководящего русского народа. Манера изложения мыслей у властителя Германа для якутов является неприятной, тяжкой и угрожающей. Герман, полностью властвуя, произвольно распоряжаясь над коренным якутским народом, как над домочадцем, выступает в роли всевластного и грозного его обвинителя. Он возрождает домостроевские нравы. По «Домострою», глава семьи является неограниченной владыкой не только над домочадцами, но и над чадами. В случае их провинности, упрямства и непослушания глава семьи жестоко наказывает вплоть до применения насилия, до «сокрушения ребер».
Грозный владыка Герман наводит страх и ужас на якутских язычников, стремясь возбуждать против них незаконные уголовные дела. Поэтому в своем письме предъявляет им необоснованное политическое обвинение в разжигании религиозной и национальной розни, в «противопоставлении всему русскому, пусть нелепое и вредное, но якутское». Под «нелепым и вредным» он понимает язычество, следовательно, для него православие есть нечто разумное и полезное. Вот так постоянно и по любому поводу язычество унижается и поносится, а православие возвышается и возвеличивается. В действительности язычество такая же вера или религия, как и православие. Недаром что ли классик философии Л. Фейербах различал наличие двух религий: язычества и христианства и никаких других. Так что между ними должно быть равное право на существование. Знаем, что и в законодательстве отражена недопустимость дискриминации, различения и неравенства между религиями.
Владыка Герман, изымая из своей духовности такое свойство как веротерпимость, которая составляет основное содержание закона «О свободе совести», вступает на криминальный путь нарушения этого закона. Криминал, уголовное преступление состоит в нанесении ущерба телу и жизни человека, его собственности, а также его личной свободе. Властелин и христианин Герман, дискриминируя язычество, ставит своей конечной целью лишить его сторонников их личной свободы, их суверенитета посредством тюремного заключения или рабства. При этом он применяет, как орудием своей власти, такие криминальные статьи и категории, как разжигание розни, провокация, вызов, оскорбление и подстрекательство.
Всесилие Архиепископа Германа, его криминальность и несправедливость к верующим в язычество имеют коммерческую, денежно-финансовую основу в сфере рынка и капитализма. На словах, по конституции в буржуазных странах государство отделено от религии и является светским. На деле в наше время господство финансово-олигархического капитализма приводит к усилению религии в государственных делах, т.е. к клерикализму.
Следует отметить, что республиканские и городские власти в Якутии все более теряют светский и все более приобретают клерикальный характер. В 1995 г. вышло распоряжение Правительства Республики Саха о пролонгации кредита на восстановительные работы Никольского собора. Администрация г. Якутска выделила Якутской православной епархии дополнительные ассигнования из городского бюджета.
А в жалобе Германа, поданной в 2001 г., утверждается, что г. Якутск не является языческим, а православным и что красивый Преображенский храм был восстановлен в короткие сроки. Конечно, восстановление христианских церквей стоят чрезвычайно дорого и бешеные деньги, необходимые для этого предприятия, президент и правительство Якутии легко вытаскивают из кармана налогоплательщиков. Данная дорогостоящая клерикальная политика руководства республики не оставляет или почти не оставляет денежных средств и других ресурсов для строительства школ, детских яслей и детских садов. Таким образом, дорогая цена была заплачена за грубое и преступное нарушение Конституции (Основного закона) РФ о светском характере государства, общеобразовательных школ и других учебных заведений.
Такую ущербную, вредоносную и реакционную политику возврата от светскости к духовности, церковности проводил бывший президент Республики Саха (Якутия) В. Штыров и выступил в качестве легковесного, бестолкового транжира государственных денег и ресурсов. Также собирается поступать или поступает его преемник Е. Борисов. Финансы начал транжирить в пользу церкви и духовности первый президент республики М. Николаев. Он, кроме того, израсходовал деньги трудящихся масс не по назначению, создав Академию духовности.
Политическое руководство Республики Саха (Якутия), претворяя принцип преемственности, с логической последовательностью проводит линию клерикализма – преобладающего влияния и господства церкви, христианской духовности в финансовой, политической и культурной жизни в республике. Преимущественное выделение денег и других ресурсов всесильными, владычествующими распределителями – президентами и правительством республики – в пользу Российской православной церкви (РПЦ) в ущерб или за счет светских школ и других заведений просвещения является преступлением, грубым нарушением закона отделения школы от церкви. Направляясь по этому пути православных владык, тойонов-политиков и окружающих их чиновников, гордо считающих себя крещенными, т.е. членами церкви, элита якутской интеллигенции – народные писатели, поэты, художники и пр. – точно также тщеславится крещенной, христианизированной, желая быть субъектом славы и почитания, красуясь перед якобы нечистыми язычниками и шаманистами. Так они помимо своей воли и сознания, легковесно и бестолково вступают на путь обскурантизма, мракобесия, крайне враждебного отношения к просвещению, культуре и науке.
Они, будучи в основном членами Академии духовности, сводят культуру к духовности, изгоняя из нее (культуры) материальность или природность. В действительности, сущностью культуры и просвещения является не бог и религия, а вещь и материя. Не о «свете православия» надо говорить, как это делает М. Николаев, приукрашивая христианство, а о «тьме, мраке, цепи и кнуте» как о содержании божества и религии, следуя за великим русским просветителем и материалистом В. Белинским.
Первый президент Республики Саха (Якутия) М. Николаев и народный писатель Республики Саха (Якутия) Д. Сивцев – Суорун Омоллон тщились и пыжились заполнить «светом православия» все духовное пространство Арктики. Продолжая и подтверждая их линию и обеспечивая преобладающее влияние православной церкви в политической и культурной жизни Якутии, о «свете православия», о христианской духовности епископ Якутский и Ленский Роман сказал следующее: «На духовности основана нравственность, а на нравственности – образ жизни, только бы не изменять духовной жажде, данной нам, только бы открыть глаза и открыть слух тому ливню света, любви и красоты, что извечно льется на нас». Данное высказывание им сделано как участник Республиканского Форума общественности «Духовный потенциал общества в инновационном развитии Якутии», посвященного ко Дню государственности Якутии 27 сентября 2011 г.
