Бу сир талбата (меню)
News topics
Политика.Митинги. Пикеты. Партии [890]
Мысли. Думы.Мнения, обсуждения, реплика, предложения [250]
Суд-закон.МВД.Криминал [1238]
Право, закон [316]
Экономика и СЭР [823]
Власть Правительство Ил Тумэн [1177]
Мэрия, районы, муниципалитеты [392]
Мега пректы, планы , схемы ,программы. ВОСТО [207]
Сельское хозяйство,Продовольствие. Охота и рыбалка [540]
Энергетика, связь, строительство.транспорт, дороги [143]
Коррупция [849]
Банк Деньги Кредиты Ипотека Бизнес и торговля. Предпринимательство [284]
Социалка, пенсия, жилье [274]
ЖКХ, строительство [131]
Образование и наука. Школа. Детсад [211]
Люди. Человек. Народ. Общество [205]
АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. [658]
Алмазы Анабара [161]
http://alanab.ykt.ru//
Земля. Недра [240]
Экология. Природа. Стихия.Огонь.Вода [364]
СМИ, Сайты, Форумы. Газеты ТВ [149]
Промышленность [43]
Нефтегаз [276]
Нац. вопрос [283]
Соцпроф, Совет МО, Общ. организации [65]
Дьикти. О невероятном [182]
Выборы [651]
Айыы үөрэҕэ [77]
Хоһооннор [5]
Ырыа-тойук [22]
Ыһыах, олоҥхо [101]
Култуура, итэҕэл, искусство [358]
История, философия [223]
Тюрки [76]
Саха [144]
литература [38]
здоровье [460]
Юмор, сатира, критика [13]
Реклама [7]
Спорт [121]
В мире [86]
Слухи [25]
Эрнст Березкин [88]
Моё дело [109]
Геннадий Федоров [11]
BingHan [4]
Main » 2011 » Олунньу » 1 » Распоряжение Президента Республики Саха (Якутия) Об организационном комитете по подготовке и проведению 100‑летия письма А. Е. Кулаковского
Распоряжение Президента Республики Саха (Якутия) Об организационном комитете по подготовке и проведению 100‑летия письма А. Е. Кулаковского
09:33
В.Н.Иванов,доктор исторических наук, профессор
ПИСЬМО «ЯКУТСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ»А.Е.КУЛАКОВСКОГО

Прежде всего важно уяснить – в какой социально-политической и культурной обстановке появилось письмо «Якутской интеллигенции» А.Е.Кулаковского? Ответ на этот вопрос можно начать с общего утверждения о том, что начало ХХ в. в истории Якутской области было весьма интересным, наполненным новыми процессами и событиями, периодом. Эти процессы и события происходили на фоне того, что Якутская область являлась в полном смысле этого слова частью геополитического пространства Российской империи, органической частью единой страны и, следовательно, находилась под разносторонним воздействием общероссийского исторического процесса. Особенно заметным в ней было влияние общественно-политических процессов, начиная от проявлений колониальной политики царского правительства и кончая событиями революционного, национально-освободительного движения в стране. Продолжавшийся пресс колониальной политики самодержавия прекратил Якутскую область в одну из самых отсталых в экономическом смысле национальных окраин огромной империи, в которой социальные отношения представляли собой переплетение национального гнета с различными формами эксплуатации основной части населения.

Историческая обстановка в Якутской области имела свои региональные особенности; она объективно стала питательной средой для всех общественно-политических событий и явление того времени. Обратимся к некоторым фактам, отражающим общую тенденцию сложившейся ситуации. Данные демографической картины говорят о том, что если в 1897 г. в области проживало 248 тыс. чел., то к 1917 г. в пяти ее округах числилось более 264 тыс. чел, из них в Якутском – 148 тыс. (143,5 чел. в 1897 г.), Вилюйском – около 80 (68,0), Олекминском – около 16 (15,4), Верхоянском – около 13 (14,3), Колымском – более 7 тыс. (7,2) чел. Как видно, за 20 лет общая численность населения области выросла только на 16 тыс. чел., т.е. тенденция роста численности населения  предстает, как неблагоприятная. При этом абсолютное большинство населения (примерно 96%) проживало в сельских местностях; городские жители составляли только 4% населения области, или чуть более 11,4 тыс.чел., и то главная их масса (свыше 7 тыс.) находилась в г.Якутске[1].

