Бу сир талбата (меню)
News topics
Политика.Митинги. Пикеты. Партии [843]
Мысли. Думы.Мнения, обсуждения, реплика, предложения [195]
Суд-закон.МВД.Криминал [1142]
Право, закон [260]
Экономика и СЭР [769]
Власть Правительство Ил Тумэн [1032]
Мэрия, районы, муниципалитеты [360]
Мега пректы, планы , схемы ,программы. ВОСТО [160]
Сельское хозяйство,Продовольствие. Охота и рыбалка [476]
Энергетика, связь, строительство.транспорт, дороги [121]
Коррупция [804]
Банк Деньги Кредиты Ипотека Бизнес и торговля. Предпринимательство [236]
Социалка, пенсия, жилье [252]
ЖКХ, строительство [127]
Образование и наука. Школа. Детсад [199]
Люди. Человек. Народ. Общество [160]
АЛРОСА, Алмаз. Золото. Драгмет. [632]
Алмазы Анабара [161]
http://alanab.ykt.ru//
Земля. Недра [222]
Экология. Природа. Стихия.Огонь.Вода [329]
СМИ, Сайты, Форумы. Газеты ТВ [119]
Промышленность [43]
Нефтегаз [254]
Нац. вопрос [270]
Соцпроф, Совет МО, Общ. организации [65]
Дьикти. О невероятном [167]
Выборы [628]
Айыы үөрэҕэ [21]
Хоһооннор [5]
Ырыа-тойук [16]
Ыһыах, олоҥхо [80]
Култуура, итэҕэл, искусство [336]
История, философия [175]
Тюрки [76]
Саха [124]
литература [32]
здоровье [396]
Юмор, сатира, критика [11]
Реклама [6]
Спорт [120]
В мире [84]
Слухи [25]
Эрнст Березкин [88]
Моё дело [109]
Геннадий Федоров [11]
BingHan [4]
Main » 2013 » Муус устар » 18 » О ПЕТРЕ ФИЛИППОВИЧЕ ПОРЯДИНЕ И ЕГО РУССКО-ЯКУТСКОМ СЛОВАРЕ
О ПЕТРЕ ФИЛИППОВИЧЕ ПОРЯДИНЕ И ЕГО РУССКО-ЯКУТСКОМ СЛОВАРЕ
13:39
А.Мигалкин доказывает, что уникальный труд Порядина,
 найденный им, был основой Словаря Пекарского

18 апреля, 08:44ИА SakhaLife
Историк, исследователь олонхо, распространения и значения распространения христианства в Якутии А.В. МИГАЛКИН, работающий заместителем директора Института Олонхо СВФУ, в 2011 году в научных архивах Санкт-Петербурга обнаружил уникальную аудиозапись  исполнения отрывка олонхо, а также камлания шамана в 1903 году в Колымском округе. В прошлом году, также в Санкт-Петербурге, работая в архиве Русского Географического общества, Афанасий Васильевич обнаружил уникальный Якутско-русский словарь Прокопия ПОРЯДИНА, содержащий только заглавных слов-корней 7051 лексическую единицу!
В предлагаемой статье А.В. Мигалкин документально доказывает, что Словарь Порядина стал основой, костяком для Словаря якутского языка Э.К. ПЕКАРСКОГО.

 До  сих пор якутский народ несправедливо предстает в глазах российской общественности лишь потребителем цивилизационных благ. Даже сегодня находятся сограждане попрекающие Якутию, дающую стране четверть алмазов мира, золото, нефть, газ, уголь, экологически чистую сельскохозяйственную продукцию, что она-де до сих пор является чуть ли не прихлебателем со всероссийского стола, выживая лишь на федеральных трансфертах.

Между тем, каждое великое достижение, как-то связанное с Якутией, будь то исторический выход России к Тихому океану и Аляске (без якутских проводников и без якутских лошадей это было бы совершенно невозможно), будь то освоение богатейших полезных ископаемых (также без комплексных геологических исследований, организованных правительством молодой Якутской республики во главе с М.К. АММОСОВЫМ это было бы невозможно) никак не могло быть достигнуто без участия самого якутского народа. Так, и знаменитый во всем мире Словарь якутского языка Э.К. Пекарского, ставший даже основой для тюркизации заполоненного арабизмами турецкого языка и хранящийся как первый экспонат в мавзолее АТАТЮРКА, в  своей основе имеет полузабытый Русско-якутский словарь Прокопия Порядина, совершившего гражданский подвиг во имя родного якутского народа.    

С таким предисловием представляем читателю статью-исследование А.В.Мигалкина о Прокопие Филипповиче Порядине и его словаре.
 
Владислав ДОЛЛОНОВ


 А.В.Мигалкин с заведующей архивом РГО М.Ф.Матвеевой рассматривают Словарь Порядина.
На верхнем фото: Страница Русско-якутского словаря П.Ф.Порядина 1877 года.

О Прокопие ФИЛИППОВИЧЕ ПОРЯДИНЕ И ЕГО РУССКО-ЯКУТСКОМ СЛОВАРЕ

Первым составивший якутско-русский словообразовательный морфологический словарь Прокопий Филиппович Порядин, родом из Морукского наслега Мегинского улуса.

Дед его Степан[1] был присланным из Сибири, русским. Степан Порядин женился на Сырбачаан Өрүүкэ, батрачке известного своими дикими выходками и самодурством Нахаринского князца Михаила Кардашевского, оставшегося в истории под именем Додор[2].

"Горшок котлу не товарищ”, этот совет избегать сильных мира сего не был в характере жесткого, иногда до упрямства, волевого Степана. И Додор нашел в Порядине другую народную пословицу "Пошла коса на камень” (или "нашла коса на камень”. Когда Додор наотрез отказался дать приданое своей батрачке, Степан подал на него в суд и выиграл приданое своей невесте.

 Своим трудолюбием, упорством Степан добился авторитета среди своих сородичей, положения в обществе. Позднее, как пишут, он стал заседателем[3].

 У Степана и Елены родились четыре сына: Николай, Егор (Ачалык Дьөгүөр), Иван (Дьылыгыр Уйбаан) и Филипп[4]. Не можем сказать про других сыновей, но Филипп безусловно воспринял отцовский характер. Всю жизнь он искал правду и справедливость. И прозвище его – Булуук (всегда найдет) и пословица бытовавшая среди саха (якутов) до недавнего времени "Буруй эрэ Булууккаҕа диэбиккэ дылы”[5] "Все проступки, вину валить на Булууку” ("валить все на Булууку”) говорят о продолжении отцовских дел. Известно, что он больше десяти раз участвовал в местных судах, три раза его дела доходили для решения до Сената. В большинстве своем эти дела касались интересов бедных и обездоленных: вопросы невыплаты заработной платы, увеличения налога главой улуса Сергеевым, земельные споры... Пишут, что он в судах в основном проигрывал дела, но были и победы.


Известно также, что Филипп Степанович был ближайшим другом народного героя Василия Манчаары. В 1833 году его привлекали к суду по делу родственника Ивана Степанова и в укрытии вещей Манчаары[6]. С Манчаары его связывали, кроме "искания справедливости” в этом срединном мире лучшей доли для своего народа, и любовь к родному языку и олонхо. "Филипп Порядин, говорят, был певцом отменным, рассказчиком искусным, олонхосутом превосходным. Он с Манчаары был в большой дружбе, целыми днями они душевно общались. Когда же встречались у Петра Сурдургуура в местности Сиэр Биэ, то целыми днями и ночами пели, сказывали олонхо”[7].

Про своего друга Филиппа, Манчаары говорил: "Олус да уус тыллаах, үчүгэй куоластаах, дириҥ санаалаах, былас өйдөөх киһи” (У него очень богатый язык, прекрасный голос, глубокие мысли и широкий ум)[8].

