Бу сир талбата (меню)
News topics
Политика.Митинги. Пикеты. Партии [895]
Мысли. Думы.Мнения, обсуждения, реплика, предложения [255]
Суд-закон.МВД.Криминал [1256]
Право, закон [321]
Экономика и СЭР [832]
Власть Правительство Ил Тумэн [1194]
Мэрия, районы, муниципалитеты [395]
Мега пректы, планы , схемы ,программы. ВОСТО [214]
Сельское хозяйство,Продовольствие. Охота и рыбалка [544]
Энергетика, связь, строительство.транспорт, дороги [151]
Коррупция [858]
Банк Деньги Кредиты Ипотека Бизнес и торговля. Предпринимательство [287]
Социалка, пенсия, жилье [274]
ЖКХ, строительство [132]
Образование и наука. Школа. Детсад [212]
Люди. Человек. Народ. Общество [214]
АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. [662]
Алмазы Анабара [161]
http://alanab.ykt.ru//
Земля. Недра [240]
Экология. Природа. Стихия.Огонь.Вода [369]
СМИ, Сайты, Форумы. Газеты ТВ [151]
Промышленность [43]
Нефтегаз [281]
Нац. вопрос [283]
Соцпроф, Совет МО, Общ. организации [65]
Дьикти. О невероятном [182]
Выборы [657]
Айыы үөрэҕэ [80]
Хоһооннор [5]
Ырыа-тойук [22]
Ыһыах, олоҥхо [101]
Култуура, итэҕэл, искусство [362]
История, философия [227]
Тюрки [76]
Саха [146]
литература [40]
здоровье [462]
Юмор, сатира, критика [13]
Реклама [7]
Спорт [121]
В мире [86]
Слухи [25]
Эрнст Березкин [88]
Моё дело [109]
Геннадий Федоров [11]
BingHan [4]
Main » 2023 » Тохсунньу » 10 » Сергей Марков: «Россия сделала уже несколько шагов к своему поражению»
Сергей Марков: «Россия сделала уже несколько шагов к своему поражению»
22:01

Сергей Марков: «Россия сделала уже несколько шагов к своему поражению»

10.01.2023
YKTIMES.RU – «Если мы потерпим поражение в конфликте с Украиной, то война может перейти на территорию России с угрозой оккупации страны, разделения ее на несколько частей вплоть до краха российской государственности», — так прогнозирует негативное для РФ развитие ситуации политолог Сергей Марков. О том, почему государственная система продемонстрировала высокую степень неадекватности, какие были сделаны главные ошибки в ходе СВО, почему не произошла консолидация элит, насколько серьезны риски теракта против президента России и возможна ли ядерная война между РФ и США, он рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

«Российская государственная система продемонстрировала высокую степень неадекватности»

— Сергей Александрович, как вы оцениваете итоги 2022-го, определяющим фактором которого стала специальная военная операция (СВО), и какие делаете выводы из происходивших в течение года событий?

— Я считаю, что итоги года катастрофические. Специальная военная операция, которая планировалось быстрой и эффективной, оказалась не быстрой, не эффективной и переросла в долговременную военную операцию. Сообщается о десятках тысяч погибших со стороны Украины и России, но на самом деле уже, видимо, сотни тысяч погибших. Миллионы беженцев. Фактически идет гражданская война внутри русского народа, развязанная руками США и Запада.

При этом на Украине произошел огромный качественный сдвиг в отношении к России. Если раньше антироссийские настроения в украинском обществе составляли 10 процентов, потом под влиянием пропаганды их стало 15 процентов, а затем 20–25 процентов, то после начала СВО они достигли порядка 70–80 процентов. Произошла консолидация украинского политического режима на антироссийской основе. Это тоже катастрофическое последствие.

Российская армия фактически потеряла статус второй армии мира, если не брать ядерное оружие. В глазах всего мира она оценивается как исключительно неэффективная и не способная решать боевые задачи. Я, кстати, так не думаю. Проблема не в том, что Российская армия слабая, а в том, что украинская армия стала очень сильной. Украинская армия уникальна, потому что в ней воюет русский солдат (один из лучших в мире), фашистский офицер (потому что спецслужбы США провели фашизацию офицерского корпуса, а он является скелетом армии) и американские и британские генералы, которые управляют ВСУ. Даже если они граждане Украины, у них, как правило, есть вторые паспорта и зарплату они получают в долларах или фунтах стерлингов.

