Бу сир талбата (меню)
News topics
Политика.Митинги. Пикеты. Партии [893]
Мысли. Думы.Мнения, обсуждения, реплика, предложения [254]
Суд-закон.МВД.Криминал [1254]
Право, закон [321]
Экономика и СЭР [832]
Власть Правительство Ил Тумэн [1189]
Мэрия, районы, муниципалитеты [395]
Мега пректы, планы , схемы ,программы. ВОСТО [214]
Сельское хозяйство,Продовольствие. Охота и рыбалка [543]
Энергетика, связь, строительство.транспорт, дороги [150]
Коррупция [856]
Банк Деньги Кредиты Ипотека Бизнес и торговля. Предпринимательство [287]
Социалка, пенсия, жилье [274]
ЖКХ, строительство [132]
Образование и наука. Школа. Детсад [212]
Люди. Человек. Народ. Общество [213]
АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. [659]
Алмазы Анабара [161]
http://alanab.ykt.ru//
Земля. Недра [240]
Экология. Природа. Стихия.Огонь.Вода [368]
СМИ, Сайты, Форумы. Газеты ТВ [151]
Промышленность [43]
Нефтегаз [280]
Нац. вопрос [283]
Соцпроф, Совет МО, Общ. организации [65]
Дьикти. О невероятном [182]
Выборы [657]
Айыы үөрэҕэ [79]
Хоһооннор [5]
Ырыа-тойук [22]
Ыһыах, олоҥхо [101]
Култуура, итэҕэл, искусство [362]
История, философия [227]
Тюрки [76]
Саха [145]
литература [39]
здоровье [461]
Юмор, сатира, критика [13]
Реклама [7]
Спорт [121]
В мире [86]
Слухи [25]
Эрнст Березкин [88]
Моё дело [109]
Геннадий Федоров [11]
BingHan [4]
Main » 2012 » Сэтинньи » 19 » - В последние годы качество следствия находится на крайне низком уровне. Следователи не могут в должном виде собрать доказательную базу.
- В последние годы качество следствия находится на крайне низком уровне. Следователи не могут в должном виде собрать доказательную базу.
18:34

Судья Александр Сотников:

"Пусть следствие работает нормально, тогда и вердикты будут соответствующие"

Весной этого года ряд вердиктов по различным преступлениям выносимых в судах Якутии вызывал недоумение и неприятие в обществе. Многих якутян сегодня интересует вопрос - когда наш суд перестанет быть самым гуманным в мире в отношении подсудимых? Предлагаем вашему вниманию интервью с председателем квалификационной коллегии судей Верховного суда Якутии Александром Сотниковым.
Как строилась ваша карьера в судебной системе? 
- Я закончил юридический институт в Харькове в 1973 году. До 1991 года работал следователем, затем юристом, адвокатом. В судьи я пришел достаточно поздно, в 40 лет. Сначала был избран судьей Мегино-Кангаласского районного суда, потом председателем этого суда и проработал в этой должности почти семь лет. В 1998 году по предложению руководства заступил на работу в Верховный суд Якутии. Более трех лет возглавляю квалификационную коллегию судей республики.

Кто и как сегодня может быть принят на работу судьей?
- Сегодня квалификационная коллегия судей республики тщательно проводит отбор каждой кандидатуры, подавшей заявление на должность судьи, будь то мировой судья, судья районного звена или судья Верховного суда. Отбор проводится 20 членами квалификационной коллегии, у каждого члена есть свое мнение и представление о том, кто имеет право быть судьей. На одно вакантное место судьи, как правило, претендуют 4-5 человек, в основном это помощники судей, юристы различных предприятий, работники прокуратуры. В ходе обсуждения кандидатур, мы тщательно изучаем досье каждого претендента, затем проходит открытое голосование и таким образом определяются победители. Бывает так, что на должность судьи, по мнению членов коллегии, достойны претендовать сразу 2-3 человека, на альтернативной основе их кандидатуры направляются на рассмотрение в Москву и уже там определяется кандидатура нового судьи. Следует отметить, что за последние три с половиной года, как я руковожу квалификационной коллегией, по моему мнению, на должность судей были назначены самые достойные кандидаты. За это время на них не было подано ни одной жалобы, что свидетельствует о том, что отбор был не случайным.