Известен Порядин Ф.С. еще и тем, что его стараниями была открыта первая репетиторская школа в Мегинском улусе, где обучались более 10 детей.

Филипп работал в разных подрядах в г.Якутске. Славился он как искусный мастер по столярному и плотническому делу. Много строил. Филипп Степанович нашел то, что искал всю жизнь: правду и справедливость в православной вере. В заслугу перед христианской верой он нашел свое упокоение на территории Никольского храма г.Якутска.[9]

В семье Филиппа выросли два сына Прокопий (1838г.р) и Семен, которые оставили заметный след (во славу родного народа) в истории народа саха.

 Первый сын Прокопий Филиппович стал автором первого и не только, а первого словообразовательного якутско-русского словаря, состоящего по нашим подсчетам около семи тысяч семьсот (7691) заглавных слов[10], некоторые из которых образуют еще новые слова (до сих пор принято считать, что в словаре Порядина 7051 заглавное слово[11]).

 Апреля 22 дня 1877г. 39-летний П.Ф. Порядин представив миру свой, один из первых словообразовательных тюркских словарей, шагнул из Стольного града Санкт-Петербурга к нам во веки вечные, пока будет слышна саха речь.

"Господину Председательствующему в Этнографическом Отделе Императорского Русского Географического Общества Леониду Николаевичу.
Сего имею честь почтительнейше представить Вам в подлиннике составленный мною краткий научно-практический якутско-русский словарь в собственность вверенного Вам отдела; с которого по отпечатании я пожелал бы получить отдельным оттиском 1200 экземпляров; потребный на это расход, как-то на бумагу, оттиск и брошюровку, по получении подробного счета имею представить деньги из Якутска по первому требованию.

При печатании словаря корректуру будут держать студент медико-хирургической Академии Егор Николаевич Слепцов[12] и якут Иннокентий Трофимов.

Если словарь мой не будет печататься отделом, то давая мне о том знать, передать чиновнику Алексею Матвеевичу Пасельцару, проживающему на Выборгской стороне, по Финляндскому проспекту, дом №8, для отсылки ко мне.

Затем ныне вступая в члены-сотрудники Этнографического Отделения Общества и желая заниматься самостоятельно в Якутской области этнографическими, антропологическими и статистическими исследованиями края и его народов, согласно издаваемыми Обществом программами  равным образом прошу сделать Якутскому, как гражданскому, так и духовному начальствам о возможном со стороны их содействии в трудах моих, и исполнение законных моих требований, каковые если с моей стороны будут встречаться.
Отставной старший фельдшер Прокопий Филиппович Порядин
Выезжая ныне из С.Петербурга буду иметь жительство в областном городе Якутске.

Апрель 22 дня 1877г. С.Петербург[13]”

Судя по аккуратному, каллиграфическому почерку и стилю письма, Прокопий Филиппович был обстоятельным и рассудительным, толковым человеком. Одно то,что принципом издания своего словаря сделал "слово-гнездо” выдает в нем неординарную личность.
Обращая внимание на последний абзац письма Порядина и на последний абзац из Предисловия к своему словарю: "Г.г. читателей имею честь почтительнейше просить свои критические заметки, коим, если сей мой ничтожный труд удостоится, припечатывать в официальные газеты или препровождать ко мне в областной город Якутск автору сего словаря, ибо я вскорости по издании сего краткого словаря приступлю к составлению такового полного Якутско-русского и Русско-якутского, с прибавлением вместо хрестоматии с русским переводом из Якутских писем, сказок и прочих[14]” - приходишь к мысли о возможном продолжении Порядиным научной, исследовательской работы.

 Ведь по венам его текли дедовская и отцовская кровь, которая требовала правду и справедливость на этой срединной земле.

 Наверное, два года отлично обучаясь в отцовской школе[15], затем заканчивая фельдшерскую школу в г. Казань[16] (по другим данным в г. Иркутске)[17], Филипп Прокопьевич понял, что правду и справедливость лучше не искать в единичных судебных делах и в судебных инстанциях, а прежде всего в просвещении своего народа. Сила придет через знание, а знание родному народу придет через овладение могучим русским языком - вот главная мысль которую он написал в своем предисловии к словарю. По сути Порядин есть первый человек в Якутии, который во весь голос поставил вопрос русского языка в Якутии, его изучения и овладения им.
О предисловии Порядина
В марте месяце 1877 г. Прокопий Филиппович заканчивает "Предисловие[18]” к своему словарю. В семи страницах он кратко и емко обосновал нужность и необходимость якутско-русского словаря.

 онимая роль якутского языка как межрегионального и межнационального он дает анализ сложившейся языковой ситуации в регионе.

 Вот что он пишет:


"Якуты, населяющие Якутскую область как по численности своей, так и по способностям своим составляют между всеми прочими инородцами этой страны первенствующий народ, и язык якутов между всеми племенами преобладающий и общий, так что якутским языком говорит: и тунгус, и ламут, и юкагир, и чуванец, "чукча” даже сам русский; в особенности говорит языком всегда свободнее и охотнее чем на родном своем языке.”

Дети русских в особенности Якутской области даже в городах и селах сперва выучиваются говорить по якутски, а потом уже кое-как при возрасте лепетать по русски; многие из живущих в улусах между якутами русские и совсем не знают своего родного языка”.

Тут он делает ссылку: "Более подробно о всеобщем преобладании Якутского языка между всеми прочими племенами и в особенности русскими Якутской области и соседних местностей пишут: Ник. Щукин в поездке своей в Якутский край 1844 года. Протоиерей Дмитрий Хитров (ныне Преосвящ. Якутский и Вилюйский ) в предисловии Якутской грамматики 1858 года и прочие писатели Якутского края.”


Далее Прокопий Филиппович переходит к географии распространения якутского языка: "Якутский язык, кроме преобладания его в якутской области, распространился даже и на Приморскую область и до некоторых частей Иркутской и Енисейской губерний, так-что его можно встретить по всем почти левым притокам реки Амура до устья Ея, оттоле по западному берегу Восточного Океана до Камчатского полуострова; далее по юго-западному населению Оленьей Чукотской земли до реки Колымы, и по всему населенному берегу Северного Ледовитого Океана от Колымы включительно до устья реки Енисея и вверх по этой реке до Туруханска между тунгусами и происходящими от них особых родов, так называемых: долганцами, анабарцами и оленеками. Якуты Киренского округа Иркутской губернии распространили свой язык между русскими крестьянами своего округа по Лене, Илге и почти до реки Ангары и тунгусами бродячими между этих рек.”

Обрисовывая языковую ситуацию в Якутской области, отмечая  однобокость, он как никто глубоко понимая проблему русского языка, овладения двуязычием в рамках единого российского государства, Прокопий Филиппович впервые поднял вопрос изучения русского языка для широкого вхождения в мир знаний и в геополитическое пространство российской империи.

В Якутской области: "(...) грамотность и распространение русского языка, как между всеми инородными племенами, так и между самими русскими Якутского края и соседних местностей по сие время еще весьма плохо развиваются, как за недостатком народных и прочих учебных заведений, так равно и по малонаселенности образованной русской нации”.

5 июня 1852 г. Святитель Иннокентий подал "Записку о разных предметах, касающихся Церквей и притчов по Якутской области” на имя генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н.Муравьего-Амурского, где он пишет: "Двухвековой опыт показал, что якуты, несмотря на то, что в самих их улусных управлениях дела проводятся на русском языке, и довольно многие читают сами русские молитвы и прочее, при настоящем положении обстоятельств никогда не переменят своего природного языка на русский, как это сделали камчадалы и юкагиры; напротив того, заехавшие к ним русские волей-неволей принимают их язык”[19].