В геополитическом плане мы тоже видим не переход к многополярному миру, а, наоборот, перезагрузку однополярного мира, значительное усиление США, которые показали свою огромную мощь, эффективность, способность контролировать политические режимы. Западная цивилизация сегодня как никогда консолидирована вокруг США. А Россия оказалась слабой. По сути дела, американцы нанесли поражение Российской армии руками украинской во многих местах. Российская армия была вынуждена оставить миллионы людей и сотни населенных пунктов в Киевской, Полтавской, Сумской, Черниговской, Харьковской, Херсонской областях. На этих людей обрушились репрессии, потому что на Украине реальный террористический режим.

А на Россию обрушился санкционный шторм, который затрагивает десятки миллионов человек. Хотя наша экономика более-менее выстояла, все равно санкции — это сильный удар, создающий огромные проблемы для граждан, особенно общественно активных. У людей большие трудности с тем, чтобы поехать во многие страны, отменены сотни авиационных маршрутов. Резко изменилось отношение к России. На Западе отменяют все, что связано с нашей страной.

А российская государственная система продемонстрировала высокую степень неадекватности, поскольку не смогла предугадать ход развития всех этих событий. Очень ошибочно проводилась и специальная военная операция, и политическая работа. Чего стоят одни слова «все идет по плану», которые вызывают ненависть населения. Однако поддержка политического руководства России оказалась прежней. Может быть, даже немножко увеличилась. Важным является не только поддержка политического руководства среди населения, но и то, что в элите нет никакого раскола, на который надеялись американцы.

Что еще важно? В глобальной экономике наступил кризис. Перезагрузка однополярного мира и усиление лидерства США привели к катастрофическим последствиям для Европы. Нанесен удар по уровню жизни, по социальной жизни, по бизнесу. Европа показала полную неспособность защищать свои интересы. Европейские страны, которые претендовали на то, что они носители свободы и демократии, поддержали киевскую хунту. А киевская хунта является образцом антиевропейскости, антидемократичности, антилиберализма и прямо ведет террористическую деятельность. То, что Европа поддержала эту хунту, свидетельствует о ее будущем крахе, потому что когда учительница в школе решила войти в компанию бандитов и с ними водку пить, то ее карьера в школе не задастся точно.

«Беда пришла не только в украинские семьи, но и в российские»

— Вы как-то писали в «Телеграме», что в этот раз люди в России ждали Нового года и чуда больше, чем обычно, чтобы отвлечься от того кошмара, который пришел к нам в 2022 -м. То есть ситуация в обществе воспринимается как кошмарная?

— Конечно. Беда пришла не только в украинские семьи, но и в российские. Кроме тех, кто воевал на фронте с начала СВО, во время мобилизации были призваны еще 300 тысяч человек. Каждый из них затрагивает по 3–4 семьи. Несколько сотен тысяч уехали из страны. Каждый из них тоже имеет отношение к 3–4 семьям. В итоге беда коснулась 10–15 миллионов семей. Хотя по опросу ВЦИОМ получились очень неожиданные результаты ответов на вопрос о главном событии 2022-го. Оказалось, что СВО стала главным событием года только для 62 процентов наших граждан. Еще для 9 процентов главное событие — это мобилизация. А санкции вообще оказались самыми важными лишь для 3 процентов россиян. То есть только для одного человека из 33. Можно сказать, что это пощечина Джо Байдену и европейским лидерам.

— Однако Путин все-таки просчитался, начав СВО?

— Я четко сказал — проблема в государственной машине. Не будем трогать Владимира Владимировича. Хотя начало СВО было абсолютно неизбежно. Путин ошибся, что не ввел войска на Украину в 2014 или 2015 году. Вот это была главная ошибка. И все разговоры о том, что мы были не готовы, просто сказка. Это украинский режим был не готов к такому сопротивлению, как сегодня. В итоге за 8 лет с военной точки зрения мы стали сильнее, условно говоря, в 3 раза, а киевский режим — в 30 раз. Мы к военному конфликту на Украине начали готовиться с лета 2021-го. А в Киеве — с лета 2014-го. Все эти годы их обрабатывали и накачивали натовские силы под руководством США. Они готовили прокси-войну против России руками прокси-режима Украины.

— Какие основные ошибки были совершены за время проведения СВО руководством России?