Насколько свободны сегодня в своих решениях судьи в Якутии, ведь каждый судья зависим от своего руководства? Нет ли давления, присущее любой вертикали?

- Более 23 лет я работаю в судебной системе и со стороны руководства никогда не было случая вмешательства в судебную деятельность, ни разу.
Сколько раз вы выносили оправдательные приговоры?

- Когда я работал в районном суде, оправдательных приговоров не выносил. В Верховном суде у меня был один оправдательный приговор. И до меня судья по этому делу вынес оправдательный приговор, его отменили и отправили мне на рассмотрение, я также вынес оправдательный приговор, после чего мой приговор был также отменен и дело было направлено на третье рассмотрение, после которого был вынесен опять же оправдательный приговор. Это было дело об убийстве, однако следствие велось очень плохо, доказательств вины собрано не было, из-за чего и был вынесен оправдательный вердикт.

Говорят, что у судей есть свой план посадок, мол, за тысячу осужденных - премия и всеобщее профессиональное признание. Это правда? Если нет, то откуда, на ваш взгляд, пошли такие слухи?

- Нет, такого у нас нет. Премия, как и всем другим работникам, нам полагается по закону и складывается из различных критериев, но уж точно не из статистики обвинительных приговоров.
Согласно данным МВД России с января по октябрь каждое второе расследованное преступление совершено лицами, ранее совершавшими преступления. Не говорит ли это о том, что система исправительных учреждений на сегодня неэффективна? По вашему мнению, можно ли перевоспитать большое количество преступников или это утопия и легче их изолировать от общества?

- Рецидив среди осужденных присутствует, это общеизвестно. Я не могу сказать, что это недоработка системы исправительных учреждений. Каждый человек должен отвечать за свои поступки и действия. Одной из причин, я считаю, является алкоголизм. Большинство преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения. В этом плане, думаю, присутствует некоторая нехватка профилактических мер.

Ваше мнение на счет "сухого закона"?

- "Сухой закон" едва ли эффективная мера. Мы в свое время все это уже проходили, однако ограничение продажи алкоголя в определенное время суток я только приветствую.

В обществе принято считать, что на судей часто оказывают давление с целью повлиять на принятие решения. В первую очередь, речь идет о давлении со стороны властей. Косвенным тому свидетельством можно считать ходатайство Егора Борисова в деле Алексея Еремеева... В любом случае, для судьи это дополнительный моральный груз из-за высокого поста ходатайствующего.
- Я был председательствующим состава, когда мы рассматривали кассационную жалобу Еремеева на приговор Якутского городского суда. Я лично зачитывал ходатайство президента республики и говорить о том, что оно как-то повлияло на исход дела нельзя. Просто судья обязан зачитывать любые документы, приобщенные к делу. Рассмотрев кассационную жалобу, мы обнаружили множество нарушений процессуального порядка, и если бы мы оставили этот приговор без изменений, то в последующем это решение все равно было бы отменено вышестоящей инстанцией. Мы судьи, руководствуемся законами и вносимые письма и прошения различных инстанций, даже властей республики, на исход дела не влияют. Это просто дополнительный документ, приобщенный к материалам дела.  

То есть, когда вы читали ходатайство Егора Борисова никаких особых чувств не испытывали?

- Нет, абсолютно. Я с чистой совестью могу сказать, что мы тогда приняли решение об изменении меры пресечения Еремеева верно. В дальнейшем по этому делу был вынесен оправдательный приговор, что свидетельствует о том, что мы тогда приняли законное решение. Оправдательный приговор выносила очень опытный и грамотный судья Тарасова, которая в судейской среде пользуется большим авторитетом. Я даже не допускаю мысли, что она, скажем так, могла пойти на поводу у кого-то.