Прокопий Филиппович об этом пишет: "Такая крайность (о сложившейся языковой ситуации), в шестидесятых годах настоящего столетия принудила Высокопреосвещеннейшего Архиепископа Камчатского, Курильского, Алеутского и Якутского (ныне Митрополита Московского) Иннокентия для наибольшего распространения и усугубления между разными племенами сказанных местностей преобладания якутского языка Православной веры сделать распоряжение о переводе Священных и Богослужебных книг на этот язык и составлении Якутской грамматики, для правильного при переводах употребления языка” (в другом предложении "для правильного употребления языка”).
... Комиссия[20], учрежденная в Якутске по переводу Священных и других духовного содержания книг в крайне нуждалась и по сие время, по справедливости должна нуждаться в Якутско-русском словаре”.

"(...) предложения, делаемые сказанной Комиссией своим членам на составление Якутско-русского или русско-Якутского словарей остаются по сие время неисполненными”.

 
Труд Бётлингка "О языке якутов” составил эпоху в изучении тюркских языков в мировой науке.

Безусловно, Порядин не мог обойти и труд Отто Николаевича Бётлингка: "В 1850 г. (словарь увидел свет в 1849 г.) ученый академик Г.Бётлинг составил на немецком языке учено-литературную книгу о якутском языке, сравнительно с тюркско-монгольским языками.

(...) ученый с филологическим достоинством труд Г.Бётлингка имел важный интерес только в науке ученого мира, притом сочинение его на немецком языке, который почти вовсе недоступен для целого Якутского края и по крайней краткости своей в особенности словаря, также и по форме многих букв и порядку расположения (буквы расположены в алфавитном порядке, принятом в работах по санскриту) не может удовлетворить местным ныне принятым требованиям якутской грамотности”.
"(...) эти источники ни сколько не могли служить руководствами к развитию русского языка между разными племенами сказанных местностей и самими о "якутелыми” русскими”.

Далее Порядин отмечает: "Русское и якутское юношество сказанных местностей, учащиеся в низших учебных заведениях и у частных малограмотных домашних учителей, хотя весьма легко и скоро выучиваются читать и писать по-русски, но говорить по русски или вовсе ничего не умеют или же говорят весьма плохо (...) не имел в сообществе своем знающих русского языка, для практических в разговоре упражнений, почему оказывается им в крайне нужным якутско-русский словарь”.
Также Порядин отмечает нужность знания якутского языка. "Все приезжающие из России, или мест, где неизвестен якутский язык, на разные духовные и гражданские должности, также и иногородние купцы и их приказчики из дальних губерний встречают весьма чувствительные затруднения без якутско-русского или русско-якутского словарей”.

 "Желая удовлетворить сказанным потребностям я составил сей представляемый кратко-практический Якутско-русский словарь, в простом общедоступном положении, который без сомнения не вполне удовлетворит научным требованиям ученого совета и читающей ученой публики, так как труд этот есть первая новая попытка автора, не имеющего по всему предмету никаких вспомогательных руководств; словарь же Г. Бетлинга, как и по сказанным причинам, так и по незнанию мною немецкого языка ни сколько не мог вспомоществовать”.

 
           Кроме семи страничного Предисловия, словарь имеет 8 страничную отдельную работу по якутской грамматике, которая называется "Необходимейшие изъяснения к употреблению якутско-русского словаря,”[21] состоящее из разделов: "а) Об очертании и произношении букв и других знаков;” Нам кажется, что те буквы которые составил для якутского языка Порядин П.Ф., включая дифтонги и произношение их, которые он описал вполне соответствуют современному якутскому языку. Думается, специалисты по данному вопросу найдут много интересного и полезного из этой восьмистраничной работы. Мы же можем лишь констатировать факт создания якутом Порядиным первой краткой якутской грамматики, что было важным фактором для последующих работ по якутской грамматике.

"б) О частях речи” – где он излагает принцип создания своего словаря: "Склоняемые части речи показаны в трех падежах: именительном, на вопрос кто?, что?; винительном, на вопрос кого?, что?; и сравнительном, употребляемом при сравнении с кем? или  с чем?

Глаголы поставлены в наклонениях изьявительном, настоящего времени в единственном числе первого лица и не в окончательном в неопределенном виде и в причастии настоящего времени, например: тапт-ыыбын - я люблю, тапт-ыахха - должно любить, тапт-ааччы - любящий.

Частицы наклоняемые, для отличия от склоняемых или спрягаемых частей обозначены сокращенными названиями, а именно: нар. – наречие, предл. – предлог, союз – союзы, междом. – междометие”.

В Примечании Порядин пишет: "Вовсе незнающие Якутского языка при руководстве этим словарем должны пользоваться более подробностями грамматическими из краткой грамматики, составленной Протоиереем Д.Хитровым в 1858 году, от части и из грамматики Академика Г.Бетлинга 1850г.”[22]


Сам словарь имеет быть с 10 по 188 лист,[23] всего 357 страниц (по нашей нумерации). Наибольшее количество слов приходится на буквы: А – 428, Б – 536, К – 669, С – 996, Т – 1098, У – 322, Х – 653, Ч – 531, Ы – 408, Э – 386, Ю(ү) – 254, Я (йа) – 295.

Как носитель якутского языка, Порядин в основном в качестве ключевых слов взял общеупотребительные и стилистически нейтральные слова. В некоторых случаях он дает толкование слов.

Словарь также дает возможность "увидеть и услышать” (произношение) живую разговорную речь саха середины XIX в., где еще "живут полнокровной жизнью” незнакомые нам слова (архаизмы), и слова которые ныне имеют другие смысловые нагрузки.

Интересны явления мены звуков (фонетические изменения), произошедшие за 135 лет с окончания и представления Порядиным своего словаря: как "ҕ” на "ҥ” (көҕүл = көҥүл); "а” на "ы” (анах = ынах); "и” на "ы” (кирдьик = кырдьык); "б” на "м”, "у” на "ы” (быраан = мураан = мыраан) и т.д.

Так как, Прокопий Филиппович был выходцем из семьи знатока якутского языка, олонхосута и родом из Мегинского улуса, а служил в Вилюйском округе, он имел все возможности для изучения говоров (диалектов) центральных и вилюйских саха.

Возможно из-за того, что Порядин намеревался перейти к составлению полного якутско-русского и русско-якутского словарей, о чем было написано выше, в его словаре отсутствуют  имена собственные и названия топонимов местностей, наслегов и т.д. В словаре встречаются иногда и повторы заглавных слов.

В листе 188 Прокопий Филиппович как-то очень задорно, по-детски вывел слово "Конецъ -” .

Далее на 15 страницах (по нашей нумерации), пишет "Краткие извлечения из Якутско-русского словаря разным собственным названиям”[24].

Это: "- времена года; - времена дня, ночи и сравнительное их течение; - разных возрастов домашних животных; птиц, известных якутам из местных и перелетных; - зверей, грызунов и земноводных; - рыб, гадов и насекомых”.

Порядин, как один из первых дипломированных медиков (возможно первый[25]) из народа саха, подробно останавливается вокруг частей человеческого тела: "- частей человеческого тела и головы; - других наружных частей тела; - внутренностей; - костей человека”. Заканчивает свои краткие извлечения названиями: "- деревьев и кустарников; - ягоды; - грибы; - травы; - счет или числа”.

***
Были времена когда наше племя якутское, некоторыми исследователями называлось не иначе как диким, и те долгом своим считали искания доказательства нашей дикости.
И миф этот еще долго гулял по "умам” не только исследователей, правителей, но и у всякого у кого "ума палата”.