Выходит, что общественная жизнь Якутии, ее инновационное развитие построена на духовном потенциале православного христианства, на боге и религии. А это означает полное торжество клерикализма, которого в своей руководящей деятельности добивался М. Николаев. Это явно и ясно видно из его слов: «Опыт убеждает, что духовные позиции православного христианства в Республике Саха (Якутия) более предпочтительные перед другими мировыми религиями… Господствующей религией на Севере России, я думаю, останется православное христианство, а Север планеты по преимуществу останется христианским. Иного не предвидится».
Ближайшим соратником М. Николаева в проведении клерикальной политики был народный писатель, Герой Социалистического труда Д. Сивцев – Суорун Омоллон. О нем М. Николаев отзывается так: «Ему уже 96 лет, но подвижнический характер делает его самым молодым из нас. Колоссальные усилия он приложил для возрождения традиций православного христианства в Якутии. На мой взгляд, этот пожилой человек едва ли не самый современный из нас – он первый шагает в XXI век».
Клерикальную, церковную и обскурантистскую линию, позицию и политику бывших президентов Республики Саха (Якутия) продолжает и неуклонно проводит на практике и нынешний президент Е. Борисов. Он на вышеуказанном форуме «Духовный потенциал общества в инновационном развитии Якутии» говорил: «Огромной силой в борьбе с проявлениями бездуховности была, есть и будет православная церковь, несущая в массы христианские заповеди веры, любви и надежды, милосердия, мира и согласия. Мы и дальше намерены оказывать всяческую поддержку развитию православия в Якутии».
Получается, что духовный потенциал или сила общества в Якутии определяется огромной силой церкви, бога и религии, господством православного христианства. Это равносильно непререкаемому пророчеству М. Николаева о том, что с неуклонной неизбежностью будет господствовать на Севере России православное христианство, а на Севере планеты – христианство.
Исходить из того, что духовный потенциал или духовное пространство Арктики непременно заполняется одним лишь христианством и беспардонно провозгласить это инновационным развитием Якутии, т.е. внедрением нового в ней, – все это представляет собой мракобесие, а не просвещение. Когда политическое руководство государством в своей работе в области культуры и идеологии опирается на «огромную силу» церкви и прилагает все силы на возобновление господства религии, мы имеем не внедрение нового, а воспроизводство старого, а именно слияния церкви и государства, другими словами, восстановления средневекового мракобесия.
А просвещение свойственно новому времени и представляет собой подлинную инновацию – производство и внедрение новых перемен в истории. Одной из новых перемен было отделение церкви от государства и школы от церкви. Это отделение стало составной частью законодательства и Основного закона (Конституции) разных государств, в том числе и Российской Федерации. Однако дарханы-вожди якутского народа, Республики Саха (Якутия) и элита якутской интеллигенции – народные писатели, поэты, художники и к ним примкнувшие, – нарушили закон об отделении. Они, превращая его в клочок бумаги, не покладая рук, в поте лица трудятся за соединение государства и школы с христианской, прежде всего, с православной церковью. Они тщеславятся тем, что сами они или их родители крещеные, христианизированные, т.е. члены церкви. Вот как они, проводя клерикальную политику, срослись и слились с мракобесием, «тьмой, мраком», другими словами, с церковью, богом и религией, тогда как они по своей должности должны были быть мирскими, светскими и секуляризованными деятелями.
Общеустановленно, что тысячелетие от Фалеса, 585 лет до н.э. вплоть до закрытия учреждений язычества в 529 г. н.э. был период языческой религии, языческой философии и языческих искусств и наук. После тысячелетней эпохи язычества наступает тысячелетнее господство христианства с VI до XVI вв. Это был период победы и расцвета церкви и клерикализма.

2. Родственная связь язычества с процессом секуляризации. Борьба материализма со спиритуализмом рынка и капитализма, с отделением духовности человека от его телесности

После тысячелетнего безраздельного преобладания клерикализма – возрастания значения, усиления влияния и роли христианской религии в политической и культурной жизни общества – наступило время для секуляризации, для освобождения всех сторон жизни общества от христианства, для его преодоления, устранения и упразднения. Можно сказать, что это время, начиная с XVI в., продолжается до наших дней в течение полтысячи лет.
Человечество начало секуляризоваться с эпохи Возрождения – с эпохи возрождения античной культуры, древнего язычества. Возродилась любовь к древним искусствам, наукам и философским учениям, в которых содержится не мрак христианства, а свет язычества, нечто светское и мирское. Благодаря мракобесию средних веков античная философия была забыта и исчезла. В начале она возродилась в первоначальной форме, т.е. произошло восстановление чего-то забытого. Она выступила как теоретическое орудие в борьбе против схоластической философии. Что касается религии, то следует подчеркнуть, что в язычестве половая любовь, принадлежащая материи, свету или миру, получает титул бога любви.
Духовность в одном толковом словаре русского языка определяется как "отрешенность от низменных, грубо чувственных интересов, стремление к внутреннему совершенствованию, высоте духа». В христианской религии половая любовь относится к «низменным, грубо чувственным интересам». Поэтому душа и дух христианина или крещенных, христианизированных субъектов освящаются, очищаются и облагораживаются посредством отрешения от отвратительных, грязных и греховных материальных интересов, телесной похоти, иначе говоря, от половой любви. Можно предположить, что сказанное у попа Германа стало основанием утверждать о храме якутской веры, что он «ничего… не очистит, не освятит и не облагородит».
Известный якутский поэт и не изгибаемый, героический борец за правду и демократию как-то свою очередную статью образно озаглавил: «Как поп Герман в небо плюнул». Это образное выражение можно интерпретировать и в общем смысле и из всего контекста христианской религии.