Что вы думаете о качестве юридического образования на сегодняшний день?

- Перед тем, как выйти на рассмотрение ККС, претендент в судьи сдает специальный экзамен. Исходя из экзаменационных результатов, мы, конечно же, можем делать определенные выводы о качестве сегодняшнего образования. При сегодняшней многочисленности юридических вузов, мы все же отмечаем повышение качества юридического факультета СВФУ, выпускники нашего ВУЗа хорошо сдают экзамены. Неизменным остается высокий уровень Уральской государственной юридической академии. В целом, проблем с образовательным блоком у нас в республике, я считаю, нет, много хороших специалистов выходит и из других образовательных учреждений.

Что, по вашему мнению, следует срочно изменить в системе?

- У нас уже долгие годы идет реформа судебной системы, некоторые считают, что надо срочно что-либо менять, с чем я не согласен. В этом отношении, я скорее консерватор.
Какие стороны жизни, скрытые от большинства глаз, позволила вам узнать профессия?

- В последние годы, я считаю, осложнилась ситуация с наркотиками, много совершается и особо опасных, тяжких преступлений. Не каждый человек сталкивается с этим, а мы все это видим изнутри. Судьи тоже люди, и мы воспринимаем эту боль, ежедневно соприкасаясь с множеством страшных и зачастую бессмысленных преступлений, психологических травм, раньше такого не было. У нас в одном взятом улусе убийств совершается больше, чем в какой-нибудь европейской стране. Однако, сейчас, я знаю и вижу, что у многих молодых людей появилась тенденция отказа от алкоголя, курения и это радует. Возможно, в будущем ситуация с криминальной обстановкой в Якутии изменится в лучшую сторону.

К теме морального вреда. Часто ли судьям приходится снижать определенную истцом сумму? Возможно ли приближение российской судебной практики в определении суммы компенсации морального вреда к практике других развитых стран?

- Действительно, компенсация морального вреда невысока, например, за убийство родственникам присуждают в среднем 150-200 тысяч рублей, я не согласен с этим. По этому вопросу, возможно, должно быть принято решение на законодательном уровне. К примеру, установить шкалу выплат по определенным категориям преступлений, минимальную и максимальную суммы. Сегодня за взятки или хищения штрафуют на внушительные суммы, почему бы так не сделать и по выплате морального ущерба?

Откуда такая разница в наказании за преступления против государства и против человека?

- Общество должно понимать, что судьи не вправе выходить за рамки законодательства. Свои предложения и мнения по действующему закону судебные инстанции регулярно направляют в Госдуму, но прислушиваются ли там к ним?

В обществе принято обвинять суд в излишней гуманности, особенно учитывая последние мягкие вердикты. Каким образом получается так, что вроде бы очевидные преступления становятся настолько сложными, что в итоге назначается весьма спорное решение. Чья это заслуга?

- Мнение общественности не всегда совпадает с законом. Когда в суд поступают материалы дела, зачастую открываются обстоятельства, неизвестные широкому кругу. Поэтому иногда принимаются такие гуманные, на взгляд общественности, приговоры, а иногда наоборот. Каждое дело, несмотря на то, что судят по одной и той же статье, индивидуально.

Как вы оцените работу следственного комитета РФ по РС(Я)? Часто ли доказательная база следствия разбивается о грамотную правовую защиту адвокатов? Насколько, на ваш взгляд, подготовленно сегодня следствие к противостоянию профессиональным юристам со стороны защиты?