Порядин П.Ф. наверное чувствовал и знал такой порядок вещей. Знал и чувствовал наверное и то, что главная сила всякого народа в языке, в его способности раскрывать не только внутренний мир, но и охватывать "своим крылом” мир внешний. Кровь от крови саха, с молоком матери впитавший соки якутского языка Прокопий Филиппович, показал миру ясность и цельность, красоту якутского языка. Нравственная сила его выплеснулась в желании через родной, любимый якутский язык перекинуть мост на обильные поля русского языка.

Не имея специального филологического образования, (о чем он прямо пишет), Порядин дал возможность специалистам заглянуть вглубь и оценить древность якутского языка. А это целый мир – своеобразный, путь со своими законами, тайнами, секретами.

 Будь изданной работа Порядина в те годы, дана была бы возможность развитию литературного якутского языка. Но, к сожалению история не имеет сослагательного наклонения.

Самопознание и самосознание иногда приходит через сравнение. По сути, Порядин сравнил якутский и русский языки. Сравнил и вывел простую формулу о равноценности познания обоих языков.

А наш Порядин в 1877 г., исполнив свой долг, выехал в областной город Якутск, с целью: "...Желая заниматься самостоятельно этнографическими, антропологическими и статистическими исследованиями края и его народов” и "вскорости приступлю к составлению такого полного якутско-русского, русско-якутского, с прибавлением вместо хрестоматии с русским переводом из якутских писем, сказок и прочих!.

Кроме всего, у него в г. Иркутске 1876 году родился сын Николай[26] (по другим данным в 1879 г.)[27].

В то что, он и в дальнейшем работал по исполнению своих намерений показывает его приезд в Санкт-Петербург...

Прокопий Филиппович нашел свое пристанище в 1884 г. в Санкт-Петербурге[28].

"Блаженны алчущие и жаждущие правды; ибо они насытятся” (Мф 5:6), ибо Порядин П.Ф. нашел правду и вошел в историю, как автор первого якутского словообразовательного словаря.

По объему информации, поданному словарному материалу труд Порядина П.Ф. является замечательным памятником якутской письменности XIX века.

Почти та же ситуация в середине XIX в. была и с русским языком. Владимир Иванович Даль, выступая в Обществе любителей российской словесности 21 апреля 1862 г., говорил: "(...) пришла пора подорожить народным языком и выработать из него язык образованный. Народный язык был доселе в небрежении; только в самое последнее время стали на него оглядываться, и то как-будто из одной снисходительной любознательности.

 (...) Да разве можно писать мужицкою речью Далева словаря, от которой издали несет дегтем и сивухой, или по крайности квасом, кислой овчиной и банными вениками”.[29]

Но правда восторжествовала и весь мир сейчас пользуется словарем В.И.Даля.
***

Пути Господа Неисповедимы... Любовь Прокопия Филипповича к Родине, к родному языку привела Словарь Порядина на службу в 1895 г. на родную Землю... Где он находился возможно до 1900 года.

С 1894 по 1896 годы на территории Якутии работала знаменитая Сибиряковская экспедиция[30], волею судьбы преобразившая кипучую революционную энергию политических ссыльных в не менее кипучую исследовательскую, научную и познавательную энергию. Эта Экспедиция дала возможность многим политическим ссыльным переосмысления своего жизненного пути. Тяга к научной, исследовательской работе у многих осталась до конца их земной жизни...

Автор фундаментального словаря якутского языка Э.К.Пекарский писал: "Лично для меня экспедиция оказалось чрезвычайно полезною в том отношении, что благодаря участию в ней я имел возможность получить из Отдела якутский текст "Верхоянского сборника” Худякова[31], в высылке которого раньше мне было отказано, и через Отдел я получил из центрального Географического общества рукописный словарь П.Ф.Порядина. Оба этих источника чрезвычайно обогатили мой словарный материал, равно как собранные за время экпедиции "Образцы устной словесности якутов” Сергея Васильевича Ястремского[32]. Благодаря новому словарному материалу я не только заполнил свободные страницы обоих томов моего словаря, но и еще несколько тетрадей, обозначая в них номера ссылок, которые делались в тексте”.

В Предисловии к первому изданию словаря Эдуард Карлович писал: "расширению словаря много содействовали доставленные сотрудниками Якутской экспедиции (в особенности С.В.Ястремским) разнообразные материалы по народному творчеству и главным образом, полученные  мною от Восточно-Сибирского отдела И.Р.Г. Общества якутский текст "Верхоянского сборника” Худякова и рукописный "Якутско-русский словарь” Порядина.

Так как, с одной стороны, сам я был привлечен к участию в работах, снаряженной на средства И.М.Сибирякова Якутской экспедиции, а с другой, тот же Сибиряков, по ходатайству организатора последней, Д.А.Клеменца, ассигновал особо на издание моего словаря 2000 рублей, то и самый словарь в общую схему трудов экспедиции”[33].

Любезно предоставленной нам Государственным Архивом Иркутской области 10 октября 2008 г. в папке № 78 под названием: "Якутская Экспедиция, снаряженная на средства И.М.Сибирякова. Экскурсант Э.К.Пекарский. Восточно-Сибирский Отдел Императорского Русского Общества” находится 7 писем и 4 отчета Э.К.Пекарского о работе в данной экспедиции. Первое письмо датировано от 23 февраля 1894 г., последний отчет от 8 марта 1897 г.

Сначала просмотрим одно письмо и один отчет, непосредственно касающиеся словарь Порядина.

"В Распорядительный Комитет Восточно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества[34].

 (...) Невозможность добыть тот или другой источник всегда вызывало опасение, что неиспользование именно этого источника оставит пробел в моей работе. Таким источником является рукописный "Якутско-русский словарь” Порядина, о котором я впервые узнал из одного редакционного примечания к "Верхоянскому Сборнику” Худякова. В IV выпуске "Очерков северо-западной Монголии Г.Н.Потанина”[35] (присланным сюда Г.Правителем дел Отдела Я.П.Прейном) часто делаются ссылки на этот словарь. О полноте и достоинствах его судить по ссылкам г. Потанина я не берусь: с одной стороны, чтобы привести якутское название лисицы, автор ссылается не на Порядина, а на якутского купца, с другой стороны – в объяснениях значений слов: кÿсäҥä (у Порядина: кусяга) и хоiго (у Порядина: хойгуо) я нашел и такие значения, которые у меня под этими словами не занесены. Принимая же во внимание различие в произношении (звуковые отклонения) и в наименовании одних и тех же предметов в разных местностях Якутской области (а Порядин жил не в той местности, где я собирал, главным образом, свой словарный материал), словарь Порядина мог бы быть для меня полезен и в смысле ознакомления с другим говором. Быть может более близкое знакомство с разными говорами даст возможность наметить разделение якутского языка на наречия.

 В бытность здесь Е.А.Клеменца[36], я просил его и получил обещание исходатайствовать для меня высылку словаря Порядина. К сожалению, об успехе или не успехе этого ходатайства, я не получил никакого уведомления. Если мне не изменяет память, г. Клеменц говорил, что словарь Порядина принадлежит Императорскому Русскому Географическому Обществу.

 (...) Указанные источники и материалы были бы для моего словаря очень полезны, так как в него вошло бы все новое, что можно было бы из них позаимствовать.

 Все это вынуждает меня покорнейше просить Распорядительный Комитет выслать мне или исходатайствовать высылку названных материалов, в особенности словаря Порядина, для временного пользования. Само собою разумеется, все материалы не только будут показаны в числе источников, которыми я пользовался при составлении словаря, но и против каждого заимствованного из них слова или его значения будет показано, откуда сделано заимствование.

Эд.Пекарский. Февраля 5 дня 1895 г.”


Письмо Э.К.Пекарского с одной стороны показывает организованность и дотошность самого автора фундаментального Словаря якутского языка.