Конечно, не земля, а небо, не материя, а дух является предметом этой религии. В ней половая любовь, органически связанная с землей, материей, есть начало светское, мирское, низменное и бездуховное. Поэтому христианское мировоззрение исключает половую любовь и с бешенством борется за небесную, возвышенную и духовную любовь. Небо становится существенным предметом веры, надежды и любви человека. Энергично и усердно помогая развитию православного христианства в Якутии, президент Республики Саха (Якутия) Е. Борисов уже выше прославлял его в том, что будто оно является огромной силой в борьбе с проявлениями бездуховности и якобы несет в массы христианские заповеди веры, любви и надежды.
Следует подчеркнуть, что эти христианские заповеди принадлежат области мракобесия, представляют собой мистицизм, супранатурализм и спиритуализм, основанные на фантазию и воображение человека. Отвергнув земную, человеческую любовь и семью как грязную и греховную, христианство выдумал небесную, божественную любовь и семью. Фейербах приводит цитату одного из вождей Реформации М. Лютера: «Мы от природы зачинаемся и рождаемся в грязи и грехе». Вера исключает любовь мужчины и женщины, как грязное, греховное, языческое и материальное начало. Другими словами, как сладострастие, как удовлетворение полового чувства.
Руководство Республики Саха (Якутия), ее вожди, главы, дарханы и тыгыны, а также отборная, улучшенная, крещеная порода, т.е. элитарная часть якутской интеллигенции свою деятельность и работу Академии духовности строят на категории духовности. По линии РПЦ действует Духовная академия. Категории духовная и духовность по существу тождественны и рождаются из одной и той же категории дух. Именно поэтому епископ Якутский и Ленский Роман на вопрос журналистки Я. Никулиной о разнице между духовностью и религиозностью четко и ясно ответил, что между ними нет никакой разницы.
В целом, речь идет о христианстве, об очищении духа и духовности от материи, в которой содержатся все «низменные, грубо чувственные интересы» – интересы мужчин к женщинам и женщин к мужчинам и интересы людей к пище, питию и т.д. В результате христианин в отличие от язычника, как сказал бы поп Герман, становится чистым, святым и благородным, возвышаясь из чувственности в духовность и превращаясь из обычного, естественного существа в сверхъестественное и религиозное.
Сказанное подтверждается следующими словами Фейербаха: «От материи нельзя отделить наслаждение. Материальное наслаждение есть не что иное, как, так сказать, удовлетворение материи самой собой, ее самоуслаждение собою… Всякая органическая функция в нормальном состоянии связана со сладострастием – даже дыхание есть сладострастный акт… Где, как в христианстве, истинным, вечным телом признается тело супранатуралистическое или спиритуалистическое, т.е. тело, лишенное всех объективных, чувственных побуждений, всего плотского и всего естественного, там отрицается, как ничто, действительная, т.е. чувственная, плотская материя». (Всюду курсив Фейербаха. – Г.Р.).
В "чувственной, плотской материи», иначе говоря, в земной жизни, которая отражается в язычестве, люди женятся, функционирует начало половой любви, как начало светское и мирское. А в небесной, спиритуалистической жизни, состоящей из духовной материи, люди не женятся, чтобы они не зачинались и не рождались «в грязи и грехе». Такая выдуманная, фантастическая, т.е. христианская жизнь построена на догмате чистой, святой и непорочной девственницы. В такой жизни нет места для земной женщины. В ней связь мужчины с женщиной есть низменное и животное отношение между людьми противоположных полов. Эта связь суть нечто грязное, греховное и порочное и приравнивается к разврату, измене и преступлению перед идеалистической нравственностью христианства. Христианство впадает в дальнейшее безумие, считая мать как якобы не соответствующую моральной высоте и совершенству духа или бога и ложно приписывая ей не существующее в ней греховное начало.
Богословы, которые учат и без конца спорят о догматах религии, презирают, унижают и позорят, оскорбляя в «низменных, грубо чувственных интересах», земную, естественную и человеческую мать, которую язычники в отличие от богословов возвышают, прославляют и обоготворяют. Именно на этом основании и, исходя из богословия, поп Герман высказался, что якутская языческая вера «ничего… не очистит, не освятит и не облагородит».
На земле совершается процесс естественного рождения и человеческие матери выполняют функцию источника продолжения человеческого рода. Богословие отрекается от земли с ее якобы низменными влечениями, страстями и потребностями и устремляется к духовности, чистому и святому и восходит к высокому небу, к духу и, значит, к богу. Как следствие в христианстве измышляется мистическое и спиритуалистическое представление, положение или рассуждение – догмат о «чистой», «пречистой» и «вечной девственницы». Небесная женщина в отличие от земной определяется этим догматом, становясь загадкой, призраком и тайной. Небесная мать Иисуса Христа, богоматерь или божья мать есть «пречистая» и «приснодева» Мария, которая олицетворяет не естественное, а божественное рождение. А это рождение – духовное, а не материальное, фантастическое, а не реальное, на словах, а не в действительности происходящее рождение. Оно имеет место в небесной, а не в земной семье. Оно, дескать, чисто, свято и благородно и исключает из себя как якобы грязное, греховное и низменное половой акт, как функцию половых органов мужа и жены.
Богословие исходит из духовности, а не из реальности, из идеальности, а не из действительности, из слов, а не из фактов, иначе говоря, c лжи, а не из правды, из спиритуализма, а не из материализма. В выдуманной богословием небесной семье дева Мария без мужа зачинает и рожает сына, а отец рождает без жены. Именно на этой выдумке строится институт отшельников, монахов и монахинь, которые веруют и надеются «отрешиться от низменных, грубо чувственных интересов», от половой любви и перейти в сферу идей, небесной и божественной любви, которая вымышлена, мнима и на самом деле не существует. Если она не существует на земле и является несбыточной надеждой и мечтой, ложью и обманом, то христианин не падает духом, напротив, стремится к высоте духа, к отделению духовности человека от его телесности и считает, что она осуществится на небе, в царстве духовности или бога. В мире духовности производство потомка, например сына, совершается тайно, мнимо, иллюзорно, т.е. ложно, без правды, без полового акта между отцом и матерью.
Так что христианин окончательно становится фантазером и спекулянтом, лгуном и обманщиком, мистиком и спиритуалистом. После всего сказанного невозможно понять, каким чудом руководство Республики Саха (Якутия) находит основание для прославления православной церкви, что она «несет в массы христианские заповеди веры, любви и надежды».
