Бу сир талбата (меню)
News topics
Политика.Митинги. Пикеты. Партии [761]
Мысли. Думы.Мнения, обсуждения, реплика, предложения [129]
Суд-закон.МВД.Криминал [1031]
Право, закон [206]
Экономика и СЭР [669]
Власть Правительство Ил Тумэн [863]
Мэрия, районы, муниципалитеты [306]
Мега пректы, планы , схемы ,программы. ВОСТО [129]
Сельское хозяйство,Продовольствие. Охота и рыбалка [403]
Энергетика, связь, строительство.транспорт, дороги [99]
Коррупция [731]
Банк Деньги Кредиты Ипотека Бизнес и торговля. Предпринимательство [197]
Социалка, пенсия, жилье [223]
ЖКХ, строительство [118]
Образование и наука. Школа. Детсад [177]
Люди. Человек. Народ. Общество [102]
АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. [556]
Алмазы Анабара [153]
http://alanab.ykt.ru//
Земля. Недра [196]
Экология. Природа. Стихия.Огонь.Вода [260]
СМИ, Сайты, Форумы. Газеты ТВ [83]
Промышленность [42]
Нефтегаз [213]
Нац. вопрос [234]
Соцпроф, Совет МО, Общ. организации [61]
Дьикти. О невероятном [152]
Выборы [573]
Айыы үөрэҕэ [6]
Хоһооннор [5]
Ырыа-тойук [16]
Ыһыах, олоҥхо [69]
Култуура, итэҕэл, искусство [305]
История, философия [148]
Тюрки [74]
Саха [98]
литература [27]
здоровье [345]
Юмор, сатира, критика [11]
Реклама [6]
Спорт [117]
В мире [75]
Слухи [25]
Эрнст Березкин [88]
Моё дело [109]
Геннадий Федоров [11]
Main » 2017 » Бэс ыйа » 16 » Деньги на ветер ВПК
Деньги на ветер ВПК
08:54

Деньги на ветер ВПК


Колоссальные военные расходы истощают бюджет, а кардинальной модернизации армии не происходит

"Танк "Армата" обладает беспрецедентной разрушительной силой:
один батальон может уничтожить весь российский бюджет".

Шутка российских экономистов

 

Эти два события почти совпали по времени.

В конце апреля Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI) опубликовал ежегодный доклад, согласно которому Россия в 2016 году увеличила свои военные расходы на 5,9 процента – до 69,2 миллиарда долларов, выйдя на третье место в мире по военным расходам.

Другое событие состоялось 16–19 мая в Сочи, где Владимир Путин провел серию совещаний с руководством Министерства обороны и военной промышленности на предмет формирования новой госпрограммы вооружения. Под чутким приглядом Верховного главнокомандующего высший генералитет, чиновная верхушка и управленцы ВПК решали, как дальше вооружаться и сколько денег под это дело им нужно.

С кем воевать готовятся?

Формально с финансированием у российских военных и военно-промышленного комплекса особых проблем в последние несколько лет не наблюдалось. С небольшим лишь уточнением: по факту его львиная доля досталась вовсе не людям в погонах, а "генералам" военной промышленности и массе "эффективных менеджеров". До реальных тружеников ВПК – конструкторов, инженеров и рабочих – дотёк лишь тонкий-тонкий ручеек почти нищенских зарплат. А до военных – тоже не так чтобы уж мощный поток техники. Во всяком случае, вовсе не в том количестве, которое реально необходимо для поддержания боеспособности и замены катастрофически устаревающего парка самолетов, вертолетов, танков, бронемашин, кораблей и т. д. Да и получают армейцы зачастую не совсем то, что им действительно необходимо. Получают чаще всего не слишком современное и эффективное, не слишком качественное, поскольку производители руководствуются извечным, еще советских времен, принципом: "что вам, военным, дадут, тем и довольствуйтесь".

Последние несколько лет военные расходы России росли рекордными темпами, невзирая ни на какой кризис, санкции, катастрофическое падение цен на нефть, обвал рубля, падение ВВП, колоссальный бюджетный дефицит и прочие "мелочи жизни". Не случайно же Россия заняла третье место в мировом первенстве по военным тратам. Впереди лишь США с военным бюджетом в 611 миллиардов долларов и Китай – 215 миллиардов долларов.

Правда, и с выданным "призовым" местом есть какая-то загадка. Буквально недавно, в декабре 2016 года, был представлен ежегодный доклад Jane’s Defense Budgets, из которого следует, что впервые с 1990-х годов Россия не попала в пятерку стран с самыми большими расходами на оборону. По данным издания, Россия с военными затратами в 48,5 миллиарда долларов пропустила вперед США, Китай, Великобританию, Индию и Саудовскую Аравию. Но не прошло и четырех месяцев, как страна вдруг взлетела на третье место, а 48,5 миллиарда долларов таинственным образом трансформировались в 69,2 миллиарда. Хотя вообще во всех этих оценках неясно всё: непонятна ни методика подсчетов, ни какой курс рубля к доллару при этом брали.