На этом общем фоне не лучше выглядит картина и по национальному составу. В данном случае нас интересуют показатели по якутскому населению. В 1897 г. в Якутском округе числились 130177 якутов, Верхоянском – 11347, Вилюйском – 62995, Колымском 3330 и в Олекминском – 13218, всего по Якутской области – 221067 чел. В 1917 г. в трех округах области – Якутском, Вилюйском и Олекминском – была проведена перепись населения, согласно которой в них проживало 207113 якутов. Как видно из приведенных данных, в 1897 г. якутское население этих трех округов составляло 206390 чел., следовательно, за 20 лет численность якутов в этих трех округах выросла лишь на 723 чел.[2] Хотя не исключена возможность допущения переписчиками неточностей, но на редкость низкие показатели по приросту в целом верно отражают ухудшающуюся динамику численности якутского населения за два десятилетия. Это подтверждается и новыми уточненными расчетами специалистов, согласно которым во всей Российской империи в 1897 г. Насчитывалось 225,4 тыс. якутов, а в 1917 г. – 226,9 тыс., т.е. за два десятилетии прирост составил лишь 1,5 тыс. чел., или 0,035%.

 Ясно, что естественное движение якутского населения в начале ХХ в. оказалось на критической точке, что не могло не привлечь внимания общественности. Именно на этой почве наиболее радикальные представители зарождающейся национальной интеллигенции выдвинули проблему вымирания якутского народа, которая не могла не инициировать публичного ее обсуждения. Тем более что их активно поддерживали сибирские областники во главе с Г.Н.Потаниным и Н.М.Ядринцевым, еще с конца ХIХ в. активно муссировавшие мысль об угрозе вымирания всех сибирских инородцев.

Сложными представляются социально-экономические отношения в области. Хозяйство основного населения края – якутов – зиждилось на скотоводстве, которое, по мнению специалистов, на рубеже ХIХ-ХХ вв. переживало упадок: шел процесс сокращения поголовья крупного рогатого скота и лошадей, а также других домашних животных (так, с 1860 г. по 1905 г. Общее поголовье скота и лошадей в области сократилась с 585 до 430 тыс.). Оставалась крайне низкой продуктивность скотоводства;ведение животноводческого хозяйства, основного на частной собственности на скот, было отсталым. Техника применялась спорадически, у отдельных богачей, все скотоводческое хозяйство базировалось на ручном труде с применением самодельных орудий и гужевой тяги[3].

В 1897 г. удельный вес якутов среди занятых животноводством составлял 95,8%, земледелием – 58,8, рыболовством и охотой – 69,4 строительством и ремонтом жилья – 93,6, извозным промыслом – 82,8, поденными работами – 95,4%[4].

Земля у якутов представляла главное средство производства, но вопрос о собственности сохранил свою остроту и в конце ХIХ – начале ХХ в. Главным было то, что, благодаря так называемой классной системе землепользования, фактически землями (прежде всего сенокосными) владела, распоряжалась и пользовалась верхушка якутского общества – баи тойоны. С другой стороны, юридически признанной частной собственности на землю не было. Несмотря на это, по данным И.И.Майнова, «неравномерность в пользовании сенокосными угодьями достигла у якутов таких размеров, что расстояние между тойоном и бедняком было в наслегах почти таким же, как различие между помещиком и бобылем»[5].

Со всем этим связано наличие резкого социального неравенства в якутском обществе. Преобладающее большинство улусного населения почти всю жизнь вело полуголодное существование; его низкий жизненный уровень обусловливался двойной системой эксплуатации – местным тойонатом и царизмом. Колониальный гнет последнего выражался во внимании ясака, различных податей и отправлении многочисленных повинностей. На все это наслаивался торгово-ростовщический грабеж. Усугубляла эту картину жилищно-бытовая неустроенность основной массы якутского населения.

Что касается культурной обстановки на рубеже двух веков, то это было время когда, с одной стороны, продолжала развиваться традиционная материальная и духовная культура якутов, с другой – происходило дальнейшее проникновение достижений российской культуры и ее усиливающееся взаимодействие с традиционной. Выдающееся значение в общественно-культурной жизни области имело возникновение и развитие школьного образования; хотя обучение и проводилось на русском языке, но приобщение представителей местного населения к русской грамоте и литературе было неизбежным. В начале века в области функционировали 173 школы, в которых работали 254 учителя и обучались 4660 детей; действовали четыре средних учебных заведения: реальное училище, женская гимназия, женское епархиальное училище и духовная семинария. Зарождалась якутская литература; появлялись первые  издания периодические издания периодической печати и т.д. В общественном сознании местного населения наметилось понимание огромного местного населения наметилось понимание огромного культурно-исторического значения образования, роли грамотных людей в общественно-политической жизни области.