Дарханы якутского народа и элита якутской интеллигенции должны быть осторожными и бдительными и ясно понимать, что они вступают на скользкий, позорный и опасный путь обскурантизма – на путь крайне враждебного отношения к просвещению и науке, на путь невежества, реакционности и мракобесия. Их нисколько не спасет их важничанье своей образованностью, их самолюбование узурпацией и занятием высокого положения и их претензия на их прочный авторитет, на неприкасаемость и непогрешимость.
В средние века, в эпоху невежества и мракобесия, т.е. до наступления века просвещения христианство было господствующей религией. Но в наше время, когда образование широко распространено, никто, кроме якутских дарханов и якутской элитарной интеллигенции, не станет бесцеремонно утверждать о господстве христианства.
Уже приведенное изречение М. Николаева, что «господствующей религией на Севере России, я думаю, останется православное христианство, а Север планеты по преимуществу останется христианским. Иного не предвидится», – является ошеломляющим и претенциозным пророчеством, не имеющим ничего общего с истиной, с научным знанием и с фактическими обстоятельствами в мире.
В современном мире, в мире с культурно развитым, просвещенным населением христианство клонит к гибели. Мир по существу стал секуляризованным, атеистическим (безбожным) и материалистическим. Происходит ускоренный и необратимый процесс дехристианизации. Поэтому Ватикан в отличие от наших Аан Дархаанов, обозревая фактическое положение вещей, воздерживается от высказывания беспардонных и догматических умозаключений о господстве христианской религии. Он чувствует и понимает неотвратимую тенденцию и серьезную опасность распространения атеизма, материализма и марксизма на все человечество.
Отражая сказанное, М.В. Андреев пишет: «Дело в том, что требование улучшить обучение священников и своевременно и глубоко готовить их к диалогу с неверующими мотивируется Ватиканом признанием необыкновенно быстрого распространения атеизма и расширения процесса секуляризации в современном мире, причем не только среди интеллигенции, но и в широких кругах народных масс».
Он, продолжая исследовать идеологию современного клерикализма, обращает внимание на то, что Ватикан «призывает будущих священников изучать не только труды К. Маркса, Ф. Энгельса, марксизм-ленинизм в целом, но и корни марксизма в философии Гегеля и в особенности Людвига Фейербаха».
М.Николаев, рассматривая духовное пространство Арктики, не учитывает атеистические и материалистические взгляды Фейербаха. Как следствие вытекает его необдуманное и опрометчивое изречение: «Вместе с православными христианами мы выбирались из тьмы невежества, создавали свою письменность, литературу, живопись, театр, осваивали европейскую науку…».
Конечно, христианские народы гордились собой и хвастливо провозглашали, что они создали и развили искусство и науку, а также вообще культуру, опираясь на христианской религии. На самом деле это ложное самомнение христиан. Ибо научная и материальная культура проистекает не из христианства, а из знания и делания, связанного с интересом к природе. А рассмотрение и изучение природы, как якобы низменной действительности, были изгнаны из религии, которая, дескать, призвана возвысить человека до духовности посредством отречения от презренной и греховной чувственности.
Поэтому в отличие от М. Николаева Фейербах разъяснял прямо противоположное: «Культура современных христианских народов не только не проистекает из христианства, а становится понятной лишь из отрицания христианства… . Вообще надо различать между тем, что христиане говорили и делали как христиане, и тем, что они говорили и делали как язычники, как естественные люди, то есть в согласии или в противоречии со своей верой».
Так что "мы выбирались из тьмы невежества» не из того, что православные христиане «говорили и делали» как православные христиане, а из того, что «они говорили и делали как язычники, как естественные люди». Так что нет смысла, ценности и значения почитать, поклоняться и обращаться к чистому духу и богу и пресмыкаться перед христианством, как это делают якутские Аан дарханы и их толпою окружающие чиновники, депутаты и интеллигенты, хвалящие себя крещением и принятием в лоно христианской церкви.
Язычество выдвинуло предметом своего рассмотрения и познания природу, материю и действительность. Языческие философы учили о вечности материи или мира. Новая философия и наука возродили и подтвердили это их учение, вечно существующую природу в предмет созерцания, восхищения и изучения.
Именно об этом извещает нам Фейербах: «Язычники были идолопоклонниками, т.е. они созерцали природу; они поступали так же, как поступают теперь глубоко-христианские народы, делающие природу предметом своего восхищения, своего неустанного исследования… Естествоиспытатель тоже преклоняется перед природой, когда он с опасностью для жизни извлекает из недр земли какой-нибудь лишай, какое-нибудь насекомое или камень, чтобы восславить их светом созерцания и увековечить в научной памяти человечества».
При тысячелетнем господстве расхваленного и прославленного в Якутии христианства культура, связанная с изучением и преобразованием природы, искусство, наука и философия, созданные древним язычеством, по существу прекратили свое существование. После тысячелетнего поражения и уничтожения язычества и победы христианства мир погрузился в состоянии невежества и мракобесия. Век знания, культуры и просвещения наступает в Западной Европе лишь в XVIII веке.
Из существующей противоположности природы и духа христианство, как богословие, выбрало и продолжает выбирать дух как нечто чистое, ценное и интересное. Оно в течение тысяч лет занималось мистикой, обращая все свое внимание и интересуясь только духовностью, духом или богом. Оно испытывало постоянное отвращение ко всему природному началу. За указанный длительный исторический период природа унижалась, оскорблялась и уничтожалась, как нечто низменное, презренное, грязное и греховное.
Христианин в продолжение всех средних веков занимался совершенствованием и очищением своего духа от природы или материи посредством ее превращения в нечто не существующее, иными словами, посредством «отрешенности от низменных, грубо чувственных интересов». Следовательно, человек ради достижения духовности отказывается от материальных страстей, от влечений к половому акту, от нужды кушать, пить, обуваться, одеваться и иметь жилище.
