Бу сир талбата (меню)
News topics
Политика.Митинги. Пикеты. Партии [766]
Мысли. Думы.Мнения, обсуждения, реплика, предложения [134]
Суд-закон.МВД.Криминал [1037]
Право, закон [207]
Экономика и СЭР [682]
Власть Правительство Ил Тумэн [877]
Мэрия, районы, муниципалитеты [309]
Мега пректы, планы , схемы ,программы. ВОСТО [130]
Сельское хозяйство,Продовольствие. Охота и рыбалка [413]
Энергетика, связь, строительство.транспорт, дороги [99]
Коррупция [735]
Банк Деньги Кредиты Ипотека Бизнес и торговля. Предпринимательство [199]
Социалка, пенсия, жилье [224]
ЖКХ, строительство [118]
Образование и наука. Школа. Детсад [182]
Люди. Человек. Народ. Общество [102]
АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. [563]
Алмазы Анабара [155]
http://alanab.ykt.ru//
Земля. Недра [197]
Экология. Природа. Стихия.Огонь.Вода [267]
СМИ, Сайты, Форумы. Газеты ТВ [85]
Промышленность [42]
Нефтегаз [219]
Нац. вопрос [235]
Соцпроф, Совет МО, Общ. организации [63]
Дьикти. О невероятном [154]
Выборы [576]
Айыы үөрэҕэ [6]
Хоһооннор [5]
Ырыа-тойук [16]
Ыһыах, олоҥхо [69]
Култуура, итэҕэл, искусство [305]
История, философия [151]
Тюрки [74]
Саха [98]
литература [27]
здоровье [348]
Юмор, сатира, критика [11]
Реклама [6]
Спорт [117]
В мире [75]
Слухи [25]
Эрнст Березкин [88]
Моё дело [109]
Геннадий Федоров [11]
Main » 2016 » Балаҕан ыйа » 28 » Подготовка к президентским выборам-2018. Зачем власти хотят сделать Россию «долговым супермаркетом»
Подготовка к президентским выборам-2018. Зачем власти хотят сделать Россию «долговым супермаркетом»
17:44

Потерянное десятилетие.
Как выборы президента 2018 года откладывают «шоковую терапию» и развитие страны

Потерянное десятилетие. Как выборы президента 2018 года откладывают «шоковую терапию» и развитие страны23 Сентября 2016 9459 2 Экономика
Российские власти откладывают реформы, но готовят граждан к непопулярным решениям, которые будут приняты после выборов. Главная интрига – после каких: думских или президентских. Однако развязка уже известна – Россия потеряет десять лет развития. И, судя по всему, ни у президента, ни у правительства нет ответа, что этому можно противопоставить.
«Настоящие войны»
После парламентских выборов и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев, отпраздновав победу «Единой России» (можно выдохнуть, «тяжело, трудно», а люди все равно за партию власти проголосовали и обеспечили ей конституционное большинство в Госдуме), заговорили об экономике, в которой уже давно наметились неутешительные тенденции.
На совещаниях у первого вице-премьера Игоря Шувалова и премьера Медведева, где проходят обкатку идеи финансово-экономического блока правительства, начались «настоящие войны», делился источник «Ведомостей». Одну из баталий прямо на глазах у президента развязали министр финансов Антон Силуанов и министр обороны Сергей Шойгу. Обсуждая расходы бюджета на оборону до 2025 года, главы ведомств перешли на повышенные тона в споре за 10 трлн руб.
Экономика не потянет, считают в Минфине, но в Минобороны чувствуют себя на передовой геополитической схватки России с Западом, только в Сирии сжигая по 100 млн долларов в месяц, не говоря уже о стоимости масштабных учений, программы перевооружения и далее по списку. С криком военные не дают снизить нагрузку на бюджет и требуют 22 трлн руб. до 2025 года, тогда как в казначействе готовы выделить максимум 12 трлн руб.