Таким в общих чертах было положение якутского общества в начале ХХ в., что порождало вопросы не только социального порядка, но и мировоззренческого. Именно на этом общем фоне во весь рост встал вопрос о перспективах исторического развития края и народов, его населяющих. Критическое состояние якутского общества неизбежно требовало поисков нового пути развития и приводило к проблеме исторического выбора. Среди нарождающейся якутской интеллигенции стала муссироваться идея прогресса, связанная с идеей либеризации существующей системы и стремлениями демократизировать действующие порядки. Ее реализация считалось возможной только с помощью просвещения.

 С распространением просвещения была связана деятельность якутской интеллигенции. На рубеже двух веков она начинает играть все более заметную роль в общественно-политической жизни. Объясняется это тем, что именно представители интеллигенции «вращались»в сфере «производства»духовных знаний, становились носителями образованности, знатоками культуры, жизни и быта своего народа. К тому же, как воспитанники российской школы и образованности (не было национальной школы), они впитали в себя дух российской культуры, российской образованности. Поэтому якутская интеллигенция с самого начала своего формирования была носительницей двух культур – якутской и российской. Практическая же деятельность ее представителей соответствовало такому положению и естественно, что в результате ее вырабатывались своеобразные, синкретические духовные представления и мировоззренческие установки. Отсутствие национальной стерильности, конструктивная ориентация на позитивное взаимодействие двух культур – одна  из характерных черт природы формировавшейся якутской интеллигенции начала ХХ в. Конструктивность ориентации состояла в том, что национальная интеллигенция однозначно была за обогащение культуры и духовной жизни своего народа не только на собственной основе, но и на основе творческого усвоения непроходящих ценностей и достижений других народов, в том числе и русского.

Новая общественно-политическая ситуация в России и особенно события буржуазно-демократической революции 1905-1907 гг. активизировали национальную интеллигенцию. Определенную роль сыграл и манифест 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка», «даровавший»населению страны «незыблемые основы гражданской свободы»на началах неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов. 21 октября была объявлена политическая амнистия. Понятно, что эти действия царя далеко еще не решали судьбу дела свободы, но способствовали оживлению общественно-политической деятельности различных партий, объединений, союзов и т.п. На окраинах России развернулось национально-освободительное движение, направленное против тех государственных порядков, которые основаны на угнетении народов, и выдвинувшее главным образом демократические требования.

Русская революция 1905 г. пробудила к политической жизни широкие массы якутского населения – они принимали участие в митингах и собраниях, демонстрациях и уличных шествиях. Такие митинги и собрания под лозунгами свободы и демократии прошли в Якутске, окружных центрах, улусах и в некоторых наслегах; в число их требований входили: отказ от уплаты податей, несения повинностей, идея бойкота полицейских чиновников и даже – «упразднение существующего порядка управления инородцами». Публично эти требования были выдвинуты якутской национальной организацией «Союз якутов-инородцев, созданной в январе 1906 г. Судя по всему якутское общество к этому времени созрело и для выдвижения идей: члены «Союза якутов»главной целью якутского народа считали достижение «своих гражданских и экономических прав». Хотя деятельность союза была подавлена, она дала мощный толчок национальному пробуждению, образованию в области различных объединений, партий, обществ, развернувших активную общественно-политическую деятельность, направленную на выявление злободневных вопросов жизни общества. Во всем этом огромную роль играли и политические ссыльные[6].

Отставание области от центральных губерний страны, бедственное положение ее жителей понимали даже представители местной власти. Ее прогрессивные деятели пытались внести какие-то изменения в экономическую и культурную жизнь области, чтобы как-то облегчить положение населения. Губернатор И.И.Крафт, возглавлявший Якутскую область в 1907-1913 гг., намеревался провести своеобразную реформу для «улучшения быта местного населения и поднятия его благосостояния», проявив в этом отношении «энергию и инициативу», «достаточно яркую»деятельность. Ему не удалось довести до конца все задуманное, но для нас важно то, что и местная власть искала пути «созидательной работы»по новому обустройству области, оказавшейся тогда «в продолжительном забвении»[7]. И что интересно – в этой деятельности И.И.Крафт нашел понимание со стороны лидеров якутской интеллигенции.