Так христианская вера мнит, что она делает человека чистым духом, абстрагированным и отрешенным от материи, от тела его и возвышенным и слитым с богом. Еда и питье связаны с низменной, грязной, позорной и постыдной материей и, исходя из такого ложного тезиса, богословие приходит к фантастическому выводу, что бог не есть и не пьет и люди, уподобляясь богу и стремясь к совершенству, чистоте и святости, должны отрицать еду и питье. И, конечно же, храм преклоняющихся материи и удовлетворяющих ею свои потребности есть и пить язычников, по мнению христиан, «ничего… не очистит, не освятит и не облагородит». Ибо они бесшабашно и ложно считают, что душа язычников существенно загрязнена и испорчена материей.
Фейербах об этом дает следующее разъяснение: «Бог, религиозный идеал христианина, есть дух. Христианин отвергает свое чувственное существо; он ничего не хочет знать об обыкновенном «животном» стремлении к еде и питью, об обыкновенном «животном» влечении к половой любви и любви к детям; он смотрит на тело, как на позор, на постыдное пятно, лежащее со дня его рождения на его благородстве, на его чести, которая состоит в том, чтобы быть духовным существом, как на временное необходимое принижение и отрицание своего истинного существа, как на грязный дорожный костюм, как на вульгарное инкогнито своего небесного гражданства. Он хочет быть и стать только духом».
"Быть и стать только духом» человек вполне может в воображаемой жизни на небе, а в реальной жизни на земле бесконечно, сколь угодно близко он приближается к чистому духу или к самому богу лишь в том случае, когда он впадает в нищету, когда он не имеет ничего, чтобы есть и пить. Поэтому нищету христианство окружает ореолом святости, чистоты и духовности. Так оно становится идеологией, обоготворением закона относительной и абсолютной нищеты – закона рынка и капитализма. Угнетение, обогащение ничтожного меньшинства имущих классов является материальной причиной нищеты громадного большинства неимущих трудящихся масс. А христианство с его ложным учением о духовном совершенстве человека, об очищении своего духа от последних остатков материи – еды и питья – выступает как идеологическая причина нищеты и смерти, перехода в spiritualis, в потусторонний мир духовного бога. Спиритуализм является отражением капитализма, жестокого и бесчеловечного общественного строя.
Маркс писал: «Так как в наше время человек, не имеющий ничего, и есть ничто; так как он лишен и необходимых средств к существованию вообще и, в еще большей степени, средств к человеческому существованию; так как состояние неимения есть состояние полного отделения человека от его предметности, – то ввиду всего этого неимение вполне правильно представляется Прудону самым важным предметом размышления, и это тем более правильно, чем менее размышляли над этим предметом до Прудона и до социалистических писателей вообще. Неимение – это самый отчаянный спиритуализм, это полнейшая недействительность человека, полнейшая действительность его обесчеловеченности, это весьма положительное имение – наличие голода, холода, болезней, преступлений, унижения, отупения, всякого рода обесчеловеченности и противоестественности».
О неимении, обнищании и вымирании населении в Якутии, о спиритуализме современного рынка и капитализма, т.е. о переходе большинства людей «в иной мир» руководитель Общественного Движения «Якутия – Наше Мнение» С. Петров подчеркивает следующее.
«В начале 90-х годов якутянам обещали "золотые горы» от участия в приватизации. Многие прибыльные предприятия Якутии могли стать истинно народными.
Однако они стали «кормушками для блатных» (преступников. – Г.Р.). Под видом внедрения рыночных инструментов произошло присвоение чиновниками и олигархами активов, принадлежащих всему народу.
Коррупционные механизмы легализовали преступное обогащение меньшинства. Внедрено коррумпированное распределение по блату среди «своих людей» основных благ… .
Это обрекает большинство на обнищание и вымирание. У простых людей, кто не может прокормить себя, два пути: в мир иной или в бомжи».
Сказанное здесь о Республике Саха (Якутия) напоминает и, по сути, сходно с положением вещей в Демократической Республике Конго (бывший Заир). Конго, как и Якутия, богато алмазами, нефтью и газом. Оно в свое время было колонией Бельгии и собственностью одного человека – бельгийского короля Леопольда III. Доходы от указанных полезных ископаемых шли в карман Леопольда III и становились «кормушкой для блатных, для его приближенных.
В результате национально-освободительной войны Конго освободилось от колониальной зависимости и стало самостоятельным и суверенным государством. Первым его президентом стал Мобуту. Теперь он, как раньше Леопольд III, стал управлять и распределять блага от естественных богатств «по блату среди "своих людей”». А широкие народные массы Демократической Республики Конго остались такими же бедными и нищими, как при колониальном порабощении империалистической Бельгией.
Олигархи и чиновники в Якутии контролируют богатые алмазные, золотые, нефтяные, угольные и другие месторождения и распоряжаются народными богатствами, представляющими общественную собственность, как со своей личной собственностью. В результате присвоения доходов от эксплуатации общенародных природных богатств непомерно обогащается один человек или узкий круг элиты, а большинство населения республики обрекается «на обнищание и вымирание». В СМИ неоднократно сообщалось, что первый президент Республики Саха (Якутия) М. Николаев свои богатые доходы хранит в тайных счетах иностранных банков в Австралии и Сингапуре.
С.Петров настаивает на том, что другой бывший президент Якутии В. Штыров всю сознательную жизнь посвятил преступному личному обогащению, а не благополучию населения республики. Он подчеркивает: «Действия федеральных правоохранительных органов направлены на выявления возможного участия Штырова и его пособников в преступлениях в сфере алмазного бизнеса. Эти преступления являются особо тяжкими, так как наносят значительный ущерб экономической и национальной безопасности государства, и уголовное преследование по ним не имеет срока давности.
В случае судебного доказательства совершения преступлений бывшему президенту Якутии Штырову и его пособникам должен быть вынесен справедливый приговор, вплоть до высшей меры наказания».
Но оказалось, что дело не так просто решается. Работа правоохранительных органов по существу зависит от политической воли властей предержащих, которая, в свою очередь, выражает корыстолюбие богатых классов и народов, которые продолжают мучить, самодурствовать и терроризировать слабые, малые и бедные коренные народы.