С другой, о той роли словаря Порядина, которая стала известна исследователям и стала "работать” на благо российской науки.

 "Виза. Читал 20/II губернатор Скрипицын В.Н.[37]

ОТЧЕТ

за вторую половину 1895 г. о работе Э.Пекарского над якутско-русским словарем[38]

В течение отчетного полугодия я был занят исключительно работою над словарем.
(...) 3) извлечены все новые слова и значения из присланного мне Распорядительным Комитетом Восточно-Сибирского Отдела И.Р.Г.О. рукописного "Якутско-русского словаря” П.Ф.Порядина.

(...) Из других указанных мною источников много времени (не менее 1 ½ месяца) ушло на извлечение новых слов и значений из словаря Порядина. Собственно новых, неизвестных мне ранее, основ в словаре Порядина сравнительно немного, но за то почти при каждой основе у него показана масса от нее производных, в большинстве встречаемых мною впервые. При всей уверенности в теоретической возможности и правильности того или другого производства, я остерегался делать их из опасения занести в словарь такое производное слово, которое, быть может, никогда не было произнесено ни одним якутом. Встречая же эти слова у Порядина, я считал своим долгом занести их в словарь, хотя и не знаю, записаны ли они им из живой якутской речи или образованы им самим согласно законам якутского словопроизводства.

 

В результате моих занятий в отчетном году мой словарь, благодаря тому, что я имел возможность воспользоваться новыми важными источниками (особенно Худякова и Порядина), несомненно улучшился в количественном и качественном отношениях в сравнении с тем, что он представлял к началу отчетного года.

 

Эд.Пекарский. 2 января 1896 г. Ботурусский улус, Якутского округа”.

 

Как видно из отчета Эдуарда Карловича за второе полугодие 1895 г., что после работы с "важными” источниками (особенно Худякова и Порядина), его словарь "несомненно улучшился в количественном и качественном отношениях”. Это очень существенное замечание, еще более усиливается, после прочтения следующего предложения Пекарского: "Если в словаре и теперь можно не найти многих слов, то, во всяком случае, заключающийся в нем материал настолько богат, что мне уже редко приходится встретить такое слово, основа которого или от нее производное не были бы занесены в словарь в той или другой форме, обусловленной переходом  звуков и явлением Methatesis – a.”[39]

 

В этом же отчете есть очень важное и определяющее многое предложение: "(...) я решил теперь же приступить к отработке словаря для печати, уделяя лишь часть времени на постепенное пополнение словаря новым материалом”[40].

 

Возможно только нам кажется, что Эдуард Карлович со 2 января 1896 г., перешел тот психологический барьер для окончательного решения ("штурма” неисчерпаемого как море якутского языка) о печатании своего труда – словаря якутского языка. Но анализ писем и отчетов Э.К.Пекарского в Распорядительный Комитет Восточно-Сибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества за весь период работы Сибиряковской экспедиции тоже указывает на такое эмоциональное состояние (подъем) будущего академика Пекарского. Чтобы почувствовать это состояние Пекарского мы раскроем папку № 78 и попробуем сделать краткий обзор его писем и отчетов за весь период работы Экспедиции им. Сибирякова (по терминологии Э.К.Пекарского).

 

Все они находятся в Государственном Архиве Иркутской области – ф. 293, оп. 1, д. 475 (64 оц.), мы же будем отмечать только номера листов.

 

Адресат тоже один – Распорядительный Комитет ВСОИРГО.

 

    Письмо от 23 февраля 1894 г., (л. 1а).

Письмо сопроводительного характера к Программе Экспедиционных работ для исследования домашнего и семейного быта якутов, составленной Э.К.Пекарским при содействии И.И.Майнова (продолжение). Программа прилагается. Она датируется 17 февраля 1894 г., внизу стоит надпись: "Верно. Сверял Виташевский.” (лл. 2-10(об.), 11).

 

Программа содержит 7 разделов, 92 пунктов. Каждый пункт включает по несколько (обстоятельных?) вопросов.

    Письмо от 31 мая 1894 г. (лл. 13(об.), 14).

Письмо организационного характера, о привлечении к сотрудничеству экспедиции людей по направлениям работы и создания для них условий труда, в частности, свободного передвижения.

 

В конце письма Э.К.Пекарский пишет: "Что касается отделов "Нравы и национальные черты” и "Язык и народное творчество”, то пока для выполнения их подходящих лиц не нашлось. Предполагается, впрочем, все замеченные сотрудниками особенности языка, не указанные Бётлингом, включить частию в "Краткий очерк якутской грамматики”, составленный С.В.Ястремским, частию в составленный мною якутско-русский словарь.

 

В интересах полноты последняго покорнейше прошу Распорядительный Комитет озаботиться возможно скорейшего присылкою якутского текста "Верхоянского сборника” Худякова, если таковой уже отлитографирован, дабы я мог воспользоваться им прежде, чем приступлю к окончательной обработке своего словаря”.

4 июня письмом ознакомился Губернатор Скрипицын, о чем свидетельствует его виза.

 

    Письмо от сентября 13 дня 1894 г. (лл. 15-16(об.)).

Краткое письмо-прошение состоит из 6 предложений. Сетует, что якутский текст Худякова еще не получен – "я о получении ея не имею никаких известий”. Далее: "я покорнейше прошу Распорядительный Комитет, не найдет – ли он возможным выслать мне указанные словари Шмидта и Вербицкого и якутский текст Худякова, присоединив к ним еще сочинение Яковлева о гончарном производстве”.

На письме стоит штамп Якутского губернатора с датой 3 ноября.

 

    Письмо от 16-25 октября 1894 г. (лл. 17, 18).

Краткое письмо состоит из двух предложений. Первое предложение о работе С.В.Ястремского по составлению "Очерка якутской грамматики”.

 

Второе, о просьбе В.И.Ионова "(...) он желал бы получить из сочинений г. Потанина”.

На письме имеется штамп Якутского губернатора от 12 декабря.

 

Как известно, Русское Географическое Общество называлась Императорским. И это не было случайным. Деятельности Общества проявлялся государственный интерес. В Иркутске же, где находился Распорядительный Комитет ВСОИРГО все заседания Комитета – "Обо всем, происходившем на заседениях, о ходе организации Клеменц постоянно докладывал Губернатору”[41].

 

Интересна в этом отношении записка Члена-секретаря Якутского Областного Статистического Комитета МВД А.Попова от ноября 5 дня 1894 г.: "В Распорядительный Комитет ВСОИРГО. Препровождая при сем письмо г. Пекарского, Канцелярия Комитета имеет честь уведомить Распорядительный Комитет, что чрезвычайная задержка письма, помеченного 13-м сентября и ныне только отправляемого, произошла вследствие отсутствия переправы чрез р. Лену. Во время рекостава, почему Канцелярия Комитета получило это письмо лишь на днях”.

 

    Письмо от февраля 5 дня 1895 г. (лл. 20-21(об.)).

Самое длинное письмо из папки № 78 на 3,5 страницах почти целиком посвящено словарю Порядина, с которым мы познакомились выше.

 

    Отчет Эдуарда Пекарского за первую половину 1895 года. Подписано 3 июля 1895 г. (л. 22).

Отчет написан на одной странице. В частности пишется: "(...) 1) проштудировано 186 страниц якутского текста "Верхоянского сборника” Худякова, считая по изданию русского текста; 2) занесены новые слова и значения, доставленные в текущем году членом Экспедиции о. протоиереем Д.Д.Поповым и его сыном, о. диаконом И.Д.Поповым (преимущественно слова условные, употребляемые в дороге, на охоте и во время рыбной ловли якутами Олекминского и Вилюйского округов); 3) сделаны сравнения со сходными словами минусинских татар по словарю Кастрена и 4) заносились новые слова, значения и характерные фразы из живой якутской речи.