— Было сделано огромное количество ошибок. Важнейшая ошибка — начинать спецоперацию без предварительной подготовки. Мы, по сути дела, попали в ловушку. Еще одна ошибка — отсутствие бомбежек, ударов по Вооруженным силам Украины с самого начала. Все думали, что с ними можно будет заключить союз. Надеялись на поддержку населения, как это было в Крыму и как было бы в 2014–2015 годах. Но мы ничего не делали для этого, не боролись за сознание жителей Украины. А Запад 8 лет настраивал украинцев, что Россия — их враг.

Граждане Украины не могли встречать РФ с распростертыми объятиями и цветами. Они боятся поддерживать нас. Все прекрасно знают, что украинское государство — это террористический режим, и он отомстит. Украинцы встречали бы нас с цветами, если бы Россия разгромила террористическую киевскую хунту. Но мы ее не разгромили. А в этих условиях надеяться на то, что абсолютно запуганные люди будут радоваться при виде Российской армии, — просто поразительная наивность.

Серьезные ошибки были сделаны при проведении мобилизации. Во-первых, ее надо было проводить еще в марте – апреле, а не в сентябре – октябре. Во-вторых, сама мобилизация была организована настолько плохо, что испугались даже многие патриоты. Когда мобилизованных бросают на фронт, а родственники покупают им все то, чем должно обеспечивать государство, и тратят на это десятки тысяч рублей, это вызывает понятные ропот, недовольство и страх.

Огромной ошибкой было затяжное взятие Мариуполя. По сути дела, Россия попала во временную ловушку, организованную специально. Надо было разряжающими ударами идти дальше и бить противника. Но мы застряли на Мариуполе.

Стамбульские переговоры тоже были временной ловушкой. Потом оказалось, что у украинской армии банально кончились снаряды, и они начали переговоры, чтобы притормозить наши войска. То есть было несколько временных ловушек, которыми воспользовался враг, чтобы провести всеобщую мобилизацию и оснастить свою армию новым оружием. А после этого ВСУ перешли в контрнаступление.

Отказ от реальной войны и катастрофическое запаздывание в принятии необходимых решений привели и к сдаче Херсона, которая стала крупнейшим поражением России. В результате всех этих ошибок киевский режим с помощью США и НАТО убил сотни тысяч русских с украинскими паспортами и десятки тысяч русских с паспортами РФ.

«Киевский режим является террористическим, и это успешный террористический режим»

— Почему не были объективно оценены силы противника, не рассчитали, что Киеву бросится так масштабно помогать коллективный Запад?

— То, что коллективный Запад станет помогать Украине, было понятно. Но, несмотря на эту поддержку, украинский вопрос хотели решить быстро. Быстро его решить не удалось. Москва 8 лет пряталась от украинского вызова и в 2022 году не смогла с ним справиться. По отношению к врагам России надо действовать жестче. Потому что киевский режим является террористическим, и это успешный террористический режим. Практика показала, что такие режимы, как Талибан*, ДАИШ*, киевская хунта, очень успешные.

Люди действительно боятся. Поставьте себя на место пророссийской семьи, которая живет, допустим, в Запорожской области. Вам надо выбрать — жить ли вам под контролем Украины или России. Скажем, надо решить важнейший вопрос — куда отправлять своих детей получать образование — в украинскую школу или российскую. Если вы отправите ребенка в украинскую школу, то он будет спокойно учиться, потому что Россия не устраивает терактов. А если ребенок пойдет в российскую школу, то украинская власть там будет совершать теракты, так как власть террористическая. Естественно, вы отправите детей туда, где безопаснее. И таких кейсов по разным параметрам огромное количество. А Россия ничего не смогла им противопоставить.

— А выводы, работа над ошибками делаются или нет?

— Конечно. Мобилизацию сделали? Сделали. Правда, с огромным опозданием в отличие от Украины, но сделали. Увидели, что с мобилизованными бардак получается? Увидели. Подключили общественность и все исправили. Поняли, что не хватает дронов? Поняли. Заявил Путин, что мы должны завалить нашу армию беспилотниками? Заявил. Начали их закупать и сами производить. Значит, выводы делаются правильные. Но достаточные ли выводы — это другой вопрос.

— Назначение Сергея Суровикина тоже результат определенных выводов?