Так или иначе, но во внесенном российским правительством осенью 2016 года в Госдуму законопроекте значилась самая большая за всё постсоветское время цифра предполагаемых ассигнований на оборону – 3,889 триллиона рублей. Почти четверть всего бюджета – 23,87 процента, более 4,7 процента всего объема ВВП.

Но есть еще одна такая тонкость: военные расходы финансируются вовсе не по одной лишь графе "Оборона", но и по линии других ведомств, порой совершенно гражданских. Эти траты умело замаскированы в такие безобидные разделы бюджета, как, например, "Образование", "Здравоохранение", "Физическая культура и спорт", "Общегосударственные вопросы", "Социальная политика", "Жилищно-коммунальное хозяйство", "Экономика", "Межбюджетные трансферты", "СМИ" и даже "Культура и кинематография". По этим каналам военные получают не менее 20 процентов средств, но сколько именно, как и на какие цели – это уже закрытая информация. К примеру, как еще в 2013 году подсчитал Василий Зацепин, заведующий лабораторией военной экономики Института экономической политики им. Гайдара, в проекте трехлетнего бюджета на 2013–2016 гг. секретными стали 24,8 процента всех расходов. Для сравнения: до 2012 года закрытая часть бюджета ещё не превышала 11,2 процента, затем засекречивание статей бюджета стремительно выросло. Впрочем, бюджет 2017 года в этом смысле несколько "умереннее": закрытые расходы должны составить там около 18 процентов. Так или иначе, но реальные военные траты явно много выше официально анонсированных.

Но вот только, отставая от США почти в 9 раз по официальной цифре военных расходов (а по версии Сергея Шойгу, выступившего 24 мая 2017 г. в Совете Федерации, в 11 раз), а от Китая – более чем в 3 раза, на деле Россия просто изматывает, истощает свою экономику, поскольку тратит на вооружение до 7,4 процента своего ВВП. В то время как США – не более 3,1 процента своего ВВП, а Китай и вовсе 1,68 процента. Для справки: российский ВВП меньше американского почти в 15,5 раз, китайского – в 9,5 раз (по другим оценкам, в 14 раз). Доля России в мировой экономике недотягивает и до 2 процентов (1,77%), продолжая падать, зато российская доля в мировых военных расходах – 4 процента. Получается, что страна тратит на военные усилия много больше, чем реально может себе позволить? Но за счет чего: ведь если у военных и производителей оружия прибыло, то где-то, разумеется, убыло? А убыло, судя по бюджету на 2017–2019 годы, много где: только в этом году ассигнования на экономику снижены на 366 миллиардов рублей, а к 2019 году – более чем на 500 миллиардов. Финансирование ЖКХ урезано катастрофически – с 61 до 27 миллиардов рублей, образование "похудело" на 77 миллиардов, здравоохранение обрезали почти на четверть, изъяв у медиков свыше 100 миллиардов рублей…

И есть еще графа "Безопасность и правоохранительная деятельность": цифра там вполне сопоставима с теми же официальными расходами на оборону…

Куда ни кинь…

Так или иначе, в России решено зачать совершенно новую программу вооружений. А как же тогда прежняя? На сочинских совещаниях у Путина речь шла о проекте госпрограммы вооружений на 2018–2025 годы, хотя формально всё еще действует госпрограмма вооружений на 2011–2020 годы. Получается, новая госпрограмма накладывается на ныне действующую, "откусывая" у нее три года. В чем, собственно, дело? Неужели всё запланированное по-стахановски выполнили досрочно, а выделенные средства использовали полностью и целевым образом – и тоже досрочно? Непохоже. Насколько известно, госпрограмма вооружений на 2011–2020 годы (ГВП-2020), принятая в декабре 2010 года, не только не перевыполнена, но даже и близко не выполнена, хотя средства на нее выделены. И возникают смутные подозрения: уж не провалили ли программу, не слишком удачно распорядившись выделенными на нее финансами? А выделено было на перевооружение армии и флота 20 триллионов рублей и еще 3 триллиона – для переоснащения военно-промышленного комплекса.

Наиболее расходными статьями ГВП-2020 стали: военно-морская – на перевооружение флота выделили 4,7 триллиона рублей; авиационная – 4,5 триллиона рублей; закупки для воздушно-космической обороны поглотили 3,4 триллиона рублей; на перевооружение Сухопутных войск – 2,6 триллиона рублей; 2 триллиона – на переоснащение стратегических ядерных сил (СЯС), а также на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР).