Таким образом, немногочисленная якутская национальная интеллигенция с самого начала своего появления на исторической арене действовала на фоне крупных социально-экономических, общественно-политических и духовных изменений, как в России, так и в Якутии. Она прошла сложный путь роста и практической деятельности, но главное состояло в том, что она была обречена принять активное участие в освободительном движении за национальное раскрепощение якутского народа. Это движение по своей сути было демократическим, а его идеологи – основная часть представителей интеллигенции – придерживались либерально-демократической ориентации.

Понятно, что историческое предназначение национальной интеллигенции отразилось на формировании мировоззрения, общественно-политической позиции каждого ее представителя и в этом смысле А.Е.Кулаковский не является исключением. Мало того, он не был ее рядовым представителем. Историческая эпоха сделала его выразителем интересов всего якутского населения, одним из идеологов и лидеров национально-освободительного движения.

Жизнь и деятельность А.Е.Кулаковского (1877-1926) изучена неплохо[8]. Отсылая читателей к этой литературе, я здесь ограничиваюсь указанием на то, что в 1910-1912 гг. он находился в Качикатском наслеге Кангаласского улуса, жил в семье предпринимателя, одного из прогрессивных хозяйственных деятелей того времени С.П.Барашкова, и работал у него домашним учителем. Предлагаю, что именно в эти годы в общении с этим человеком, современного склада ума  и деятельности, Кулаковский письменно оформил свои размышления о беспросветном положении родного народа в России и мире, о тех новых идеях, которые помогли бы обустроить по новому жизнь области и проживающих в ней народов. К тому же известно, что он тогда написал поэму «Сновидение шамана», датированную им 1910 г. – плод глубоких раздумий об исторических судьбах родного народа, его месте в мировой истории. Именно эти размышления инициировали появление публицистического произведения «Якутской интеллигенции», задуманного как программа практических действий, реализация которых диктовалась охарактеризованной выше обстановкой в Якутской области того времени. В литературе оно известно как письмо А.Е.Кулаковского якутской интеллигенции. Оно является капитальным исследованием состояния якутского общества начала ХХ в. Глубоко прав был Г.П.Башарин, когда утверждал, что письмо, «отражая различные стороны экономики, хозяйства и культуры, имеет большое научно-познавательное значение»и «по нему можно судить о тех вопросах, которые волновали широкую общественность, особенно передовых людей обширного Ленского края начала ХХ в.»[9].

Содержание письма «Якутской интеллигенции»А.Е.Кулаковского можно разделить условно на две части. Первую часть Г.П.Башарин назвал «Философские вопросы о судьбах многочисленных и малочисленных народов», вторую – «Соображения относительно культивизации Якутии». В первой части А.Е.Кулаковский размышлял о борьбе народов за существование, о влиянии на нее переселенческой политики российского правительства, об угрозе надвигавшейся тогда мировой войны и ее возможных последствиях в исторических судьбах народов. Вторая часть письма состоит из «соображений»автора по вопросам, связанным исключительно с внутренними проблемами «выживания»и«существования»родного народа; причем эти соображения «выданы»им «для обсуждения»и с призывом для «деятельности».

Первая часть письма связана с общественно-политической мыслью в России конца ХIХ – начала ХХ в., выдвинувшей в качестве одной из злободневных «инородческую проблему». Инициировали ее, прежде всего, сибирские областники, которые в своих публицистических и научных изданиях довольно активно обосновывали идею о «вымирании сибирских инородцев». Она оказалась привлекательной и для представителей нарождающейся тогда национальной интеллигенции сибирских народов. А.Е.Кулаковский, конечно же, был в курсе дискуссий по проблеме и он, как оказалось, не остался безучастным к ее обсуждению, поскольку она имела прямое отношение к его родному народу, как народу, принадлежащему к группе сибирских «инородцев». С другой стороны, раздумья А.Е.Кулаковского об исторических судьбах родного народа были вполне естественными: как образованный и начитанный человек он не мог пройти мимо судьбоносных вопросов жизни родного народа в свете событий и процессов, происходивших тогда в России и мире. И совсем не случайно в этой связи он говорил о внутренней, «глубокой убежденности»в той «мысли»,которой собирался поделиться со своими единомышленниками, а именно мысли «о возможности и даже неизбежности вымирания якутов».

Итак, А.Е.Кулаковский выдвинул в своем письме тезис о вымирании якутов, который содержит следующие положения.

Проблема вымирания народов, в данном случае якутов, – проблема общечеловеческая. И то, что автор письма вышел на вопрос такого уровня, показывает его как человека незаурядного ума, человека, мыслящего крупными, глобальными категориями.