3. Корыстолюбие и властолюбие – движущие силы колонизаторов. Варварство, крайние жестокости и бесстыдный разврат христианских рас

Богатые люди, в своей совокупности составляющие класс частных собственников и олицетворяющие богатство вообще, приводят мир, в котором они живут, к испорченному и безнравственному состоянию. В этом мире «правда и совесть… оказываются лишними», духовность сводится к нулю и утверждаются и расцветают различные виды бездуховности: корыстолюбие, властолюбие, жадность, жестокость, ложь и прочие.
В качестве примера можно привести необоснованное, жестокое и преступное обвинение Штырова и его сообщников лучших и умных представителей якутской интеллигенции в национализме и экстремизме. Корыстолюбие и властолюбие Штыровцев проявились в их ненормальной склонности, влечению и страсти к жестокостям и мучительству по отношению к якутскому поэту Ивану Уххану – героическому защитнику якутского народа от свирепого, дикого и враждебного нападения шовинизма и сионизма. Их садизм выразился и в том, что настойчиво и целеустремленно устроили сто судебных заседаний над Иваном Ухханом, получая удовольствие от причинения ему физических и моральных страданий.
Свое отрицательное отношение к богатству и к богатым людям и народам, к цивилизации, основанной на частной собственности, высказал епископ Якутский и Ленский Роман на вышеупомянутом Республиканском Форуме общественности. Он говорил: «Если высшей целью для человека является наслаждение, слава и богатство, то все остальное, т.е. истина и правда, и совесть… оказываются лишними. А если к этой цели стремятся уже не какие-то отдельные люди, но целые общества, если такая цель является движущей силой всей цивилизации, разве не очевидно, какое будущее может ожидать нас». Думается, что в этих словах эпископа прозвучали отзвуки первоначального христианства, имеющего точки соприкосновения с рабочим движением за социализм.
Чтобы понять будущее, следует знать и учесть не только настоящее, но и прошлое. В средние века богатство проникло и стало господствовать не только в общественной и государственной жизни, но и в святой и духовной сфере – в церковь. В результате духовность, евангельская светлость, радость и человечность, составляющих основу жизнедеятельности церковной общины тех людей, которые почитают и поклоняются богу, лопаются как мыльный пузырь, обнаруживая свой лицемерный характер. Душа человека извращается и развращается, теряет свою духовность, становится бездушной, проявляя дикость, жадность, жестокость и склонность к мучительству, насильничеству и убийству.
Это пространно и обстоятельно разъясняется Гегелем так: «Церковь организуется, но в дальнейшем сама переходит к мирскому существованию, к богатству, имуществам, сама становится мирской и заражается всеми страстями дикости, ибо пока это духовное есть лишь принцип. Сердце же пребывает в обыденном существовании, мирском, и все отношения между людьми еще определяются соответственно вышеуказанным склонностям, вожделениям, страстям, соответственно дикости… . Не будучи соответственным духовному, мирское так же существует, как нечто наличное и представляет собою непосредственно природное мирское. Таким образом, церковь будет обладать в самой себе непосредственным природным принципом. Она будет запятнана всеми страстями, властолюбием, корыстолюбием, насильничеством, обманом, грабительством, убийством, завистью, враждой, всеми этими пороками дикости, и правление также будет характеризоваться такими страстями. Хотя это господство должно было бы быть господством духовного, оно на самом деле оказывалось господством страсти».
Из гегелевской характеристики христиан вытекает, что они являются лицемерными и двоедушными. Они, когда в большинстве случаев руководствуются «природным принципом», проявляют сколь угодно много жестокостей и зверств. «Природный принцип» можно угадывать и в словах Ленина, который говорил: «Мы, националы большой нации, оказываемся виноватыми в бесконечном количестве насилия, и даже больше того – незаметно для себя совершаем бесконечное количество насилий и оскорблений» по отношению к маленьким, слабым и угнетенным нациям.
Вместе с тем христиане притворяются, утверждая, что они руководствуются не природным, а духовным принципом, иначе говоря, добротой и человечностью. На самом деле это их утверждение есть в большей степени обман, ибо они руководствуются духовностью в крайне малой степени, в чрезвычайно коротенький момент времени. Они становятся ангелами и святыми лишь в течение всего четверти часа, когда совершается богослужение, а во все остальное время дня, недели и месяца руководствуются природностью, становясь грешными, дикими и дьяволами.
Известно, что христианство делит людей на добрых и злых, на человечных людей и людей-зверей. Кроме того, в нем люди, особенно богатые, становятся неискренними и двуликими: добрыми, человечными лишь в один момент времени, а во все остальное время за пределами данного момента злыми и звероподобными.
Христианская «вера, – по мнению Фейербаха, – ассимилирует только верующих и отталкивает неверующих. Она добра по отношению к верующим и зла по отношении к неверующим. В вере лежит злое начало», т.е. природное, деспотическое, авторитарное и насильственное начало, иными словами, диктатура. В ней мирный принцип побежден принципом диктатуры, духовный принцип – природным, ибо мирный, духовный, человечный принцип существует лишь как принцип без действительного осуществления. В самой действительности реализовалась диктатура, т.е. нечто недуховное и насильственное.
Христианство имеет партийный и классовый характер. Всякий иноверец – мусульманин, иудей и язычник – для верующего христианина составляет резко противоположную группу – неприемлемую партию неверующих, безбожников, т.е. атеистов.
«Вера, – писал Фейербах, – по существу партийна. Кто не за Христа, тот против Христа. Либо за меня, либо против меня. Вера знает только врагов или друзей; она не может быть беспристрастной; она имеет в виду только себя. Вера по существу нетерпима». Существо христианства направлено против принципа толерантности, свободы совести, против права на жизнь и на свободу иноверцев и неверующих. Христиане всегда готовы «с бесконечной жестокостью купаться в крови, скотски дико свирепствовать» (Гегель) над ними, гнить их в тюрьме или наказать сумасшедшей суммой рублей. Христианская «вера, – продолжал Фейербах, – есть огонь, беспощадно пожирающий свою противоположность».