Вроде и солидные суммы, но явно мало для кардинального переоснащения или хотя бы жизненно необходимой модернизации ракетной составляющей стремительно устаревающих СЯС еще советской "закваски". Стоимость одного ракетоносца Ту-160 оценивают не менее чем в 300–400 миллионов долларов, потому с советских времен его и не строят – не по карману. В 1993 году поддержание в боеспособном состоянии каждого Ту-160 обходилось в миллион долларов в год, ныне – много больше. Невзирая на выделенные средства, сроки модернизации бомбардировщиков дальней авиации оказались сорванными, сорван и срок производства транспортных самолетов Ил-76МД-90А.

Военным надо было заменить огромное количество техники, произведенной еще в советское время, чтобы реализовать поставленную задачу: довести долю современной техники в войсках с 23 процентов (как это было в 2011 году) до 70 процентов в 2020 году. Но средства уходят, прежде всего, на поддержание боеспособности уже имеющейся техники и ее капитальный ремонт, на модернизацию старых образцов и уже в последнюю очередь на выпуск чего-то нового. Тоже, кстати, давно устаревшего советского образца… Не случайно сразу после сочинских совещаний куратор военпрома вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что новая программа вооружения предусматривает отход от модернизации старых образцов вооружения.

Российские ВВС в Сирии, март 2013 г
Российские ВВС в Сирии, март 2013 г

Сирийская война тоже способствовала корректировке и пересмотру программы перевооружения, поскольку вновь на практике подтвердила несоответствие целого ряда систем современным условиям. Да и расходы на сирийскую операцию, не заложенные в бюджет, оказались высокими и тоже потребовали корректировки финансовой части программы перевооружения.

Не могли не внести корректировку в ГВП и события на востоке Украины. Как и санкции за Крым: Россия лишилась возможности закупать технику, аналогов которой у нее нет, покупать электронику для военных нужд, комплектующие для собственных систем вооружения, которые в самой России не производят. Но особенно сильно ударил по программе перевооружения авиации и флота разрыв военных связей с Украиной: ныне приходится чуть не на коленке налаживать производство двигателей для вертолетов и пытаться чем-то заменить украинские корабельные двигатели. Современные станки для военной промышленности за рубежом российскому ВПК тоже не продают. Не случайно в сентябре 2016 года во время поездки Путина в Тулу губернатор Тульской области Алексей Дюмин обмолвился про "острый дефицит отечественных станков спецназначения и новых роторных производственных линий для боеприпасников", добавив, что и "по программному обеспечению мы находимся не совсем в хорошем состоянии". Проблема импортозамещения, судя по всему, всё еще остра и, как не раз признавал и Путин, "принципиально важна": без ее решения нет и реального перевооружения. Потому на нее вынужденно и "направляются серьезные ресурсы", ранее совершенно не запланированные. И решить эту проблему полностью не надеются даже к 2025 году, когда, как заявляется, российское "вооружение и техника будет состоять из узлов, компонентов, деталей российского производства на 85 процентов".

И 55 триллионов мало

О формировании "новой редакции" госпрограммы вооружения, рассчитанной до 2025 года, Путин впервые заговорил уже в 2013 году – всего лишь на третьем году реализации рассчитанной на 10 лет ГВП-2020. Тогда же представил и две причины: необходимо "развитие высокоточного оружия не только большой дальности, но и тактической зоны поражения", а также "оптимизация стрелковой отрасли", в которой, по словам Путина, "накопилось немало проблем". Фактически это первое признание из высоких уст, что со стрелковым вооружением дела не так хороши, как уверяли. Но городить такой огород из-за "стрелковки" точно не стали бы, значит, куда более существенными оказались проблемы с высокоточным оружием "тактической зоны" – то есть оружием поля боя: управляемыми средствами (ракетами, снарядами и пр.) третьего поколения, реализующими принцип "выстрелил и забыл".

Про необходимость оснащения новейшим высокоточным оружием и передовыми средствами связи говорилось столь часто, что трудно было не догадаться: проблема действительно очень серьезная. Похоже, конструкторы и промышленники никак не могут выдать военным высокоточные "изделия" с теми тактико-техническими характеристиками (ТТХ), которые уже давно имеются на вооружении армий НАТО. Но чтобы создать такое вооружение, для начала необходимо едва ли не с нуля создать соответствующие КБ (конструкторские бюро) – уже на действительно новейшей научно-технологической базе. Для промышленного выпуска надо иметь средства производства нового поколения, которые тоже придется создавать самим и тоже с нуля, поскольку российское станкостроение по факту уже давно умерло. Это в первую очередь негативно сказывается на производстве боеприпасов, поскольку, как уже не раз констатировал эксперт в этой сфере Юрий Шабалин, "собственного станкостроения в боеприпасной отрасли промышленности у нас в стране не существует". Приобрести же станки последних поколений на международном рынке не удастся – их России не продают. С развитием российской электронной компонентной базы дела едва ли не печальнее, в ином случае Путин не стал бы регулярно поднимать эту тему на совещаниях по перевооружению.