Проблема вымирания народов, в данном случае якутов, – проблема и общественно-политическая. И то, что А.Е.Кулаковский рассматривает ее как один из острейших вопросов общественно-политической жизни России и на фоне политического миропорядка второго десятилетия XXв., выдает его как выразителя общественных интересов родного народа, как человека, глубоко разбирающегося в политике властей.

Проблема вымирания народов, в данном случае якутов, – проблема и нравственно-философская. С этой точки зрения А.Е.Кулаковский выступает как мыслитель-философ, причем его размышления не похожи на житейские сюсюканья недовольного интеллигента, а являются образцом конструктивного подхода к теме разговора, мыслями действия. В целом же мы имеем уникальный документ, в котором впервые в истории общественно-политической мысли в Якутии к открытому обсуждению предложена одна из самых злободневных проблем российской действительности – проблема вымирания якутского народа. Это был смелый поступок, по существу вызов российским властям, политика которых, по  его мнению, могла ускорить негативные последствия переселения целого народа на север.

Свое убеждение в «критичности положения якутов в данное время»автор письма подкрепил очень вескими аргументами, знакомство с которыми не позволяет подозревать его в какой-то предвзятости или, как он писал, в том, что он «одержим какой-нибудь манией или мнительностью». Первый его аргумент имеет общетеоретический характер и сводится к утверждению о том, что «дикий народ, приходя в соприкосновение с более культурным, вымирает в течение более или менее продолжительного периода времени». Казалось бы, этот аксиоматичный аргумент не нуждается в разъяснениях, но Кулаковский счел целесообразным проиллюстрировать его конкретным материалом о судьбах многих сибирских «инородцев»,оказавшихся в «житейском»соприкосновении с более развитым русским народом в результате присоединения Сибири к Российскому государству, а впоследствии – переселения разорившихся крестьян из центра страны, в первую очередь, в земледельческие регионы Сибири. Автор письма превосходство «культурных»,т.е. более развитых, народов видел в том, что они в борьбе за существование вооружены знаниями, почерпнутыми из наук, и потому «легче»извлекают все полезное из окружающей природы. Народы, находившиеся на низкой ступени общественного развития, или, так называемые, «дикие»народы, не обладая научными знаниями, не выдерживают «борьбы за существование»и потому обречены на вымирание. По мнению Кулаковского, якуты не могли избежать такой участи: хотя они и «численно не убавлялись», но «поразительно быстро мельчают, становятся хилее и т.п.».

Второй аргумент, подтверждающий возможность вымирания якутов, – политика российского правительства по отношению к сибирским «инородцам». Из широкого круга ее вопросов Кулаковский сосредоточил внимание на главном – на аграрном вопросе, породившем в то время переселение огромной массы безземельных крестьян из Центральной России в Сибирь. «Ныне, – констатировал автор письма, – громаднейшие губернии Западной Сибири все переполнены: Енисейская, Иркутская губернии, Забайкальская область, пресловутый Амур, словом, все возможные места заполнены переселенцами, шедшими со времени постройки Великой Сибирской железной дороги ежегодно сотнями тысяч (за последнее время в год выходило по 800000-900000 человек)»[10].

Кулаковский, конечно же, знал что осенью 1910 г. Председатель правительства П.А.Столыпин и главноуправляющий землеустройством и земледелием А.В.Кривошеин, в связи с подготовкой «нового курса»в переселенческой политике в Сибири, осуществили поездку в этот край, по итогам которой было высказано мнение, что здесь «все обстоит выше всяких похвал»[11]. А еще больше его беспокоили результаты «обследований»«колонизационной емкости»Якутской области вице-инспектора Корпуса лесничих С.В.Маркграфа, который на основе «исследований»только в одном Алданском районе Якутской области обнаружил «колонизационную емкость»в размере 18000000 дес. земли, годной для заселения 1000000 душ крестьян из центра России[12]. И не зря автор письма так остро реагировал на «чудовищную нелепость рассуждений»этого чиновника, перестаравшегося в оценке возможностей Якутской области в«поселенческом отношении».

Острую критику рекомендаций С.В.Маркграфа А.Е.Кулаковский усиливает своими наблюдениями относительно отсутствия «лишних, свободных земель»в области и указывает, что «занятые»местными жителями земли встречаются «узкой лентой»по рекам Лена, Вилюй и Амга. Переселенцы же могут «селиться»на «незначительных»ленских островах, Ноторе, Алдане, Оймяконе и т.п., где могут уместиться только 20-30 тыс. чел. Автор письма был глубоко прав, когда утверждал, что «селиться переселенцам некуда». В этой ситуации, по предложению А.Е.Кулаковского, во-первых, двухмиллионные переселенцы, предоставленные самим себе, обречены на поголовную погибель от холода и голода; во-вторых, в целях урегулирования земельной нормы у якутов будут отобраны их «культивированные, насиженные земли», поэтому переселенческая политика правительства обязательно приведет к вымиранию последних («тогда-то мы запоем»свою «лебединую песню»).