— Общественность одного генерала считает хорошим, другого — плохим. Это все от недостатка информации. На самом деле все генералы примерно одинаковые. Конечно, время от времени их надо менять и так далее. Но это не имеет большого значения. Хорошо, что с назначением Суровикина прекратились публичные споры и критика генералов со стороны тех же Рамзана Кадырова и Евгения Пригожина. Они полностью поддержали и непростое решение сдать Херсон, понимая, что это была уже военная необходимость.

— Вы писали, что сейчас создают новую ЧВК. Это делается для того, чтобы уменьшить влияние Пригожина?

— Нет у Пригожина никакого влияния. Это все сказки. Там, где не надо, нет никакого влияния. У него есть влияние там, где надо, в том, что касается военных действий. По Бахмуту у него точно есть влияние. И новая ЧВК создается не для того, чтобы уменьшить влияние Пригожина. Он все равно будет заниматься своими задачами. У него были задачи в ЦАР, Сирии, Мали, и они хорошо выполнены. Сейчас выполняются задачи на Украине, в районе Донецка, Донбасса. Пригожин отлично справляется с задачами, лучше, чем другие подразделения. Но политического влияния у Пригожина особо нет, кроме тех вопросов, которые возникают на фронте. А новая ЧВК создается потому, что опыт ЧВК Вагнера показал, что это очень хорошее дело.

— Зачем в срочном порядке были проведены референдумы и приняты в состав России новые субъекты?

— Логика здесь предельно простая. Там живут русские люди, и они всегда хотели в Россию. Те, кто против Москвы, уехали из регионов ранее. А те, кто остался, хотят говорить на русском языке, праздновать День Победы 9 мая и жить вместе с большой Россией. В условиях, когда Российская армия начала отступать, появился огромный страх среди населения. Люди стали бояться поддерживать РФ, опасаясь, что Российская армия уйдет, а их репрессируют, и Россия их не будет защищать. Но когда состоялись референдумы, Россия сказала: «Не бойтесь, мы вас защитим. Вы граждане России». В присоединении к РФ жители этих территорий видели спасение.

«Создается такое ощущение, что наше министерство культуры действует в интересах врагов России»

— Остаются ли у РФ шансы на победу?

— Да. Россия в 5 раз больше, чем Украина. Бо́льшая часть населения Украины может быть потенциально пророссийской, потому что это русские люди. Но чтобы этого добиться, нужно вооружить армию, пойти вперед, разгромить украинскую армию, установить жесткий, эффективный оккупационный режим и вылечить людей. К жителям Украины надо относиться как к членам тоталитарной секты, которых туда затащили силой. Но поскольку они уже члены тоталитарной секты, теперь они сами себя уговаривают, что находиться в данной секте правильно.

— Этого достаточно для победы?

— Еще нужна быстрая военная мобилизация экономики, общества и культуры. То, что сегодня делает министерство культуры и те, кто его курирует в администрации президента, вообще недопустимо. По сути дела, они саботируют общественную консолидацию. Создается такое ощущение, что наше министерство культуры действует в интересах врагов России. Например, для канала «Культура» такой аббревиатуры, как СВО, вообще не существует, несмотря на то что специальная военная операция идет уже почти год. Не снято ни одного фильма про СВО. Да их уже должно быть два десятка!

До этого 8 лет шла гражданская война на Украине. Где фильмы про войну, госпереворот? Ничего нет. Это не нейтральная позиция, это какое-то вредительство. Огромные бюджеты шли людям, которые сейчас сбежали. Разве не было ясно, что они враги, что они сбегут? Да всем все было ясно. Почему огромные государственные бюджеты шли противникам России? Совершенное непонятно.

Поэтому нужна общественная и культурная мобилизация. Вот Шаман спел пару песен. Почему все говорят о его песнях? Потому что они такие гениальные? Да нет. О них говорят, потому что они единственные. Больше почти ничего нет. Да и Шаман с трудом пробивается. А эти песни должны крутить каждый день.

— Почему так происходит?

— В государственных структурах, правящей партии долгое время проходил отрицательный отбор. Брали в основном серых бюрократов, которые всего боятся, а ярких людей выкидывали из системы.

— Кстати, Путин говорил, что мы не будем переходить на мобилизационную экономику.

— Он говорил то одно, то другое.

— Верят ли в победу российские элиты? Или прав Игорь Стрелков, который говорит о том, что в головах элит война уже проиграна?