Известный выбор, неизбежно встающий перед милитаризованной экономикой, пушки или масло перед Россией пока еще не стоит. Но, как говорится, все впереди: сокращение социальных расходов делает бюджет все более военно-ориентированным. Тем временем в Минфине ведут поиски, где и что можно поскрести, чтобы и аппетиты военщины удовлетворить, и на «социалку» осталось. Период после выборов как раз тем и удобен, что позволяет принимать непопулярные решения. Правда, те ли это были выборы?
Люди вместо нефти
И у казначейства нет дефицита идей, что делать следом за тем, как Россия наконец-таки преодолела сырьевое проклятие. Поскольку доходы от продажи сырой нефти упали вдвое, а сборы налога на добавленную стоимость превысили поступления от нефтекачек, население должно платить больше. За этим незамысловатым ходом мысли ведомство, так и не перекричавшее военных, за одну неделю бюджетного процесса выдало целый пакет гвоздей в крышку гроба отечественной экономики.
Повысить взносы с фонда оплаты труда (собирать 29% со всей базы), НДС на 2% – до 20% с отменой льгот (что приведет к росту цен на товары и услуги, а также разгонит инфляцию), прочие налоги, вплоть до акцизов на сладкие напитки и отмены выплат работающим пенсионерам. Вместе с тем в правительстве задумались о повышении тарифов ЖКХ по уровню прогнозной инфляции, тогда как пенсии и другие социальные выплаты, включая зарплаты бюджетникам, остаются без индексации по фактической инфляции. Неожиданно снова возобновились разговоры о введении прогрессивной шкалы налогообложения – ее предложил теперь уже бывший спикер Госдумы Сергей Нарышкин, хотя еще в мае говорил, что будет первым, кто выступит против подобной меры. В общем, вариантов много.
Особенно важно подчеркнуть, что разговор о способах дойки тощей коровы выходят на первый план тогда, когда открыто окно возможностей для проведения реформ. Причем даже вчерашние антагонисты Медведев и экс-министр финансов Алексей Кудрин, забыв о старых разногласиях (они, кстати, тоже были из-за расходов на оборону – Медведев заручался поддержкой военных в надежде на второй срок), встречаются и договариваются регулярно работать над Стратегией развития России на 2018-2024 годы (четвертый президентский срок Путина).
Чтобы все-таки прочертить фарватер, в котором «Титаник» правительства будет двигаться дальше, Медведев, как в старые добрые времена, выступает с программным текстом в журнале «Вопросы экономики» под заголовком «Социально-экономическое развитие России: обретение новой динамики».
На заре своего президентства сегодняшний премьер написал статью «Россия, вперед!», в которой обещал создать новые виды топлива, ядерные технологии, эффективные производства, суперкомпьютеры, наземную и космическую инфраструктуру для всех видов информации и т.д. Теперь же Медведев констатирует «политизацию экономической жизни» – санкции и колебания цен на нефть в результате «политических договоренностей». И убеждает читателей, по сути, в том, что политика превыше экономики, а безопасность – развития. В целом он воспроизводит то, как российская власть видит отношения с гражданами: мы отстаиваем суверенитет и провоцируем «геополитические шоки», а вы обеспечиваете «политическую стабильность».
Донести хрустальный шар
Пока есть видимость, что так все и работает, чему Медведев не смог не порадоваться в статье – катастрофический сценарий для экономики не реализовался. (Чего из этого, впрочем, не было за последние два года: резкий скачок инфляции, длительное падение рубля, промышленный спад, бюджетный кризис?) Поэтому, считает российский премьер, можно с усмешкой припоминать президенту США Бараку Обаме его дерзкую реплику о том, что экономика России «порвана в клочья».
В то же время он признал структурные проблемы экономики (одним словом это называется госкапитализм, выстроенный Путиным), которые начали тормозить развитие страны еще до политического кризиса и главного внешнего шока – падения цен на нефть. Но, согласно Медведеву, который выступал за модернизацию и поддерживал различные нано- и IT-технологии, реформы сегодня – это «умное импортозамещение», а также поддержка малого и среднего бизнеса (об этом сказать для наполнения высказывания смыслом никогда не помешает).