И как итог этого – третий аргумент – угроза мировой войны или«опасность взаимного истребления друг друга», «индивидов человечества»из-за «недостатка пищи на земле». В связи с этим А.Е.Кулаковский предложил свое понимание современной ему политической картины мира, сосредоточив основное внимание на противоречиях крупных стран-государств, на далеко идущих планах-притязаниях военно-политических группировок среди великих держав, на роли каждой из них в решениях судьбоносных вопросов будущего устройства мира. И противоречия эти, по его мнению, достигли такого уровня, когда война становится реальной попыткой их разрешения. Мировая неизбежна – вот ход рассуждений А.Е.Кулаковского. И война эта затронет все народы мира, независимо от того, мал или велик тот и иной народ. Именно в этом ключе он размышляет о судьбе своего родного народа и приходит к неутешительной мысли:«Горсть якутской народности будет смята и уничтожена подобным ураганом», т.е. войной, или:«Будущее якутов рисуется мне в самых мрачных красках».

Где же выход? Что же нам делать, что предпринять? Задавшись такими вопросами, А.Е.Кулаковский рассматривает три альтернативных варианта выхода из создавшейся ситуации – спасения от угрозы вымирания. Первый вариант – перейти под протекторат таких великих держав, как Америка, Япония и Китай, но автор письма решительно отвергает его – они «нас быстро задавят в борьбе за существование». Второй вариант – переселение на север, и в данном случае он однозначно убежден: «Нет. И этот номер плох: на севере нет земель, на которых мы могли бы существовать – мы там погибнем очень скоро»[13]. Третий вариант – «наша культивизация и слияние с русскими»,что, по мнению автора письма, является «единственным рациональным средством»в борьбе за выживание якутов.

Итак, А.Е.Кулаковский в своих раздумьях об исторических судьбах родного народа считает более разумной пророссийскую ориентацию, которая действительно предотвратила или остановила бы опасность вымирания целого народа; действительно потому, что автор письма рекомендовал активную, действенную ориентацию, основным содержанием которой был процесс культивизации якутского народа с русским. Г.П.Башарин прав, расшифровывая это понятие: «Кулаковский образовал его от слова культура, придает ему широкое значение термина: приобщение к культуре, развитие культуры, поднятие материальной и духовной культуры»[14]. Разумеется, термин не предполагает слияние в одно русских и якутов, а подразумевает неразрывную связь между ними, воссоединение в один поток развития. Для этого якуты, по мнению Кулаковского, должны будут провести громадную работу по поднятию своей материальной и духовной культуры, по приобщению к более высокой культуре России.

И главное в письме А.Е.Кулаковского – те идеи и мысли, реализация которых составила бы содержание этой громадной работы всего якутского общества для того, якобы поднять на современный уровень свою общую культуру, т.е. успешно решить проблему культивизации с более развитым русским народом. Каждая идея, каждая мысль автора письма свидетельствует о глубоком знании и понимании всех животрепещущих внутренних проблем якутского общества, их состояния и перспектив их решения. В этом ключе им рассмотрен целый комплекс вопросов: землепользование, развитие земледелия, скотоводство (содержание крупного рогатого скота и лошадей), рыболовство, развитие местной промышленности, предпринимательство, рыночные отношения и т.д. Самостоятельное значение имеют его рассуждения о развитии духовной культуры населения, решающую роль в котором призвана была сыграть образованность общества (здесь он ратует, прежде всего, за школьное образование). Большое значение он придавал культурно-просветительной деятельности: открытию общественных библиотек, выписыванию книг, журналов и газет, пропаганде достижений науки техники и т.д. Особая роль отводилась созданию художественной литературы, которое должно было начаться с перевода на якутский произведений на русском языке. Удивительно точными и правильными являются суждения автора письма о том, что культурный подъем населения практически невозможно осуществить, если не вести решительную, последовательную борьбу против трех приобретенных пороков: «пьянства, картежной игры и курения табака». Обращаясь к национальной интеллигенции, Кулаковский писал:«Действуйте и агитируйте единственно в пользу и ради культуры, насаждение которой стало в нашем веке злободневной необходимостью»,…и в этом он видел «рациональную меру»в борьбе за культивизацию якутского населения с русским народом[15].