— Российские элиты не верят ни во что. В этом главная проблема. Цинизм, принципиальная антиидеологичность — вот что их характеризует. Элиты готовы принять и победу, и поражение. Стрелков в данном случае ошибается. Он думает, что элиты хоть во что-то верят. Нет, они не верят ни во что.

— При этом вы говорите, что раскола в элитах нет.

— Да, раскола нет. Практически нет случаев, когда представители высоких должностных лиц уехали и публично осудили руководство России. Хотя спецслужбы десятков стран мира проводили для этого огромную работу. Но даже от таких политических фигур, как Анатолий Чубайс, которые все-таки уехали из страны, никаких публичных антироссийских заявлений не прозвучало.

Но есть угроза того, что раскол элит может быть. Почему? Потому что у нас не было чистки элит. И ее необходимо провести. Если ничего не делать, то раскол произойдет. Тем более что в элитах много потенциальных предателей. Неслучайно после объявления мобилизации многие члены семей российской элиты, в отличие от самих элитариев, уехали за рубеж. Но пока раскола в элитах нет.

— А как же разговоры о «партии войны» и «партии мира»?

— Это пишут в основном оппозиционные проамериканские СМИ.

Другой вопрос — консолидация элиты вокруг достижения победы. Она решена по минимуму. Считается, что раз никто не предал и не сбежал, консолидация элиты произошла. Но это не совсем так. Если элиты не перебежали на сторону врага, это не значит, что они консолидированы для того, чтобы воевать. Да, они не занимаются саботажем, но существенная их часть считает, что это не их война. Стрелков имеет в виду именно то, что элиты не считают эту войну своей. Для них это путинская война, война ватников, глубинного народа. А элиты этой войны не хотят, они считают, что Путин ошибся, и примут любой исход СВО. И победу, и поражение. И это, конечно, большая проблема.

«Произошел разгром прозападной оппозиции. Но вполне обоснованно, так как она перешла с антипутинских позиций полностью на антироссийские»

— Но кто бы как в элитах ни относился к СВО, всем необходимо демонстрировать публичную к ней лояльность.

— Конечно, внешне элиты демонстрируют лояльность по отношению к СВО, чиновники ездят в Донбасс, они понимают, что иначе в будущее их не возьмут. Но есть, например, ряд весьма известных экспертных структур, которые работают на гранты администрации президента. Они 2–3 раза пробормотали что-то осуждающее в отношении Америки, и все. Посчитали, что подобного достаточно. По сути дела, это имитация поддержки.

— А чем объясняется блогерская активность Дмитрия Медведева и какие у него перспективы?

— Это объясняется тем, что предыдущая политическая ниша Медведева оказалась ликвидирована. Он был либералом во власти, у него имелась своя команда. Сейчас прозападный курс невозможен. Ему приходится искать новые ниши. Поскольку есть явный спрос на более высокий уровень патриотизма, жесткость по отношению к Западу, он его и выражает. Это востребовано населением. Как я неоднократно говорил, жестче надо, жестче. Для этого есть объективная необходимость. Политика России действительно должна быть жестче. Конечно, не по отношению к своим гражданам. Она должна быть жестче к врагам РФ. Вот об этом Медведев и говорит. Иногда зашкаливает.

— А не слишком ли круто в 2022 году закручивали гайки, когда разбирались с иноагентами, придумывали разные кары в адрес политических беженцев?

— Гайки вообще не закручивали. Наоборот. Все очень вяло. Надо действовать гораздо жестче, по законам военного времени. Да, произошел разгром прозападной оппозиции. Но вполне обоснованно, так как она перешла с антипутинских позиций полностью на антироссийские. Люди, по сути дела, призывали к терактам. В отношении них и были приняты меры, да и то минимальные. Кого-то убили? Ни одного. Кто-то под пытками покалечен? Ни один. Я не призываю к таким действиям. Но на Украине убиты тысячи, а у нас — ни один. Владимир Путин заявил, что он не осуждает и тех, кто не показал себя патриотом и уехал из России. Путин понимает, что это тоже вина государства, которое провалило патриотическое воспитание молодежи.

— Возможна ли в России отмена моратория на смертную казнь, о чем говорят все чаще?

— Только если ситуация будет ужесточаться. Смертная казнь контрпродуктивна. Понятно, что это убийство, негатив. Она проводится в условиях, когда государство еще не вышло из архаического общества и не создало сильные цивилизационные структуры. Россия вышла. Возвращение к смертной казни также возможно, когда начинаются массовые преступления в виде убийств и так далее. У нас этого нет. Поэтому возвращение к смертной казни было бы признаком того, что ситуация с безопасностью в России стала существенно хуже.