Она пожирала в огне иудеев, как последователей иудаизма – противоположной антихристианской партии в религии. Толерантность полностью исключается в отношении к иудеям. Еврейский народ был обреченным на ликвидацию народом. Христианские народы себе желают вечную жизнь и счастье в раю, а другим народам обещают вечное бедствие и смерть в аду.
Соответственно еврейская религия была порабощенной религией, предназначенной на уничтожение. Свобода совести, терпимое отношение и мирное сосуществование межу христианством и иудаизмом не позволялись.
Евреев насильственно крестили, ставили перед суровым выбором между физическим уничтожением и переходом в христианство. Инквизиция зверствовала, «купалась в крови, скотски дико свирепствовала» над иудеями. Христиане для них устроили «темное царство», обижая, унижая, издеваясь и совершая над ними ужасные преступления.
Об одном из изощренных и диких приемов обращения в христианство М.Я. Горелик отмечает: «В XIX в. России был изобретен новый способ обращения евреев в христианство: призыв еврейских детей с 12 лет на военную службу. Этих малолетних солдат называли кантонистами. Дети, оторванные от семьи, подвергались унижениям и издевательствам. Их лишали сна, морили голодом, пороли, окунали в воду, доводя до обмороков, выставляли раздетыми на мороз. Военное начальство требовало от них принятия христианства. Известен случай, когда доведенные до отчаяния дети утопились во время показательного крещения».
Сказанное есть страшное преступление христиан, ибо по совести и по закону запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, например, в христианскую веру, например, посредством крещения.
Христианство по своей природе есть злобное вероисповедание. В нем существует постоянная и неослабевающая угроза быть в огне уничтоженным для всех – не только для иноверцев, но и для единоверцев, для самих христиан. Характерным претворением этой угрозы в реальность было Варфоломеевская ночь, в которой христиане католики кровожадно убили 30 тысяч христиан протестантов, признанных еретиками, не подлежащих прощению и помилованию. Так что христиане дискриминируют не только других, но и друг друга. Они проводят враждебное различие не только от других, но и между собой.
У христиан полностью отсутствуют стремление к достижению взаимного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести. Всепрощение и всеобщая любовь также сведены к нулю.
Журналист газеты «Якутск вечерний» (27 июля. – 2012. – С. 6) М. Романов в своей статье «Посадить нельзя помиловать» произвел опрос христиан г. Якутска. Статья его была написана по поводу обвинения в хулиганстве участниц группы Pussy Riot Н. Толоконниковой, Е. Самуцевич и М. Алехиной.
Он пишет: «Пытаясь совместить в сознании кровожадные лозунги православных возле здания московского суда и христианские догмы о всепрощении, мы провели небольшой опрос среди верующих людей в храмах Якутска. Из опроса обнаружилось, что якутские православные христиане выбрали «кровожадные лозунги», отвергнув «догму о всепрощении» и поставили запятую после слова «посадить» и фраза получилась такая: «посадить, нельзя помиловать». Образованный и дипломатичный епископ Якутский и Ленский Роман в один момент склонился к «догме о всепрощении», но в дальнейшем все же пришел к твердому христианскому заключению: «наказать!».
Православные христиане относятся к другим христианам – католикам и протестантам – как к еретикам, отступникам и изменникам и всегда готовы расправиться и строго наказать их. А к слабым и беззащитным язычникам они относились вообще бесчеловечно, применяли к ним разные виды звериной жестокости и варварского мучительства.
Православное христианство – государственная религия в России. Под его господством царская Россия превратилась в преступную политическую организацию – в империю, осуществляющую подлое и зверское угнетение и насилие над коренными народами, как над домочадцами в единой многонациональной семье под руководством русского народа и русского государства. Известно, что советское правительство признало и осудило преступление старого русского государства как незаконное деяние, иными словами, как диктатуру царизма.
Пришлые православные от верхов, воевод до самых народных низов, казаков, промышленных и служилых людей были охвачены «пушной горячкой». Пушнина для них стала навязчивым представлением, приводящим их к безумию и бешенству. Местные язычники были безжалостно обращены в ясачное холопство или рабство. И пришлые рабовладельцы к ним относились сурово, безумно и бешено, иначе говоря, относились к ним как к вещам или как к говорящему рабочему скоту, которого можно бить и убивать.
При малейшем неудовольствии при платеже ясака пушниной местным населением и при малейшем подозрении в нежелании местного человека – язычника креститься православные колонизаторы самодурствовали и предавались садизму, жестокосердию и мучительству.
Высшей целью и движущей силой колонизаторов – пришлого православного населения – явились нажива и обогащение, представляющие воплощение низменных побуждений и страстей – алчности и жадности – цивилизованных людей.
По этому поводу Энгельс писал: «Низкая алчность была движущей силой цивилизации с ее первого до сегодняшнего дня; богатство, еще раз богатство и трижды богатство, богатство не общества, а вот этого отдельного жалкого индивида было ее единственной, определяющей целью».
Цивилизованные народы накапливают капитал, свое богатство грабежом и угнетением, кровопийством купцов, но и культуртрегерством. Империалист-колонизатор порабощает коренные народы под маской развития их культуры. Известно, что в Якутии благодаря православным миссионерам коренное население приобщилось к письменности и к элементам просвещения. В Якутске была открыта духовная семинария. В первой четверти XIX в. возник якутский алфавит. В 1819 г. была напечатана первая книга на якутском языке – «Катехизис».
Тут следует заметить, что со словом катехизис сочетаются слова бог и религия. И необходимо вспомнить утверждение просветителя В. Белинского о том, что «в словах бог и религия» содержится «тьма, мрак, цепь и кнут».
Империалисты-колонизаторы, как все богатые люди, с низменной страстью души стремились получить с труда коренных народов и торговли с ними все большую и большую прибыль или барыш. В войне за все более высокие барышнические проценты, они, принадлежащие христианским народам, наглухо заточили в глубине своей души, т.е. скрыли, свели на нет «духовный принцип» или духовность и не дали ему раскрыться, развиться и осуществиться в действительности. Зато в самой действительности они руководствовались прямо противоположным, чисто «природным принципом», связанным с такими реальными вещами, как богатство и имущество, находящихся в качестве их частной собственности.