В целом же, по мнению А.Е.Кулаковского, спасение якутов от вымирания зависело от укрепления состояния культуры, внутреннего здоровья народа. Через все письмо красной нитью проходит мысль о том, что если якуты не достигнут современного уровня культуры, не приобщаться к достижениям общечеловеческой цивилизации, то они обречены на вымирание. Примечательно, что он не ориентирует родной народ на какое-то радикальное противостояние России, на конфликт с какими-то силами в «борьбе за существование».Его взгляд на реалии своего времени был мудрым, на перспективы исторических судеб родного народа – дальновидным. И этот взгляд пронизан прагматической мыслью – о преимуществах совместного проживания родного народа с русским народом в «борьбе за существование». Такова общественно-политическая, просто человеческая позиция А.Е.Кулаковского – выдающегося якутского мыслителя начала ХХ в. Она оказалась реалистичной, потому и верной.
Письмо «якутской интеллигенции»А.Е.Кулаковского являлось репрессированным документом. Сданная в архив в середине 30-х годов ХХ в. рукопись письма оставалась никому неизвестной; она была случайно обнаружена в апреле 1942 г. Г.П.Башариным, но он из-за осторожности предпочел тогда пользоваться предусмотрительно перепечатанным, машинописным текстом. Впервые о рукописи стали говорить с 1943 г., когда С.А.Бордонкий оспаривал существование подлинника письма и писал, что речь может идти только о фальшивке, совершенной предположительно П.А.Ойунским. Однако тогда же Г.П.Башарину удалось убедить партийных чиновников в наличии подлинника, но широкая общественность была лишена доступа к нему, ибо на протяжении нескольких десятилетий его держали в сейфе руководства партийного архива. Несмотря на это, документ активно использовался для разжигания политических спекуляций, предпринятых под знаком навязанной общественности республики борьбы против буржуазного национализма.

Впервые письмо «Якутской интеллигенции»увидело свет в 1990 г.[16]. В журнале «Полярная звезда»оно появилось, когда стали предприниматься попытки снять с А.Е.Кулаковского обвинения в буржуазном национализме. Вместе с тем публикация в археографическом плане имела большие изъяны, граничащие нередко с фальсификацией текста документа. Предисловие к ней написано с субъективных позиций, утверждения его автора были нацелены на «разоблачение»содержания письма, в связи с чем допущены прямые искажения смысла принципиальных положений Кулаковского[17]. Все это требовало нового издания.

В 1992 г. письмо «Якутской интеллигенции»издается в виде книги Г.П.Башариным, который написал к публикации большое предисловие под названием «Исторические судьбы письма Кулаковского». История письма впервые предстала перед общественностью такой, какой она была в действительности, – драматичной и политизированной, что не могло не отразиться на понимании документа в целом, на его судьбе, как исторического источника. В частности, Г.П.Башарин исправил многие неточности в передаче текста документа в предыдущей публикации и выдал более качественный текст. Вместе с тем надо признать, что и эта публикация не во всем следует правилам издания исторических документов; одной из главных погрешностей является то, что «для облегчения понимания содержания»документ автором публикации разбит на две части, которые озаглавлены так:«Философские вопросы о судьбе многочисленных и малочисленных народов»и «Соображения относительно культивизации Якутии», чего не было у Кулаковского.

В начале 90-х годов ХХ в. выяснились весьма интересные обстоятельства, связанные с историей создания письма «Якутской интеллигенции». Дело в том, что в семейном архиве родственницы якутских писателей Николая и Анны Неустроевых – Акулины Михайловны Неустроевой долгое время хранилась рукопись одного из вариантов письма Кулаковского (в дальнейшем «неустроевский»вариант. – В.И.). На это обратил внимание кандидат философских наук, доцент ЯГУ Ю.И.Васильев и опубликовал ее в журнале «Илин»[18]. В 2000 г. общественность республики получила книгу«А.Е.Кулаковский. Якутской интеллигенции (варианты письма)», в которой параллельно приведены тексты двух полных вариантов (ранее известный вариант рукописи назовем «архивным». – В.И.) письма, а в приложении – сокращенный, тезисный вариант[19].