Что же касается судебно-правоохранительной системы, гарантирующей права собственности, то это не зона влияния Медведева, он и не предлагает ничего кардинально менять. Таким образом, единственная новость в тексте премьера, кроме того, что он верен курсу президента, в том, что он против бюджетного стимулирования и «печатания денег», что означает от ворот поворот Столыпинскому клубу и прочей «экономике роста» с академиком Глазьевым. «Все понимают, что эмиссия необеспеченных денег – это просто производство бумаги, которое подстегнет инфляцию, обесценит доходы людей, зарплаты и пенсии. Мы это проходили и в 1980-е, и в 1990-е годы», – пишет он.
И это понятно: правительству нужно не столько отполировать хрустальный шар российской экономики, чтобы он сверкал, переливался всеми оттенками и вмещал больше света, сколько не разбить его до президентских выборов. А президент дал четкий наказ: «никакой шоковой терапии» не предпринимать. Но что делать, если 60% доходов бюджета не зависят от нефтяных цен, а дефицит бюджета нужно чем-то покрывать? «Всем людям... дать возможность свободно работать, и они заработают – и для себя, и для всей страны», – сделал вывод Медведев.
Однако окончательное решение принимать главному кандидату на президентских выборах 2018 года, и он, судя по всему, пока не готов взять у граждан в бюджет больше. Не готов он и к реформам, потому что они всегда болезненны и проводятся за счет политического рейтинга. Пока от перемен (в том числе и положительных) страну уберегают резервы и спрос на долговые бумаги России, как на «горячие пирожки» – самое время залезть в долги. Но ясно, что власти подошли к развилке – направо пойдешь, налево пойдешь, прямо… – и ценность прогнозов возросла: как там будет, за горизонтом?
И кто и как бы ни считал и не прогнозировал (ЦБ, Минэкономразвития, ВШЭ), а выходит, что Россия ничего не приобрела и даже отстала от остального мира за последние годы. Потерянное десятилетие экономистами рассчитывается по-разному: оптимисты считают, что в 2020 году экономика России по объему будет соответствовать показателям 2010 года; пессимисты уверены, что это случится уже через полтора года – в 2018 году экономика будет равна самой себе образца 2008 года. Вопрос, на что было растрачено десятилетие нации, не из тех, что предполагают односложного ответа. Но у властей всегда есть мантра про стабильность. И в 2018 год они в очередной раз прибегнут к ней, чтобы не отвечать на неудобный вопрос. А после – предъявят за нее счет.
Александр Мельников
 
20:00, 25.09 1 1
Аркадий Оксанов:Потеряно не 10 лет - потеряно более четверти века. РСФСР в 1990, не лучшем, году, по ВВП превосходила Россию в сравнении с любым последующим годом. В 2005 году Медведев за границей заявил, что ВВП России 1000 миллиардов долларов, и это означает, что Россия догнала РСФСР. Но в то же время Кудрин в России назвал другую цифру - 787 миллиардов. На самам деле, ВВП РСФСР в 1990 году был 1500 миллиардов долларов 1990 года. Это в нынешних долларах - 2700 миллиардов (сейчас - 1200). Отставание страшное, не имеющее аналогов в истории. Это отставание системное: российская экономическая формация - это концлагерный чекистский капитализм, совсем не случайно Росстат в качестве "Прибыли экономики и других доходов" определяет до 40% российского ВВП - это сумма того, что в России уходит из экономики. Не случайны все офшорные скандалы. Когда рубль стал падать, в России "откуда-то" появилось громадное количество рублей для обмена на доллары - это часть денег, хранящихся под матрасами.Если бы в России провели денежную реформу по типу сталинской 1947 года, когда наличные обменивались в соотношении 10:1, у тех, кто накопил громадные суммы, всё лопнуло бы. Давно пора понять, что России нужна экономическая революция, не обязательно кровавая, и не обязательно силами оппозиции. Пора изъять то, что незаконно накоплено с 1990 года, пора заставить сверхбогатеев компенисировать то, что они получили, зверски эксплуатируя труд, пора отнять коррупационные деньги. Тот, кто сможет придти "потом", обязательно сделает многое - выгодно. Оксанов
21:17, 24.09 0 1
Иван дурак.:Страну разграбили, народ довели до нищеты, а теперь дурака включили: не знают что делать и как дальше народ России грабить..... Вывернуть карманы у всех алигархов и у тех кто при ,,кормушке" при строился, вот и будет порядок.