- В последние годы качество следствия находится на крайне низком уровне. Следователи не могут в должном виде собрать доказательную базу. Возможно, это связано с тем, что следователи сегодня все молодые, только начинают работать. Опытные кадры уходят. Судьи, которые работают по первой инстанции часто жалуются на качество работы следствия. На примере суда присяжных мы сегодня можем это наглядно видеть. Так, в одном из самых резонансных дел о гибели ребенка, следователи не смогли доказать, что мужчина совершил преступление умышленно. А что может сделать судья в отсутствие доказательной базы? Здесь, конечно, в основном, вина следствия. Народ, разумеется, шумит, обвиняет судей в излишней гуманности, а в это время следственный комитет устраивает пресс-конференции на которых сообщает, что дело было возбуждено ими по тяжкой статье, а суд перевел на более мягкую. Но, извините, пусть работают нормально, тогда и вердикты будут соответствующие.

Что чувствует судья, вынося приговор?

- Скажу, что отрешиться от эмоций бывает очень сложно. В 1996 году, работая судьей районного суда, рассматривал дело о пожаре, в котором погибли 11 ребят и еще 19 пострадали. Я работал над этим делом в течение двух недель, мы заседали в сельском доме культуры, в суде присутствовало около 150 местных жителей. Была крайне тяжелая обстановка, один человек заплачет — начинал рыдать весь зал, включая адвокатов, прокуроров и меня. После вынесения приговора я еще долгое время размышлял над этим делом, болел.
То есть, судья тоже чувствует?

- Конечно. Когда идет процесс и люди начинают демонстрировать свои эмоции, судья также с ними переживает. Как со стороной потерпевших, так и с подсудимыми. Но на исход дела, я скажу прямо, эти эмоции никакого влияния не оказывают, хотя в эмоциональном плане судья испытывает большую нагрузку.

Вы верующий человек?
- Я в церковь не хожу, воспитан в советское время. Но, в какую-то силу все равно верю. Это, наверное, каждому человеку присуще. Когда тебе трудно, ты к кому-то обращаешься. Я стараюсь придерживаться национальных традиций.

Вам деньги когда-нибудь передать пытались? Через общих знакомых, напрямую или в виде подарка?

- Когда я работал в районном суде, ко мне как-то раз пришел один старик и пытался угостить водкой и закуской, чтобы я взамен помог его внуку. Я ему объяснил, что не пью и то, что он предлагает, называется взяткой. Попросил его все спрятать и объяснил, что такое поведение неприемлемо. Больше у меня каких-либо подобных случаев не было.

Как вы думаете, этично ли судье носить очень дорогие часы или luxury-одежду? В моей практике были интервью с судьями и у, как миминум одного, я заметил на руке элитные часы стоимостью свыше 150 т.р. и весьма нескромный костюм от известного зарубежного модельера.

- Такого судью я не знаю. У меня дорогих вещей нет, и я в этом не разбираюсь. Именные золотые часы мне вручили на юбилей, костюмы, конечно, стараюсь выбирать качественные, но, разумеется, за приемлемую цену. Я считаю, что для ежедневной работы судье не нужны дорогие вещи, и он не должен выделяться, многие мои коллеги, наверняка, согласятся со мной.

То есть, суждение о том, что судьи — очень обеспеченные люди это миф?

- Если судья живет только на свою зарплату, то у него каких-то сверхвозможностей в материальном плане нет. Мы, как и многие наши сограждане, крупные и дорогие вещи приобретаем в кредит, например, я еще не расплатился за внедорожник "Prado", на котором езжу.

Что вы как судья и авторитетный человек хотели бы пожелать обществу?

Чтобы люди друг к другу относились доброжелательнее. Думаю, что в других странах, уровень преступности низкий, вероятно потому что, люди решают споры цивилизованно, более уважительно относятся друг к другу.


Беседовал Антон Жондоров



Источник: News.Ykt.Ru
Category: Суд-закон.МВД.Криминал | Views: 1644 | Added by: uhhan2
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Сонуннар күннэринэн
«  Сэтинньи 2012  »
БнОпСэЧпБтСбБс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 11
Ыалдьыттар (гостей): 11
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2022