— В конце 2022 года Госсовет Татарстана принял решение, что глава республики будет называться раисом, но Рустам Минниханов до конца нынешнего срока своих полномочий сохранит статус президента. Как РТ удалось договориться с Москвой и почему та все-таки пошла на уступки, раз согласилась разрешить Минниханову называться президентом до конца его срока? И как вам решение наименовать главу Татарстана раисом, что, например, в арабских странах считается даже круче президента?

— Соглашение о том, что все главы регионов России будут называться без приставки «президент», — это формирование единого политического ландшафта Российской Федерации. Чем она более единая, тем более сильная. То, что Татарстан согласился с тем, что высшее должностное лицо будет называться главой республики, а не президентом, — это вклад РТ в укрепление единства Российской Федерации. В ответ федеральная власть с максимальным уважением относится к таким политикам, в частности к Минниханову. Смена наименования перенесена на период, когда закончится срок его полномочий. Москва не хочет действовать через колено, через силу, а предпочитает поступать максимально уважительно.

Еще один важный момент связан с тем, что наименование «раис» — это выражение некоторой особости Татарстана и его роли в связях России с большим, огромным исламским миром. Но данное название будет дополнительным к главе республики на русском языке. Из тех изменений, которые произошли, надо еще отметить, что к нему не будет обязательного требования владения татарским языком, вторым государственным языком Татарстана (такая поправка в Конституцию Татарстана пока не принята, ее рассмотрение отложено на 2023 год — прим. ред.). Это дает возможность того, что будущие руководители республики могут быть назначены не из РТ, а из федерального центра.

— Надолго ли может затянуться операция на Украине?

— Никто не знает. Все аналитики — политические, военные — со своими прогнозами провалились. Никто ничего толком не понимает. Можно прогнозировать только на тактическом уровне, что произойдет в ближайшую неделю-другую.

— На какую из зарубежных стран еще может надеяться Россия?

— Есть мощнейшая коалиция. 50 государств мира, которые участвуют в гибридной войне против РФ. Часть этих стран с меньшим населением, но большей частью экономики, глобальной инфраструктуры противостоит России с энтузиазмом, надеясь забрать какие-то наши территории и богатства себе. То есть первая группа — агрессоры со своим интересом. Это США, Великобритания, Германия, Франция, Польша. Вторая группа — агрессоры по принуждению, которые участвуют в противостоянии России без энтузиазма. К ним можно отнести Австрию, Венгрию, Италию, Испанию, Японию. Третья группа стран — это те, кто придерживаются строго нейтралитета. Они ни в чем не участвуют, но и рисковать не хотят. Таких стран большинство. Некоторые из них боятся за свои интересы. Например, нефтедобывающие страны прекрасно понимают, что лимит цены на нефть обязательно ударит и по ним, и они против этого потолка цен. Но многие государства боятся попасть под вторичные санкции. Четвертая группа — это те, кто придерживается благожелательного к Москве нейтралитета.

Они пытаются воспользоваться ситуацией и дают возможность России обходить западные санкции и зарабатывать на них. Это Турция, ОАЭ, Китай, Индия. И есть небольшое количество стран, которые прямо поддерживают РФ, так как сами находятся под агрессией западной цивилизации. Это Беларусь, Венесуэла, Иран.

— Как вы оцениваете отношение к России сегодня бывших союзных республик?

— Их отношение достаточно простое: «Господи, лишь бы нас не тронули». Все боятся и вторичных санкций, и первичных тоже. Все боятся агрессора и знают, что главный агрессор — это США.

«Риски теракта против президента России вполне серьезные»

— А Китай может присоединиться к санкциям против РФ?

— Может. Мы вообще не ожидали, что Китай займет гипертрофированный нейтралитет. Нам хотелось, чтобы Пекин занимал более союзническую позицию. Но он занял более нейтральную.

Почему еще многие страны заняли такую позицию? Главная причина в том, что Россия не выигрывает. Никто не хочет стать союзником того, кто потерпит поражение. Во всех странах читают западную прессу. А западная пресса пишет, что Россия терпит поражение, что оно неизбежно. Во всем мире в это действительно верят. Тем более что российские войска отступали из 6–7 областей. Плюс люди совершенно не понимают, почему Россия ввела войска и не наносила удары по штабам Вооруженных сил Украины. Что это за военный конфликт такой? Люди во всем мире совершенно не понимают, почему РФ столько месяцев не наносила удары по критической инфраструктуре противника, а в это время Запад, по сути дела, создал новую украинскую армию.