Подготовка к президентским выборам-2018. Зачем власти хотят сделать Россию «долговым супермаркетом»

26 Сентября 2016 3660 1 Интервью и комментарии
Подготовка к президентским выборам-2018. Зачем власти хотят сделать Россию «долговым супермаркетом»
Налоговый режим для бизнеса и граждан останется неизменным до 2019 года – такое решение, как стало известно в конце прошлой недели, принял президент Владимир Путин. Глава Минфина Антон Силуанов на Московском финансовом форуме в пятницу рассказал, что, не повышая налоги, власти собираются растянуть резервы на три года и больше занимать на внутреннем и внешнем рынках. Так, например, в 2017 году, по его словам, правительство собирается провести внутренние и внешние заимствования на 1,2 трлн руб. и 7 млрд долларов соответственно. Замминистра финансов Сергей Сторчак при этом отметил, что Россия сейчас работает в режиме «долгового бутика», но ориентиром будущего он назвал превращение страны в «долговой супермаркет». Зачем властям занимать, если есть резервы? Стоит ли ожидать драматического роста госдолга? Есть ли опасность, что к середине 2020 годов Россия столкнется с непомерными выплатами по процентам, и мы увидим нечто подобное пирамиде ГКО 1998 года? А также, что обуславливает спрос на российские долговые бумаги, если перспективы экономики России, мягко говоря, скромные, а западные аналитики все чаще говорят о необходимости «новой перестройки»?
Сергей Звенигородский, начальник отдела розничных продаж УК «СОЛИД Менеджмент» Роман Ткачук, старший аналитик «Альпари» Сергей Гуськов, президент группы компаний «Энергия» Кирилл Яковенко, аналитик «Алор Брокер» Богдан Зварич, аналитик ИХ «ФИНАМ» Дмитрий Лукашов, аналитик IFC Markets Дмитрий Журавлев, директор Института региональных проблем

 
Сергей Звенигородский, начальник отдела розничных продаж УК «СОЛИД Менеджмент»: На сегодняшний день госдолг России к ВВП едва превышает 10%, что во многом обуславливает привлекательность российских обязательств даже в условии ограничений для иностранных банков участвовать в их размещении. То есть, по сути, если Россия приступит к массовым заимствованиям, в том числе и на зарубежных рынках капитала, то ее бумаги очень скоро растеряют большую часть своей привлекательности. Более того, по закону рынка рост предложения долговых расписок будет вести к соответствующему росту стоимости их обслуживания, при этом надо понимать, что рост долгового бремени должен быть обусловлен либо темпами роста ВВП, либо как минимум уверенным долгосрочным ростом доходов от экспорта. В противном случае страна снова вернется в ситуацию 1998 года и вновь будет вынуждена объявить о дефолте, понятно, что хорошего в этом мало. То есть я не думаю, что превращение в долговой супермаркет при условии дефицита бюджета, признаков рецессии и откровенно удручающего состояния нефтяного рынка вполне может превратить Россию в Грецию. Сейчас некоторые международные финансовые институты уже выступили с прогнозами относительно того, что в перспективе 4-5 лет долговое бремя России превысит 200% ВВП, но, на мой взгляд, это вряд ли произойдет. В случае если госдолг России перешагнет через 100% ВВП, при сохранении описанных факторов, вряд ли она сможет продолжать привлекать заемный капитал. Такое долговое бремя могут себе позволить разве что США и Япония.
Я не думаю, что отказ от повышения налогового бремени до 2019 года стоит считать уже свершившимся фактом. Учитывая наличие дыр в бюджете и необходимость их за счет чего-то латать, государство уже готовится к очередной реформе пенсионной системы, а это куда более непопулярная мера, чем повышение налогового бремени.
 
Роман Ткачук, старший аналитик «Альпари»: Из-за снижения цен на нефть в последние годы расходы российского бюджета стали превышать доходы. Перед Минфином встал вопрос сокращения бюджетного дефицита. Власти еще в прошлом году заявили, что не планируют активное расходование резервных средств. Планируется, «продлить удовольствие» как минимум до 2018 года. Напомним, через два года в России предстоит проведение Чемпионата мира по футболу (это может привести к росту бюджетных затрат) и президентские выборы.