Сравнение двух полных вариантов письма позволяет считать «неустроевский»вариант первоначальным. Автор письма обращается со своими раздумьями о судьбах родного народа к конкретным лицам: П.Н.Сокольникову, В.В.Никифорову, И.Н.Башарину, С.С.Собакину, Г.Н.Андросову и другим своим друзьям. Думается, после глубоких раздумий А.Е.Кулаковский пришел к единственной верной мысли: проблемы, которые он обозначил и актуализировал, касаются не конкретных лиц, а всей якутской интеллигенции – выразительницы судьбоносных интересов народа. Это – во-первых. Во-вторых, под «архивным»вариантом проставлена дата завершения составления письма – «1912 г. Май». В-третьих, по завершении письма Кулаковский показал его кому-то, кто в некоторые места рукописи внес свои поправки или дополнения. И, наконец, весь текст «архивного варианта»тщательно отредактирован, приведен в более совершенный вид. Таким образом, «архивный»вариант письма«Якутской интеллигенции»является его полноценным подлинником, документом, заслуживающим доверия специалистов.

Что касается так называемого третьего варианта, то он, бесспорно, является сокращенным текстом письма, предназначенным для устного выступления.

С учетом всего этого, в основу настоящей публикации положен «архивный»вариант письма. Документ публикуется в соответствии с «Правилами издания исторических документов». Перевод на якутский язык осуществлен Д.В.Кириллиным, на английский – проф. А.А.Находкиной и А.В.Капитоновой.

Письмо А.Е.Кулаковского «Якутской интеллигенции»одновременно на трех языках публикуется впервые. Думаю, что такое издание будет иметь большое научное и культурное значение. С мыслями и идеями выдающегося мыслителя из среды якутской интеллигенции первых десятилетий ХХ в. смогут ознакомиться также зарубежные ученые и читатели. Письмо предстанет и как замечательный памятник общественно-политической мысли того времени, принципиальные положения которого не потеряли своего значения и в настоящее время.

 
ИЛ ТУМЭН     архив

Оксана Винокурова: Заседание ЦСКП-Якутия о письме Кулаковского якутской интеллигенции является своеобразным индикатором уровня нравственности современного общества
В республике начинается цикл мероприятий, направленных на пропаганду и распространение идей письма Алексея Кулаковского – Ёксёкюляха «Якутской интеллигенции». В работе заседания Центра социально-консервативной политики – Якутия, посвященного этой теме, 26 января 2011 года приняли участие народные депутаты Якутии Оксана Винокурова, Александр Ким-Кимэн и Альбина Поисеева.

Заседание открыл директор ЦСКП-Якутия Андрей Мартынов. Он отметил, что встреча посвящена письму Кулаковского «Якутской интеллигенции» как письменному памятнику материальной и духовной культуры Якутии, а также анализу выдвинутых автором идей. Он также добавил, что к выпуску готовится полное собрание сочинений Алексея Кулаковского в шести томах.

«ЦСКП-Якутия регулярно поднимает очень актуальные темы, относящиеся к разной сфере нашей общественных отношений. В частности, актуальность обсуждения письма Кулаковского связана с тем, что сегодня это письмо оценивается нами как источник, программный документ той эпохи, вместе с тем в нем указаны конкретные рекомендации как модернизировать экономику Якутии, как уберечь народ саха», - говорит постоянный секретарь Ил Тумэна Оксана Винокурова.

О личности поэта, ученого, общественного деятеля, основоположника якутской литературы, просветителя рассказала директор института А.Е. Кулаковского при Северо-Восточном федеральном университете Людмила Кулаковская. Она отметила, что история жизни Алексея Елисеевича – это, прежде всего, драма человека, который опередил свое время и не был понят своими современниками.

«Как рассказала внучка мыслителя Людмила Реасовна, уже в 16 лет, в очень молодом возрасте, Кулаковский думал о тех вопросах, над которыми многие известные мыслители, к примеру – Гумилев, задумывались в 30 лет. Зная 16 языков, он никогда не считал себя в высокой степени подготовленным, образованным человеком», - рассказала Оксана Винокурова.

Свою точку зрения высказали проректор АГИИК Ульяна Винокурова, академик Академии наук РС (Я) Дмитрий Саввинов, представители научной интеллигенции и молодежи, народные депутаты республики.

«Доктор социологических наук, профессор, депутат Госсобрания второго созыва Ульяна Винокурова сравнила рассуждения аксакала якутской общественно-политической жизни Кулаковского с ра
Category: Култуура, итэҕэл, искусство | Views: 2118 | Added by: uhhan2
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Сонуннар күннэринэн
«  Олунньу 2011  »
БнОпСэЧпБтСбБс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 11
Ыалдьыттар (гостей): 11
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2022