Когда Москва начала намекать на применение тактического ядерного оружия, это тоже стали воспринимать как проявление слабости. Зачем стране, которая победит, применять тактическое ядерное оружие? Это также воспринимается как проявление необъяснимой слабости и признак будущего поражения России.

Почему РФ не ведет нормальную информационную войну? До сих пор не могут придумать нормальный язык и решить, как называть наших и не наших. Какие-то союзные силы. Какие еще союзные силы?! А украинцев называют то боевиками, то бандеровцами, то неонацистами. Какие неонацисты? Там есть неонацисты, но не все же. Вот западники говорят: «Раз Зеленский — еврей, значит, это бред, что Россия его называет фашистом».

Но это элементарная вещь. Надо несколько тысяч раз в разных форматах повторять формулу о том, что это искусственный неофашизм, в котором ген антисемитизма изъят, а вместо него вставлен ген русофобии. Такой генно-модифицированный современный украинский фашизм. Вот и все. Но это не я должен говорить. Это должны говорить все российские официальные лица, все российские СМИ с утра до вечера. Тогда можно переломить аргумент, что на Украине нет фашизма, потому что сам Зеленский еврей. Но никто же ничего не делает. Или эти знаменитые слова «все идет по плану». Они вообще вызывают смех и ощущение неадекватности. Если политическое руководство неадекватно, то это индикатор будущего поражения России.

— Возможны ли сегодня переговоры о завершении конфликта?

— Во-первых, кейс со стамбульскими переговорами, как я сказал, был прямым обманом. Во-вторых, сейчас переговоры абсолютно невозможны, потому что Запад хочет военного поражения России и считает, что он близок к этому. Поэтому Запад предъявляет сверхжесткие требования. По сути дела, полукапитуляцию. Россия на это пойти не готова. Поэтому переговоры невозможны. Но большинство стран мира, которые не присоединились к санкциям, очень хотят, чтобы война закончилась. Они хотят, чтобы Владимир Путин вел себя не как маньяк, помешанный на войне, а как ответственный государственный деятель, который при хорошей возможности вышел на переговоры. Но этим странам Путин и Лавров все время говорят: «Мы готовы к переговорам. А наш враг — нет».

— А при каких условиях переговоры могут состояться?

— Есть 6 ключевых городов днепровской жемчужной цепочки: Одесса, Николаев, Херсон, Запорожье, Днепр, Харьков. Это все русские города. Там было абсолютно пророссийское население. Эти города составляли существенную долю украинской экономики. Как только один из этих городов будет взять Россией, сразу откроется возможность переговоров. Как только будут взяты два из них, начнутся переговоры. Если РФ на них не согласится и возьмет третий город, тогда Макрон и Шольц тайно проникнут на территорию России, встанут у ворот Спасской башни на Красной площади и будут ловить Путина, махать в окно его автомобиля и умолять начать переговоры. В Кремле это понимают. Поэтому наступление армии РФ является ключевым условием для заключения мира.

— Но пока лидеры «Большой семерки» заявили о желании осудить президента России и других высших руководителей российского государства. Насколько серьезна угроза насильственной смены режима в РФ?

— Очень существенная. Западники демонизируют Путина, они считают его исчадием своего ада и думают, что если его убрать, то они смогут поставить Россию под свой контроль. Поэтому они мечтают убрать Путина. Риски теракта против президента РФ вполне серьезные. Путин может куда-нибудь полететь, и его самолет могут запросто сбить. И что тогда будет делать Россия? Все возможно. Не надо забывать, что они чудом не убили президента Украины. Они убили глав Ирака, Ливии. Россия на порядок мощнее. Но американцы не боятся больших задач. И Гаага вполне реальна. Мы же были свидетелями распада СССР. Были свидетелями, как они пленили Слободана Милошевича. И между прочим, ничего не доказали, но уморили его, не давая лекарства.

«Могут быть удары и по Москве, и по другим территориям России. Наши враги активно используют террористические методы»

— Чего ждать от 2023 года? Какие главные риски?