 

(...) К.Г.Оросин доставил окончание сказки Ньургун-боотур, И.Н.Оросин – окончание сказки Ньургун-тойон и одну песню и Р.Александров – начало записываемой им сказки Мүлдьүрүйбэт Мүлдьү Бөҕө и четыре песни.

Лично мною записано 19 загадок и 22 пословицы и поговорки”.

 

    Письмо от 7 октября 1895 г. (л. 23).

Речь идет о работе С.В. Ястремского, которые он передал для хранения и редактирования Пекарскому.

 

    Отчет за вторую половину 1895 года о работе Эдуарда Пекарского над якутско-русским словарем. Подписано 2 января 1896 г. (лл. 24-26 (об.)). Губернатор Скрипицын прочитал 20 февраля.

 

Впервые за годы Сибиряковской экспедиции и единственный раз Отчет имеет заглавие "... о работе над якутско-русским словарем”. Отчет также впервые и единственный раз имеет объем 6-ти страниц. Из Отчета "веет эмоциональным порывом”, "горячим духом воспрявшего человека”.

Отчет написан после работы над Словарем Порядина и где Э.К.Пекарский: "(...) решил теперь же приступить к обработке словаря для печати”.

 

    Письмо от 8 июля 1896 г. (л. 27).

Сопроводительное письмо к отчету за первую половину 1896 г., где Э.К.Пекарский пишет: "(...) я позволяю себе обратиться с покорнейшей просьбой: 1) уведомить меня, насколько обезпечено в настоящее время с материальной стороны издание состатвленного мною якутско-русского словаря и все вопросы, касающиеся технической стороны печатания словаря, и во 2) уведомить о том, могу ли я разсчитывать на материальную помощь со стороны Отдела для обработки и издания в свете собранного мною и г. Ионовым до и во время экспедиции обширного фольклорного материала, или же средств на это вовсе не предвидится, и мне и г. Ионову предоставляется изыскивать самим нужные средства. Выяснение поставленных мною вопросов для меня в высшей степени важно, так как, с окончанием в марте месяце прошлого года срока моего обязательного пребывания в Сибири, пребывание мое в Якутской области стоит в прямой зависимости от того, буду ли я иметь возможность работать в намеченной мною области.”

 

    Отчет Э.К.Пекарского за 1 половину 1896 года от июля 8 дня 1896 г. (лл. 28(об), 29(об.)).

В отчете имеется виза губернатора о просмотре сего отчета 1 августа.

В этом отчете чувствуется большая работоспособность Э.К. Пекарского (широкий охват материалов, огромный объем переработанных материалов) и  впечатляющий  организаторский талант Пекарского.

В частности Э.К.Пекарский пишет: "(...) мною обработано 44 рукописных листа словаря (всего 930 слов,...) и сдано для редактирования В.М. Ионову.

В редактированию якутского текста словаря принимает, впрочем, деятельное участие инородка М.Н. Андросова[42].

(...) использованы материалы, доставленные в 1894-95гг. В.Е.Гориновичем и Г.Ф.Осмоловским, а также инородцем В.Е.Оросиным (лист с малоупотребительными словами и карточное заклинание).

(...) В отчетном полугодии мною получено: 1) (материалы) – от Ястремского, 2) Колымская песня – от Н.С.Слепцова, 3)(окончание  сказки и одна песня) – от инородца Романа Александрова, 4) сказка,  записанная  инородцем Р.К.Большаковым.

От Н.А.Виташевского получен для словаря листок с якутскими прозвищами и от инородки М.Н.Андросовой – тетрадка с прозвищами и названиями местностей.”

 

    Отчет Эдуарда Пекарского за вторую половину 1896 года 8 марта 1897г. (л.30). Краткий одностраничный отчет.

В конце Пекарский написал: "За исполнением трехлетнего периода якутской им. И.М. Сибирякова Экспедиции, настоящий отчет должен считаться последним "отчетом” о моей деятельности в качестве участника Экспедиции.” [43]

 

Словарь Порядина имеет законченный. почти готовый к печатанию вид. Поэтому в отличие от текстов Худякова: "Больше всего времени в отчетном году поглотило у меня штудирование якутского текста Худякова как потому. что вообще штудирование чужих рукописей на якутском языке, вследствие описок. неразборчивости почерка и, главное, неправильности и невыдержанности правописания - дело в достаточной степени кропотливое, требующее много внимания и осторожности. так и потому, что во время штудирования я не мог пользоваться печатным русским текстом "Верхоянского сборника" вследствие замеченной мною сразу жекрайней небрежности издания и должен был потратить не мало времени на исправление этого текста по подлинной рукописи Худякова"[44]. Пекарский имел полную возможность работать с готовым словарем. К тому времени как писал Э.К. Пекарский "Благодаря постоянным пополнениям. словарь снова превратился в груду необработанного материала, ко второй половине 90-х годов XIX в., содержащего около 20 тысяч слов"[45].

 

Как мы помним, окончательное принятие решения о печатании своего словаря Э.К.Пекарским совпадает по времени ознакомления его со словарем Порядина. И тогда Пекарский мог: во-первых, сверить имеющийся у него языковой материал со словарным материалом Порядина. Ведь у Порядина, по нашим подсчетам имеется около семи тысяч семьсот заглавных слов (7691)[46]. В "Автобиографических набросках” Э.К.Пекарского в примечании, составленном А.Н. Анфертьевой, отмечается: "рукописный словарь включает 7051 слово”[47]. В работе Е.И.Оконешникова[48] и в статье Г.В.Попова[49] мы находим те же цифры. Но как бы то ни было, если учесть, что сам Порядин, составляя словарь писал: "(...) по издании сего краткого словаря”, Пекарский обрел довольно обширный материал для своей работы.

 

Кроме этого, как пишет Пекарский: "(...) при каждой основе у него показана масса от нее производных, в большинстве своем встречаемых мною впервые”[50] и как написал крупный специалист по творчеству Пекарского Егор Иннокентьевич Оконешников, проработавший в Архиве РГО 23 октября 1969 г. со словарем Порядина: "Наряду с основой в виде заглавных слов, в нем параллельно приводятся и производные от нее. Поэтому в словаре П.Ф.Порядина зафиксировано намного больше слов, чем указанное число”[51].

 

В заключение, можно придти к выводу о том, что почти весь словарный материал Порядина использовался Пекарским и вошел в состав академического словаря якутского языка. А это, около 7700 заглавных слов и плюс (пока неуточненные в количественном отношении) "словообразованные” новые слова.

 

Во-вторых, учитывая тот факт, что Порядин как носитель языка, при создании своего словаря составил наиболее приемлемую грамматику, соответствующую языковой структуре якутского языка и Пекарский смог проверить правильность написания слов по-якутски.

 

Как известно, у Пекарского были некоторые проблемы по правописанию на якутском языке, когда он работал по грамматике Д.Хитрова и О.Бётлингка[52]. Если были бы проблемы по этой части в работе над словарем Порядина, то Пекарский обязательно бы упомянул этот факт в своих записках, а этого не имеется.

 

В-третьих, Пекарский пишет: "извлечены все новые слова и значения .... из словаря П.Ф.Порядина”.

Вышеупомянутая Н.Анфертьева пишет: "В словаре Э.К.Пекарского содержится более двух тысяч ссылок на словарь Порядина”[53].

В то же время у Пекарского в отчете есть такие слова: "Собственно новых, неизвестных мне ранее основ в словаре немного...”[54]. Но есть и другие данные на этот счет.