Увеличение госдолга – один из вариантов решения проблемы бюджетного дефицита. На наш взгляд, он предпочтительней увеличения налогов. По сравнению с развитыми и развивающимися странами, госдолг России небольшой и его обслуживание не вызывает у Минфина затруднений. Так, объем ОФЗ (облигации федерального займа) составляет около 5,5 трлн руб. – это менее 7% ВВП. Кроме того, на текущий момент есть возможность разместиться по выгодным ставкам. На российский долг наблюдается спрос как внутри страны (ОФЗ активно покупают банки и прочие финансовые структуры), так и со стороны зарубежных инвесторов.
Увеличивая государственный долг, Россия идет по пути западных стран. У США, Японии и ряда других стран размер госдолга превышает годовой ВВП. Для сравнения – у России отношение Долг/ВВП = 0,18. На текущий момент размер долга умеренный и есть возможность его немного нарастить, не вызвав финансовых затруднений в будущем. Сейчас ситуация в корне отличается от конца 90-х, когда наращивание долга привело к кризису ГКО. Кроме всего прочего, у России сохраняется высокий уровень резервов. Если ситуация будет развиваться по неблагоприятному сценарию (например, нефтяные цены упадут в район 30-35 долларов), то всегда есть вариант использовать резервы для погашения долгов.
Интерес к российскому долгу подпитывает уровень доходности российских облигаций. Доходность еврооблигаций РФ составляет 3-4,5% в зависимости от выпуска и срока. При этом у них умеренный уровень риска, даже учитывая проблемы в отечественной экономике. На мировых рынках сейчас избыток ликвидности благодаря стимулирующим мерам мировых центробанков. В то же время, наблюдается дефицит доходных активов – в развитых странах доходности гособлигаций сместились в район 0, а местами и в отрицательную область. Неудивительно, что спрос на российский долг (как государственный, так и корпоративный) со стороны инвесторов по-прежнему остается на высоком уровне.
 
Сергей Гуськов, президент группы компаний «Энергия»: Объем заимствований решено наращивать потому, что уровень задолженности сейчас крайне низкий (около 10% ВВП), эту возможность не упускало в истории ни одно правительство. Резервы конечны, и потратить их несложно, но ситуация на рынке нефти, которая благоприятствует накоплению резервов, возможно, не повторится в ближайшие несколько десятилетий. В то же время долг, в том числе и внутренний, можно реструктурировать, и он все равно остается внутри страны – его в большом количестве будут покупать пенсионные фонды, инвестфонды. Долг – это гораздо более гибкий инструмент, чем резервы, тем более что их исчерпание поднимет волну критики и недовольства разных политических сил и граждан вообще.
Думаю, что от повышения налогов нам все равно не уйти, оно происходит уже сейчас – регионы вводят собственные пошлины и сборы, обсуждается изменение налогообложения для нефтяной отрасли в связи с новыми обстоятельствами на рынке нефти.
Полагаю, что госдолг можно безболезненно нарастить до 15-25% ВВП, а возвращение к пирамиде ГКО уже невозможно, так как выросло поколение людей, помнящих 1998 год.
Перспективы экономики России, если нефть вдруг начнет дорожать, очень даже неплохи – экономический рост до 5% в год, емкий и ненасыщенный внутренний рынок, поэтому долговые обязательства России хорошо котируются на Западе, пример тому – с успехом размещаемые евробонды.