Ни в декабре 2015 года, ни даже в 2016 году ГВП-2025 не утвердили. Нет ее и ныне, но первый проект обещали анонсировать к 1 июля 2017 года. Можно предположить, что всё упирается в острую нехватку средств. Изначально Минобороны запросило под ГПВ-2025 порядка 55 триллионов рублей – в дополнение к 20 триллионам, выделяемым под ГПВ-2020. Но против выступило Министерство финансов, и в декабре 2016 года на расширенной коллегии министерства Сергей Шойгу сообщил, что стоимость ГВП-2025 сократят до 30 триллионов рублей. Однако Минфин категорически отказался удовлетворить и эту заявку, согласившись выделить не более 12 триллионов. По этому поводу 9 сентября 2016 года на закрытом совещании в Кремле Сергей Шойгу сцепился с Антоном Силуановым. Шойгу хотел уже поменьше – 22 триллиона, но министр финансов вновь соглашался только на выделение 12 триллионов, поскольку бюджет просто не выдержит большей нагрузки.

"Леопард" 2A4 на вооружении польской армии, ноябрь 2015
"Леопард" 2A4 на вооружении польской армии, ноябрь 2015

Но чтобы привести запущенную военную машину в дееспособный вид, недостаточно даже 55 триллионов. Не случайно несколько лет назад тогдашний главком Сухопутных войск генерал-полковник Александр Постников в сердцах бросил, что было бы дешевле покупать несколько немецких танков "Леопард", нежели один "хваленый Т-90", который "всего лишь семнадцатая модификация танка Т-72", изготавливающегося с 1972 года. Ибо монстры оборонки в момент сжирают любые триллионы, а вот что, когда и почем выдают – это вопрос.

При монополии производителя у министра обороны нет выбора: танки ныне производит только Уралвагонзавод, истребители и ударные самолеты – фактически только "Сухой", стратегические и дальние ракетоносцы-бомбардировщики – монополия Туполева… И над всем этим еще и "центровой" монополист – "Ростех". Никакого рынка и никакой конкуренции. При такой структуре если бы даже и 55 триллионов выдали, их всё равно не хватило бы. Да и средства на неизбежный распил в бюджет надо заложить. В апреле 2016 года Генпрокуратура оценила ущерб от коррупции в Вооруженных силах более чем в 9 миллиардов рублей, при реализации гособоронзаказа выявлено свыше 9,6 тысяч нарушений законов и возбуждено 163 уголовных дела.

Залпы по террористам в Сирии обескровили наши арсеналы, по некоторым оценкам, почти на 40 процентов, и возможности быстро их пополнить просто нет

Еще одна "малозаметная" проблема, о которой если и говорят, то лишь узкие специалисты. Программы перевооружения отчего-то обходят своим финансированием сферу производства боеприпасов, и особенно пороха. Хотя ассигнования на эту отрасль, казалось, по определению должны относиться к числу приоритетных. Как утверждает один из экспертов, "залпы по террористам в Сирии обескровили наши арсеналы, по некоторым оценкам, почти на 40 процентов, и возможности быстро их пополнить просто нет". В том же материале перечисляются стратегически значимые предприятия, судьба которых оказалась плачевна, невзирая на все гособоронзаказы и госпрограммы вооружения. Обанкрочен и ликвидирован Бийский химкомбинат, производивший баллиститный порох, смесевое твердое ракетное топливо, самые крупные твердотопливные ракетные двигатели. Также "приказало долго жить" производство пироксилинового пороха и смесевого твердого ракетного топлива на кемеровском заводе "Прогресс"; прекращено изготовление баллиститного пороха и твердого ракетного топлива на красноярском химкомбинате "Енисей"; ликвидирован Режский химзавод (производство баллиститного пороха) и т. д. и т. п. Если срочно не принять меры, бьет тревогу эксперт, то уже в ближайшее время российская армия останется без боеприпасов, и "танки, корабли, самолеты и вертолеты превратятся в обычные средства передвижения"…

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

 
Category: Экономика и СЭР | Views: 571 | Added by: uhhan1
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Сонуннар күннэринэн
«  Бэс ыйа 2017  »
БнОпСэЧпБтСбБс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 7
Ыалдьыттар (гостей): 7
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2017