Как следствие христианские народы в отношении коренных народов земного шара теряют свойства человечности, доброты, праведности, справедливости и миролюбивости и приобретают свойства животности, злостности, воинственности и зверской беспощадности и жестокости.
В Якутии на Колыме Дежнев, Сильверстов и другие православные романтики безобразничали, совершали жестокости, учиняли насилие над местным населением и власти объявили розыск на них. Историк исследователь Г.А. Попов писал: «Из воеводского наказа 1664 г. мы читаем, что на Колыме служилые и промышленные люди, приезжая к иноземцам, навязывают свои товары за соболей, а у кого нет, то тех бьют батогами насмерть и берут поруки, берут насильно жен, дочерей, детей и продают их промышленным людям за соболи…».
У Г.А. Попова читатель далее узнает, что власть имеющий, воевода Барнышев отнимал у ясачных якутов для холопства дочерей и жен при живых мужьях, что охотский приказчик Крыжановский отбирал у тунгусов жен и дочерей для разврата, что русские обращают в рабство инородок.
В царской России власть и церковь были слиты в один клубок. Церковь, имея «мирское существование, богатство, имущество», и власть руководствовались одним и тем же «природным принципом». Они управлялись «всеми страстями, властолюбием, корыстолюбием, насильничеством, обманом, грабительством, убийством, завистью, враждой, всеми этими пороками дикости». Так что культура в России была отсталая, находилась на низком уровне. На этом уровне жизнь людей не пересоздана духовно. «Духовный принцип» остается абстрактным, существующим где-то в глубине души людей без конкретной реализации в их действительной жизни. На этом основании само христианство делит людей на богоподобных и зверообразных, на человечных людей и людей-зверей. На низком уровне культуры в обществе преобладают и господствуют звероподобные люди, люди-звери, а не человечные люди. Такое христианское различение людей в известном смысле совпадает с социальным делением на рабовладельцев и рабов, на угнетателей и угнетенных.
С.Серафимович приходит к выводу, что Сибирь делается рабовладельческой страной. И Якутия превратилась в военную колонию – в страну рабов или ясыров – пленных из местного населения, захваченных во время казачьих набегов и погромов, т.е. «купания в крови». Ясырами, удовлетворяющими половую страсть завоевателей, чаще всего являлись женщины и подростки. Известно, что С. Дежнев просил царя «оставить кормить на зиму, до себя, ясырочка моего, якольную женку именем Абакай да Сючю».
Знаменитый казак и землепроходец С. Дежнев оказался романтиком-безобразником, животно-сладострастным, похотливым субъектом, добившимся варварским образом насильственной, животной любви у Абакаяды. О всеобщем разврате, половой распущенности и о повсеместном распространении сифилиса, связанными с пришлым православным населением мы узнаем у того же С. Серафимовича.
Он писал: «Казаки и другие служилые люди во время своих поездок берут вместо ямщиков женщин и девушек, дорогою насилуют их, а застращенные родители изнасилованных не смеют жаловаться. Часто подобные проезжающие отнимали вовсе жен и дочерей, и оставляли их за собой или продавали другим. Иногда эта насильная любовь сопровождалась варварством, достойным полчищ Тамерлана»; «Некоторые воеводы заводили развратные дома…Разврат коренился преимущественно в частных домах. Это был разврат всеобщий, сопровождаемый большим количеством преступлений. Митрополит Филофей свидетельствует об огромном количестве детоубийств, совершавшихся в его время»; «разврат забирался даже в монастыри… Такая всеобщность разврата», расцвета «природного принципа» «необходимо вела за собой страшное распространение сифилиса, которым в Сибири сильно страдает русское население…». Далее: «Большинство сибирских колоний походило на огромные дома терпимости, в которых мог удовлетворять свои плотские инстинкты каждый приезжий» православный русский.
В наше время лишь отдельные лица становятся серийными маньяками – «чикатилами», которые насилуют женщин, девушек и мальчиков. А в то историческое время «чикатилами» становилась масса приехавших людей. В первую очередь воеводы – главы, правители Якутской области – охотились за местными жителями как за зайцами, отнимая у них жен, дочерей и сыновей для насильственных действий сексуального характера и становясь, таким образом, развратными злодеями. В этих зверских злодеяниях не отставали от воевод, даже превосходили их буквально все остальные православные обыватели Якутии.
Все это на Востоке. Здесь славились землепроходцы. С. Дежнев прославился и как мореплаватель. А на Западе мореплаватель Х. Колумб прославился «открытием» Америки. Кровавая история коренных народов Америки написана колонизаторами и империалистами Европы, которые учинили бесконечное количество унижений, оскорблений и насилий над мужчинами, женщинами и детьми местного населения, «купались в крови, скотски дико свирепствовали», проявляя в отношении к ним каннибализм, ненависть, вражду и зверскую жестокость.
Каннибализм, это – преступление, которым прославляли и увековечивали себя как Герострат колонизаторы, империалисты и фашисты всех времен и всех народов. Подобное преступление – нарушение всех законов, всех юридических и нравственных норм и правил – вошло как признак высшего достоинства человека, как изображение самодурства людей и как центральный образ героя «темного царства» в русской литературе.
Шовинистическая и православная дискриминация состоит в том, что самодуры русской жизни и колонизации не останавливаются на том, что они обижают, оскорбляют и мучают коренных народов, но идут дальше, осуществляя кровавое, каннибальское преступление над ними. И эти ироды, «белокурые бестии» устраивают иронические праздники, торжественные заседания, обеды и ужины до сегодняшнего дня и исполняют «Танцы на костях» своих жертв – коренных народов.
Category: Култуура, итэҕэл, искусство | Views: 1194 | Added by: uhhan1
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Сонуннар күннэринэн
«  Тохсунньу 2013  »
БнОпСэЧпБтСбБс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 13
Ыалдьыттар (гостей): 13
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2020