 
Кирилл Яковенко, аналитик «Алор Брокер»: В принципе заимствования, если они не превышают разумной величины, вполне допустимы, даже, когда есть резервы. Указанные планы по займам, хоть и кажутся грандиозными, но с учетом макроэкономической ситуации (стабильные цены на нефть, снижающиеся темпы инфляции, небольшой дефицит бюджета) вполне допустимы. В условиях ограничений и санкций на внутреннем рынке занимать можно значительно больше, чем на внешних площадках. Дефицит бюджета не исчезнет, но будет отложен. На мой взгляд, такой маневр может быть связан с подготовкой к выборам президента в 2018 году. Для полного устранения дефицита бюджета требуется снижение расходов и повышение их эффективности. Сегодня линейно повышать налоги уже бессмысленно, их собираемость упадет, поэтому заимствования – единственный выход. Однако можно было бы ввести прогрессивную шкалу НДФЛ, при правильном подборе параметров это моментально дало бы значительную сумму в бюджет. Кроме того, необходимо активнее проводить приватизацию госпредприятий, это способно принести дополнительные средства, а также улучшить качество управления бизнесом. Если же просто наращивать объем заимствований, то уже через 3-5 лет страна столкнется с серьезными финансовыми проблемами. Для инвесторов в целом новость положительная, так как налоги на бизнес решили не повышать. Отмечу, что спрос на гособлигации может быть не только со стороны предприятий, население в условиях низких банковских ставок (6-8%) с удовольствием будет покупать надежные ОФЗ с доходностью 8-10% и возможностью продать их в любой момент без потери прибыли.
 
Богдан Зварич, аналитик ИХ «ФИНАМ»: Фактически, в любой момент может произойти ухудшение ситуации в мировой экономике. В этот момент занять по приемлемым ставкам, а сейчас Россия занимает именно по таким, будет невозможно, а значит, нужно будет искать источники финансирования бюджета. В этот момент и понадобятся резервы, чтобы поддержать экономику в сложной ситуации, когда неоткуда взять дополнительные средства. Конечно, заимствования не снимают проблему дефицита – стране нужно жить по средствам, желательно заканчивать год с профицитом. Однако не всегда такая возможность существует. В частности, необходимы средства на выполнение социальных обязательств, на поддержку регионов, а также на стимулирование экономики. Вполне возможно, что если экономическая ситуация в мире не улучшится, страна уже в ближайшее время встанет перед необходимостью сокращения дефицита бюджета, и тогда будет идти поиск сфер, где снижение расходов наименее болезненно скажется на населении и экономике страны.
При этом я не ожидаю «драматического» роста госдолга и повторения 98 года в ближайшем будущем. Как я уже сказал выше, правительство будет вынуждено снижать дефицит бюджета за счет сокращения расходов, что будет приводить к сохранению небольших объемов заимствования, направляемых на финансирование дефицита бюджета. Думаю, что правительство будет комбинировать займы со снижением расходов, что даст сбалансированный рост долга и долговой нагрузки.
 
Дмитрий Лукашов, аналитик IFC Markets: Международные резервы необходимы, так как от их объема зависит размер денежной массы в рублях. Это один из базовых принципов мировой валютной системы, контролируемый МВФ. Упрощенно, резервы позволяют осуществлять экспортно-импортные операции и финансировать дефицит бюджета, если он появляется. Я полагаю, что сейчас бояться увеличения размера государственных займов не следует. У нашей страны крайне низкое соотношение госдолга к ВВП. Оно минимально среди стран БРИКС и составляет примерно 10%. У Китая оно равно 15,5%, у Бразилии – 66,5%, у Южной Африки – 49,8% и у Индии – 47,6%. На мой взгляд, в таких условиях размещение гособлигаций вполне оправдано.
Конечно, риск повторения кризиса 1998 года присутствует и его необходимо минимизировать. Для этого имеет смысл снизить рублевую ставку ЦБ РФ с нынешних 10% примерно до уровня инфляции, которая ожидается по итогам года в пределах 6%. Я не исключаю, что перед размещением гособлигаций, ставка ЦБ продолжит снижение.
Чем, по сути, отличается бутик от супермаркета? Я думаю, что в основном – оборотами торговли или, скажем так, масштабами. В этом смысле, бездумное наращивание объема займов вряд ли поможет российской экономике. Финансирование дефицита госбюджета на заемные средства, конечно, возможно, но даже в среднесрочном периоде это тупиковый путь, не говоря уже о долгосрочной стратегии. Основную часть денег имеет смысл направлять на кредитование значимых, существующих отраслей и на развитие будущего производства. Лишь в этом случае появится отдача от инвестиций и дополнительный доход, из которого можно будет погашать займы.