 

Теперь послушаем Гаврила Васильевича Попова[55] (сырдык, ыраас киһини): "Якутско-русский словарь Прокопия Филипповича Порядина послужил самым богатым и надежным источником для "Словаря якутского языка” Э.К.Пекарского. Э.К.Пекарский  определяющей части ссылался на словарь П.Ф.Порядина, по подсчетам Е.И.Оконешникова[56], 2555 раз с пометкой "Пор.”.

 

В-четвертых, Пекарский нашел в словаре Порядина новые смысловые материалы для иллюстративной части своего Словаря. По подсчетам Е.И.Оконешникова, это произошло 155 раз[57].

 

Как Пекарский пишет: "Много времени (не менее полтора месяца) ушло на извлечение новых слов и значений из Словаря Порядина”. В этом предложении нет понимания того, сколько времени ушло в целом у него на работу со словарем Порядина и сколько времени "работа и дух” Порядина работали у него. Гадать бессмысленно...

 

Для размышления можно упомянуть еще два "загадочных предложения”, связанные с фамилией Порядин.

В Предисловии ко второму изданию "Словарь якутского языка” 1958 г., написанном Отделением литературы и языка АН СССР и Якутским Филиалом АН СССР имя Порядина не упоминается. Но в сборнике статей посвященном 100-летию Э.К.Пекарского под редакцией Л.Н.Харитонова фамилия Порядин встречается три раза: один раз в статье Харитонова "Словарь Порядина поступил в связи Сибиряковской экспедицией”. А два других несут в себе некоторую тайну. Прочитаем в статье А.А.Попова: "Благодаря участию в Сибиряковской экспедиции, Пекарский получил возможность пользоваться такими ценными рукописными материалами, как записи сказок И.А.Худякова, этнографические записи П.Ф.Порядина”[58].

 

В статье Л.Н.Харитонова есть такое предложение: "Некоторые из них передавали Пекарскому свои рукописи и материалы по составлявшимся ими небольшим якутско-русским и русско-якутским словарям (Альбомов, Натансон, Орлов, Афанасьев В., Порядин)[59].

 

Тут возможны два основных варианта: либо Попов и Харитонов ошиблись, либо существовала еще неизвестная нам работа "Этнографические записи” Порядина, и был другой Порядин, который передал составленный им "Небольшой словарь (или словари) Пекарскому.

 

А мы народ саха можем только благодарить Бога за то, что словарь Порядина "приехал" на службу на родную землю для великой цели – для помощи в создании академического Словаря якутского языка.

 

Как сказано в Библии "Возвращается ветер на круги своя”. Порядин возвратился и "преломил свой хлеб”...

 

Между тем, Словарь, прослужив в Якутии с 1895 года во имя якутского языка и народа, был отправлен в Санкт-Петербург только ноября 27 дня 1900 г. из г. Иркутска. О чем свидетельствует письмо из архива РГО: "Господину Секретарю Императорского Русского Географического Общества.

 

При этом имею честь препроводить в Императорское Русское Географическое Общество по распоряжению Комитета Восточно-Сибирского Отдела, рукописный Якутско-русский словарь Порядина, бывший во временном пользовании Отдела, а теперь по миновании надобности, подлежащий возвращению.

 

Прошу принять от имени Распорядительного Комитета Отдела глубокую благодарность за оказанную Отделу помощь.

Примите уверение в моем совершенном уважении.

Консерватор Восточно-Сибирского Отдела А.С.Таниловский[60]”.

 

Афанасий МИГАЛКИН

[1] Рукописная родословная семьи Порядиных, любезно предоставленная подполковником МВД Н.Н.Порядиным. По словам Глеба Ивановича Конюхова, ветерана ЯНИИСХ, Порядины имели какие-то французские корни, откуда он это услышал не помнит.

[2] Про Михаиле Кардашевском-Додоре позднее, почти через сто лет напишет легенду Э.К.Пекарский. Прототипом своего героя Доюдус он сделает Додора. (Из якутской старины. Доюдус. "Живая старина”, 1907, вып. II, с. 45-50).

[3] И.М.Сосин. Хассыган төҥүргэһэ. Дьокуускай, 2012, с. 9.

[4]Рукописная родословная Порядиных.

[5] Толковый словарь якутского языка. Т. II., Новосибирск, 2005, с. 570.

[6] И.М.Сосин. Хассыган төҥүргэһэ. Дьокуускай, 2012, с. 9.

[7] П.Н.Дмитриев. Носители эпических традиций. Мегино-Кангаласский улус. Якутск, 2001, с. 299.

[8] И.М. Сосин. Там же. С. 11

[9] И.М. Сосин. Там же. С. 11

[10]  Архив РГО. Разд. 64. Оп. 1. Д. 35

[11]  Э.К. Пекарский. Словарь якутского языка. 3 издание. С-П., 2008., с. XLI

[12]  «1876. 15 августа в Царском селе государь Император Александр II изволил принять представителей инородческого населения Восточной Сибири; бурятов,… и якутов Петра Бобносова и Егора Слепцова. Означенные инородцы прибыли в Петербург на Международный конгресс ориенталистов (20 августа – 1 сентября 1876 г.)» // Якутия 1632-1917. Хроника. Факты. События (Составитель А.А. Калашников), Якутск. 2002. С. 235.

Слепцов Егор Николаевич, уроженец Сатинского наслега Западно-Кангаласского улуса. Выпускник Якутской прогимназии, Иркутской гимназии. Работал писарем в Западно-Кангаласском улусе. В 1876 г. Поступил в Санкт-Петербургскую военно-медицинскую академию (1881 г.). Служил военным медиком на Камчатке, Сахалине, Кяхте. На Кяхте изучал методы тибетской медицины. В последние годы служил в Гатчине. Полковник медицинской службы, лейб-медик Царского Двора.

По рассказам, после службы на Кяхте пригласил с собой в Санкт-Петербург, позднее ставшего популярного лекаря (медика) тибетской медицины Петра Николаевича Бадмаева.

(Устные сведения Васильева Василия Егоровича – Харысхал, писателя, исследователя старины).

[13] Архив РГО. Разд. 64. Оп. 1. Д. л.5.

[14] Архив РГО. Там же. По нумерации Порядина с. 11.

[15] И.М. Сосин. Там же. С. 11.

[16] Э.К. Пекарский. Там же. С. XL-XLI.

[17] Г.В. Попов. Первые интеллигенты. Мегино-Кангаласский улус. Якутск. 2001. С. 79, 80.

[18] Архив РГО, там же. По нумерации Порядина сс. 5-11.

[19] Зосима, Епископ Якутский и Ленский (Давыдов И.В.) Служение Русской Православной Церкви в якутском крае // На службе Богу и якутскому народу. Якутск, 2006. с. 26.

[20] В 1853 г. Святитель Иннокентий учредил Комитет для перевода церковной литературы под председательством священника-миссионера Дмитрия Хитрова.

[21] Архив РГО. Разд. 64. Оп. 1. Д. 35., л. 6 - 9

[22] Архив РГО, там же, л. 9

[23] Архив РГО, там же, лл. 10 - 188

[24] Архив РГО. Разд. 64. Оп. 1. Д. 35. Лл. 189-197.

[25] Г.В.Попов. Первые интеллигенты. Мегино-Кангаласский улус. Якутск, 2001, с. 79, 80.

[26] Книга Памяти. Книга-мемориал о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920-1950-х годов. Том 1. Якутск, 2002, с. 176.

[27] И.М.Сосин. Хассыган төҥүргэһэ. Дьокуускай, 2012, с. 7.

[28] Е.И. Оконешников. Э.К. Пекарский как лексикограф. Новосибирск, 1982. с. 27.

[29] В.И.Даль. Напутное слово // Толковый словарь русского языка. М., 2012, с. 5.