— Можно делать прогнозы только на зимние месяцы о том, что будут продолжаться боевые действия. Обе стороны надеются уже зимой добиться каких-то успехов. По итогам этого периода определится новая расстановка сил. Возможно, тогда у сторон и отроется возможность для переговоров. Российская военная машина может начать работать, а может застопориться.

Но пока могут быть удары и по Москве, и по другим территориям России. Наши враги активно используют террористические методы. А мы пока серьезных ответов на это не дали. Как в данных условиях действовать? Сами мы на теракты пойти не готовы. Но проблемы как-то надо решать. Для прекращения терактов против России и ракетных ударов по Донбассу удары по инфраструктуре киевского режима должны быть сильнее. Пока недостаточно армия РФ бьет по террористам. Если мы не отвечаем, то ситуация террористической войны будет развиваться все больше и больше. Поэтому угроза терактов, безусловно, существует. Эта серьезная угроза будет постоянно повышаться.

Главный риск — это поражение в военном конфликте на Украине. Россия сделала уже несколько шагов к своему поражению. Сначала провал специальной военной операции с точки зрения взятия под контроль большей части территории Украины. Затем РФ попала в несколько временных ловушек, о которых я уже сказал. Россия с огромным опозданием принимает необходимые решения типа военной мобилизации, мобилизации экономики. Мобилизация общества вообще не сделана. Есть угроза замедления модернизации страны. У нас сломалась модель модернизации, потому что мы ее проводили с помощью Запада, на основе его опыта. Сейчас это практически невозможно. Значит, нужна другая модель. У нас ее нет. Этот вызов носит стратегический характер.

С точки зрения дальнейшего развития ситуации возможны разные варианты. Может быть сохранение в какой-то мере нынешней ситуации? Может. Может Россия пойти по пути Украины? Может. Может РФ пойти по пути Ирана с еще большей изоляцией и санкциями? Может. Может Россия стать победителем, взять под контроль бо́льшую часть Украины и пойти по пути Азербайджана, как в ситуации с Карабахом? Тоже может. Но по какому именно пути пойдет Россия, сказать сегодня никто не может. Точно можно сказать, что будет очень серьезное сопротивление. Просто не будет. Будет много зигзагов, много неожиданностей.

— То есть ситуация для России очень критична?

— Да. Если мы потерпим поражение в конфликте с Украиной, то военные действия могут перейти на территорию РФ с угрозой оккупации страны, разделения ее на несколько частей вплоть до краха российской государственности. Поражение России приведет и к резкому снижению статуса Москвы в мире. Все страны до одной будут вынуждены изменить свое отношению к РФ на более жесткое и на меньший учет наших интересов.

Поэтому угроза поражения России самая серьезная, существенная и главная. Поражение приведет к катастрофе для российской государственности и, возможно, к ликвидации РФ как независимого государства вообще. Все остальное не так существенно и является формой выражения поражения.

— Остается ли потенциал для того, что украинский конфликт перерастет в третью мировую войну?

— Конечно. Сейчас сделаны некоторые отступающие шаги. Но если Российская армия пойдет вперед и будет отказ от переговоров, возможно, натовцы сделают более решительные шаги. Авантюристы в спецслужбах США и Великобритании, которые являются виновниками этого конфликта, балансируют на грани. Не надо забывать, что они вышли за пределы конвенциональной войны, которая ведется по международным законам. Они приступили к террористической войне.

Вообще, главная проблема 2022 года для человечества заключается в том, что оно сделало несколько шагов к самоуничтожению. По сути, началась прокси-война между двумя ядерными сверхдержавами. Весь год звучали угрозы о использовании ядерного оружия. Сотни миллионов людей думают о том, как выжить в условиях ядерной катастрофы. Во всем мире проверяют бомбоубежища. И только шквал звонков от мировых лидеров в Вашингтон и Москву заставил две ядерные сверхдержавы вести себя к концу года более сдержанно в ядерной риторике. Но базовая проблема осталась — самая сильная держава мира пытается подчинить себе и политически уничтожить вторую по ядерному потенциалу державу. Это может привести к такому острому кризису, что станет возможна ядерная война между Россией и США, которая уничтожит все человечество.

Ольга Вандышева.

Category: Власть Правительство Ил Тумэн | Views: 636 | Added by: uhhan1
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Сонуннар күннэринэн
«  Тохсунньу 2023  »
БнОпСэЧпБтСбБс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 9
Ыалдьыттар (гостей): 9
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2023