 
Дмитрий Журавлев, директор Института региональных проблем: Два источника ресурсов всегда лучше, чем один. При наличии займов резервы будут тратиться медленнее, а при наличии резервов займы будут даваться охотнее – давать состоятельному гораздо легче, чем банкроту. Проблему дефицита бюджета это, конечно, не снимет, а скорее отложит. Но такой маневр даст время. Если за это время проводить эффективную экономическую политику, то можно и долги отдать и резервы нарастить. Если же потратить это время в пустую, то к моменту возврата кредитов отдать придется значительно больше, чем взяли, а резервов уже не будет. Более того, заимствуя средства, мы продаем будущие доходы, в первую очередь от нефти. А если цены на нефть не будут расти или даже будут продолжать падать? Если сегодня низкие цены на сырье создают для нас трудности, то при наличии крупных займов они могут стать причиной катастрофы – банкротства страны. А поэтому мы будем уязвимы перед давлением стран-потребителей нашего сырья, а это может иметь и экономические и политические последствия. Поэтому своим решением президент поставил нас в ситуацию жесткого выбора: эффективность или катастрофа, обострив тем самым все вопросы. Это бесспорно даст мотивацию для развития, но если что-то пойдет не так, может нам дорого обойтись.
В ближайшей перспективе трудно ожидать роста госдолга. Потому что встает простой вопрос: а кто нам эти деньги даст? Если говорить о внешнем долге, то традиционный источник – западные банки – в условиях санкций для нас если и не закрыт, то получить деньги из него удастся путем долгих переговоров и не простых условий. На Востоке если и удастся что-то получить, то тоже не сразу. Так что быстро наш внешний долг не вырастет. Что касается внутреннего займа, то в условиях снижения уровня жизни займ у рядовых граждан маловероятен. Займ у национальных компаний возможен, но вряд ли он будет висеть на государстве тяжелым грузом – условия в этом случае будет ставить государство. Так что в краткосрочной перспективе опасного роста долга не будет. В долгосрочной перспективе, как я и говорил выше, все будет зависеть от того, сможем ли мы эффективно использовать заемные средства, чтобы как минимум доход от их вложения превышал учетную ставку (проценты по долгам). Если сумеем, все будет хорошо, если нет – возможна либо распродажа госсобственности или дефолт.
Если я правильно понял Сторчака, то он говорит о том, чтобы брать кредиты не в одном месте, а во многих. Идея правильная при наличии нескольких предложений и взять можно больше и условия получить лучше. Хотя, конечно, надеется на огромное предложение в сегодняшних условиях не стоит. Но поскольку на рынке излишек денег и даже США не может поглотить их все, то какое-то предложение будет. Но все это даст лишь тактический выигрыш. Стратегический вопрос это вопрос об эффективности использования заемных средств.
17:11, 26.09 0 0
Аркадий Оксанов:России нужна денеэная реформа, не деномизация, а нечто, типа сталинской денежной реформы 1947 года, когда обмен зависел от того, меняются ли наличные или вклады. Если коррупционеры для хранения наличности используют целые комнаты, то при честной государственной политике есть источник "лишнего". Точно так и налоги. Рассуждения о том, что снизится собираемость - это невежество: собираемость зависит не от того, что ищут только "под фонарём", а от технологии: она должна быть такой, что не платить налог просто невозможно, просто гарантия тюрьмы. Именно этого власть не хочем, потому что в "тюрьму" сядет кооператив "Озеро". У России есть только один экономический шанс: мирная экономическая революция, при которой у богатых будет изыматься лишнее, труд будет оплачиваться в разы выше, вырастет покупательная способность населения. а в ответ появятся бизнесы, удовлетворяющие эту потребность. И такой путь может позволить власти сохранить свои позиции, пожертвовав лишь "сукою". Оксанов.
Category: Политика.Митинги. Пикеты. Партии | Views: 1272 | Added by: uhhan1
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Сонуннар күннэринэн
«  Балаҕан ыйа 2016  »
БнОпСэЧпБтСбБс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 6
Ыалдьыттар (гостей): 6
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2017