[30] Сибиряков Иннокентий Михайлович (1861-1901). Из семьи потомственных купцов г. Иркутска 1-й гильдии. Золотопромышленник, совладелец "Компании Промышленности” вместе с родным братом Александром, золотопромышленником, владельцем пароходов и организатором и участником северо-морских экспедиций, меценатом. Сибиряков И.М. был известен широкой благотворительностью. В 1894 г., раздав все свое имущество на благотворительные нужды и церковь, постригся и ушел в монахи в Афонский Свято-Андреевскиий скит // Н.Н. Мунгалов. Ленские золотые прииски. Исторический очерк. Книга 1. Бодайбо, 2008, с. 16.

[31] Худяков Иван Александрович (1842-1876). Политический ссыльный. Арестован 1866 г. по делу Д.В.Каракозова, осужден на вечное поселение в Сибири. В апреле 1867 г. прибыл в Верхоянск. Овладел якутским языком, составил алфавит на основе кириллицы, собитал и записывал местный фольклор. Автор "Верхоянского сборника” и "Образцов народной литературы якутов” // Э.К.Пекарский. Словарь якутского языка. Т. 1. 3-е изд. С-Пб., 2008. /Э.К.Пекарскиий. Автобиографические наброски. Персонализ. А.Н.Анфертьевой. с. XLII.

[32] Ястремский Сергей Васильевич (1857-1941). Политический ссыльный. Признан виновным в принадлежности чайному обществу, сстремившемуся насильственным образом изменить государственный строй, приговорен к лишению всех прав и каторжным работам на 10 лет. С 1886 по 1894 гг. находился на поселении в Якутском округе. В Сибиряковской экспедиции занимался исследованием языка и фольклора якутов, работал над составлением якутской грамматики. В 1900 г. издал "Грамматику якутского языка” // Э.К. Пекарский. Словарь якутского языка. Т. 1. Санкт-Петербург, 2008. С. XLIII.

[33] ОГУ ГАИО. Ф. 293, оп. 1, д. 475(64 оц), лл. 20 (об.), 21 (об.), 24 (об.), 25.

[34] ОГУ ГАИО. Ф. 293. лл. 20 (об.).

[35] Потанин Григорий Николаевич (1835-1920). Родом из пос. Янышевский близ Павлодара. Русский географ, ботаник, этнограф, публицист и фольклорист. Окончил Омский кадетский корпус в 1852 г.

В 1853-1858 гг. был на военной службе в Семипалатинске и Омске. В 1859-1862 гг. учился в Петербургском университете.

В 1863-1864 гг., а затем в 70-90-е гг. участвовал в экспедиции РГО. Изучал Монголию, Тибет, Китай, Сибирь. Организатор Общества по изучению Сибири (г. Томск). Отстаивал идею открытия университета в Сибири. Учреждения и деятели сельскохозяйственной науки Сибири и Дальнего Востока // Биографо – библиографический справочник). Новосибирск, 1997. с. 53.

[36] Клеменц Дмитрий Александрович (1848-1914). В 1879 г. был арестован за политическую деятельность и выслан в Минусинск. По окончании срока ссылки добровольно остался в Сибири, изучая ее в этнографическом и антропологическом отношении. В 1892 г. назначен Правителем дел ВСОРГО. Организатор Сибиряковской экспедиции, участник Орхонской экспедиции академика В.В.Радлова. По ходатайству В.В.Радлова Д.А.Клеменц получил разрешение приехать в Петербург. В 1900 г. организовал при Русском музее императора Александра III  Этнографический отдел, став его заведующим. Принял к себе на работу вернувшегося из ссылки Э.К.Пекарского // Э.К.Пекарский. Там же, т. 1, с. XXXVI.

[37] Скрипицын Владимир Николаевич, действительный статский советник. С 23 апреля 1892 г. по 1 января и.о.губернатора, с 1 января 1892 г. по 29 августа 1903 г. губернатор Якутской области. Почетный гражданин г. Якутска.

[38] ОГУ ГАИО, ф. 293, оп. 1, д. 475(64 оц.), лл. 24(об.), 25.

[39] ОГУ ГАИО. Ф. 293, оп. 1, д. 475(64 оц.), л. 25.

[40] Там же, л. 26.

[41] Пекарский Э.К. Словарь якутского языка. Т. 1. 2008, с. XIX.

[42] Г.В. Ксенофонтов считает, что "Мария Николаевна должна быть признана первым по времени поэтом из якутов". Принципиально такого же мнения придерживался и известный якутский фольклорист, к.ф.н. И.В. Пухов: "Именно на материале олонхо и его в стиле было создано фактически первое якутское художественное произведение. (...) Я имею в виду олонхо известной сказительницы, многолетней сотрудницы Э.К. Пекарского по его "Словарю якутского языка" Марии Николаевны Андросовой (Ионовой) "Старик Кюль-кюль и старуха Силирикэн" // Е.И. Коркина. Из жизни и деятельности М.Н. Андросовой-Ионовой / Якутский язык: история и актуальные вопросы. Сборник научных трудов. Якутск, 1986. с. 137.

[43]Эдуард Карлович Пекарский. К 100-летию со дня рождения. Якутск, 1958 // Л.Н.Харитонов. «Словарь якутского языка» и его значение. – с. 15. – «Благодаря постоянным пополнениям, словарь снова превратился в груду необработанного материала, ко второй половине 90-х годов XIX в., содержащего около 20 тысяч слов.

[44]?

[45] Л.Н. Харитонов. Словарь якутского языка и его значение // Э.К. Пекарский. К 100-летию со дня рождения. Якутск, 1958. с. 15.

[46] Архив РГО. Ряд № 65, опись № 1, ед.хр. № 35. Лл. 10-188(об.), 189.

[47] Э.К.Пекарский. Словарь якутского языка. – СПб., 2008. С. XXXI, XLI.

[48] Е.И.Оконешников. Якутский феномен Эдуарда Карловича Пекарского. – Якутск, 2008. С. 64.

[49] Мегино-Кангаласский улус. Якутск, 2001 // Г.В.Попов. Первые интеллигенты. С. 80.

[50] ОГУ ГАИО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 475 (оц). Лл. 24об., 25.

[51] Оконешников Е.И. Там же. С. 64.

[52] Э.К.Пекарский. Словарь якутского языка. Предисловие. Т. 1. С. LXXV, LXXVI, LXXVII.

[53] Э.К.Пекарский. Словарь якутского языка. Предисловие. Т. 1. С. XLI.

[54] ОГУ ГАИО. Ф. 293. Оп. 1. Д. 475(оц.). Л. 24 об.

[55] Мегино-Кангаласский улус. Якутск, 2001 // Г.В.Попов. Первые интеллигенты. С. 80.

[56] Е.И. Оконешников. Э.К. Пекарский как лексикограф. Новосибирск, 1982. с. 28.

[57] Там же, с. 28.

[58] Э.К.Пекарский. К 100-летию со дня рождения. Якутск, 1958 // А.А.Попов. О жизни и деятельности Э.К.Пекарского. С. 6.

[59] Э.К.Пекарский. К 100-летию со дня рождения. Якутск, 1958 // Л.Н.Харитонов. "Словарь якутского языка” Э.К.Пекарского и его значение. С. 13.

[60]Архив РГО. там же. л. 1.
Category: Саха | Views: 1653 | Added by: uhhan1
Total comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]
Сонуннар күннэринэн
«  Муус устар 2013  »
БнОпСэЧпБтСбБс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Көрдөө (поиск)
Атын сирдэр
Ааҕыылар

Баар бары (online): 6
Ыалдьыттар (гостей): 6
Кыттааччылар (пользователей): 0
Copyright Uhhan © 2019